Сюжеты

Конкистадор из Минска

Приехать в СССР ему разрешил Ворошилов

Этот материал вышел в № 81 от 30 Октября 2008 г
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Больше полувека в Минске живет человек со странной для этих мест фамилией Кортес. Впрочем, белорусы к этой фамилии привыкли и считают ее своей. Народный артист Беларуси композитор Сергей Кортес тоже считает Беларусь своей страной. Именно...

Больше полувека в Минске живет человек со странной для этих мест фамилией Кортес. Впрочем, белорусы к этой фамилии привыкли и считают ее своей. Народный артист Беларуси композитор Сергей Кортес тоже считает Беларусь своей страной. Именно здесь он встретил свою жену, здесь родились его дети, здесь он писал свои концерты, оперы, балет, которые, кроме Минска, исполнялись и ставились в Москве, Гаване, Кишиневе, Каунасе, Якутске, Ярославле, в швейцарском Солотурне... В апреле следующего года он ждет премьеры в Московском камерном оперном театре двух своих одноактных опер «Юбилей» и «Медведь» по пьесам Чехова.

Иногда Сергей Кортес называет себя космополитом. Если бы он оказался в СССР не в 1955 году, а раньше, то его, возможно, назвали бы так и другие. Он не любит рассуждать, повезло ему или не повезло, и как могла бы сложиться жизнь, останься он в Аргентине. Композиторы, как историки, не любят сослагательного наклонения. Белорусский композитор Кортес – не исключение.

Офицер Семеновского полка Павел Шостаковский с женой и дочерью Людмилой бежал от большевиков в двадцать первом по льду Финского залива. Как все, кто успел сбежать, они долго искали место на земле, где можно будет жить дальше без страха. И нашли его в Аргентине. Шостаковский стал представителем «Фиата» в Буэнос-Айресе, но в тридцатые годы ему, болеющему грудной жабой (кажется, сейчас это называется стенокардией), врач посоветовал переехать в Чили – там, оказывается, климат лучше, чем в Аргентине. В Чили дочь Людмила влюбилась в красавца Альберто Кортеса, вышла за него замуж и родила четверых детей. Четвертым был Сергей. Он родился в тридцать пятом.

Людмила Кортес с детьми и родителями сбежала от мужа в Аргентину, когда Сергею было полтора года. Он не знает, что произошло, и не хочет знать подробностей. Дед Павел сменил профессