×
Сюжеты

«Открытые социальные протесты маловероятны»

Этот материал вышел в № 57 от 30 июля 2007 г
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Городу Тольятти последние года два не везет. По всей видимости, невезение это связано с тем, что город слишком уж привлекает внимание тех, кто управляет страной. Возможно потому, что экономика у города странная: не на нефти зиждется, а на...

Городу Тольятти последние года два не везет. По всей видимости, невезение это связано с тем, что город слишком уж привлекает внимание тех, кто управляет страной. Возможно потому, что экономика у города странная: не на нефти зиждется, а на настоящих производствах — АвтоВАЗе и предприятиях химической отрасли. Вот эти предприятия город и стал терять. Но по закону сохранения энергии, если в одном месте убыло, то в другом должно прибыть. Прибывало в основном в кругах, приближенных к властным структурам. Сначала на АвтоВАЗ высадился московский десант из «Рособоронэкспорта», потом «СИБУРу» отошел «Тольяттикаучук» — один из крупнейших производителей синтетического каучука в России, стало лихорадить и «Тольяттиазот».

Вместе с заводами город стал терять и голову: мэру Тольятти Николаю Уткину работники прокуратуры сказали, что он украл землю у «России» (не путать со страной: СХЗАО «Россия» — совхоз, на землях которого уже не первый год стоят несколько кварталов города). Конфликт с «Россией» не обошелся Уткину даром: едва только Верховный суд РФ признал, что мэра преследовали незаконно, как тут же выяснилось, что Уткин еще и взятку получал в 150 миллионов рублей. После этого стали говорить о рейдерском захвате города. В конечном итоге Тольятти все равно остался без главы: 11 июля суд принял решение о временном отстранении Уткина от должности. В городе сейчас нет легитимного исполняющего обязанности — подобная ситуация просто не предусмотрена в уставе. Вдобавок к прочим бедам думать в Тольятти тоже стало некому — депутаты-оппозиционеры городской Думы, устав бороться с единоросским большинством, просто перестали являться на заседания, лишая их кворума.

В результате полного паралича управленческих институтов (губернатор почему-то не захотел вмешиваться в дела второго города губернии) в Тольятти остался единственный представитель власти — народ. И этот народ стал подозревать, что его попросту кидают. За два года на ВАЗе ничего не изменилось, кроме зарплат топ-менеджеров, которые каждую неделю прилетают на завод из Москвы в командировку. В ходе предвыборной кампании в Самарскую губернскую Думу «Единая Россия» обещала повысить зарплату до 25 тысяч рублей. Вместо повышения на заводе появились слухи о грядущем сокращении не то 5, не то 55 тысяч рабочих. После чего рабочие нескольких цехов сборочно-кузовного предприятия (т.е. главного конвейера) передали президенту группы АвтоВАЗ господину Артякову требование о повышении зарплаты до тех самых обещанных 25 тысяч. И сказали, что в противном случае 1 августа остановят конвейер. Начальник цеха передал рабочим ответ свыше: все в отпуске, вопросы решать некому.

Начинают готовиться к забастовке и на «Тольяттикаучуке». А инициировало ее социсследование, проведенное на предприятии. В своих выводах социологи указали, что присутствуют наиболее опасные признаки «революционной» ситуации: «Работники хотят лучше жить, готовы ради этого больше трудиться, но в рамках предприятия не имеют для этого возможностей». Обсудив материалы исследования, руководство решило их засекретить. Однако в июне журналистам тольяттинской газеты «Хронограф» все же удалось их заполучить. В исследовании сказано: «Если описывать ситуацию в терминах психодиагностики, то ее характеризует понятие «депрессия»… Для работников предприятия ядром депрессивных переживаний является низкая зарплата. Это та боль, через которую преломляется восприятие жизни».

Второй наи­более болезненной темой обозначена неуверенность в перспективах работы предприятия: «Рабочие всех подразделений с тревогой отмечали, что «СИБУР» как фактический владелец предприятия практически ничего не вкладывает в поддержание основных фондов завода. Боль­шинством опрошенных это рассмат­ривалось как факт отсутствия долго­срочных планов в отношении завода», — указано в исследовании. Там также сказано, что базовыми ценно­стями сотрудников «Тольяттикаучука» являются трудовой коллектив и предприятие. То есть рабочие переживают о перспективах родного предприятия не меньше, чем о раз­мере собственной зарплаты. Но при этом опыт сибуровских ротаций руководства создал в сознании рабочих устойчивое убеждение в том, что назначаемые на один год директора — чужие для завода люди.

«Гендиректора у нас на один год», «Не думают о будущем», «Не свои. Все соки — в Москву»… «Своих директоров нет», «Свой бы так не поступил», «Один карман набил, теперь другой. Когда же они наедятся?». «Пришли чужие, живут без семей…». Это далеко не полный перечень реплик рабочих, которые удалось услышать социологам в ответ на вопрос о руководстве и хозяевах.

Для разрешения всех обозначен­ных проблем исследователи дали простые рекомендации: необходимо увеличить уровень зарплат и раз­работать понятную политику их формирования, предоставить информацию о гарантиях будущего для завода. Однако вместо этого руководст­во «СИБУРа» предпочло обратить внимание на менее значимые рекомендации. Например, на то, чтобы рабочие получали инфор­мацию о своем производстве не из сторонних городских СМИ, а из корпоративной газеты «Тольяттинский каучук». Для этих целей была отдана команда: изменить макет газеты и увеличить ее бюджет.

— Рекомендации со стороны социологов — это одно, но нужно рассматривать еще и экономические возможности. Своими исследованиями мы изучаем суть проблемы, фиксируем ее, а решать ее будем уже по мере возможностей, — считает руководитель исследований Татьяна Дрейлинг.

В исследовании изложено несколько моментов, способных удержать рабочих от забастовки: «Большинство полагают, что от них в про­изводственной деятельности мало что зависит. Такие работники, как правило, не способны к активным действиям». Еще одним серьезным препятствием для забастовки назва­на «неуверенность в перспективах завода: работники могут решить, что «СИБУР» расценит ее как возможный аргумент для закрытия завода. Ра­ботники не имеют гарантий своего трудоустройства в случае увольнения или закрытия завода». И главное: «Для проведения организованных протестных действий необходима авторитетная организующая сила. Такой силы на заводе нет. Поэтому открытые социальные протесты на предприятии маловероятны».

Между тем события на «Тольяттикаучуке» начали развиваться по иному сценарию. В конце февраля на предприятии по примеру ВАЗа появилась первичная ячейка независимого альтернативного профсоюза «Наше дело». Первым шагом стало коллективное письмо рабочих «Тольяттикаучука», отправленное в апреле на имя президента Владимира Путина и лидеров политических партий «Единая Россия», «Справедливая Россия» и Союз правых сил. Под обращением, в котором говорилось о крайне пренебрежительном отношении руководства к вопросам социальной защиты работников предприятия, подписались более 1500 человек. Администрация пре­зидента поручила губернатору Самарской области Константину Титову разобраться и принять меры. Пока никаких действий со стороны Титова на предприятии не увидели.

— Мне известно о том, что рабочие «Тольяттикаучука» сумели обратить внимание администрации президента страны на свои проблемы, — сказал председатель альтернативного профсоюза «Единство» на ВАЗе Петр Золотарев. — Плюс к этому привлеченные профсоюзом «Наше дело» юристы через суд помогли шестерым рабочим «Тольяттикаучука» добиться возмещения непроиндексированной с января этого года заработной платы. Сумма причитающейся выплаты составила около 20 тысяч рублей на человека.

В то время как президент России Владимир Путин заявляет о необходимости скорейшего перехода российской промышленности на более глубокую переработку нефтегазового сырья, топ-менеджеры соответствующего этому профилю госпредприятия создают предпосылки для того, чтобы на рабочих можно было бы воздействовать угрозами по закрытию предприятия.

«Работники осведомлены о том, что владельцем корпорации является госкомпания «Газпром». И многие склонны рассматривать особенности отношения компании к работникам как проявление более общих тенденций отношения государства к своим гражданам»,— сказано в выводах исследования.

— Государство свою политику озвучило. В данном случае топ-менеджеры подконтрольных государству компаний ВАЗа и «СИБУРа», по сути, дискредитируют заявленную президентом политику на укрепление социальной ответственности бизнеса по отношению к рабочим, — подводит итог Петр Золотарев.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera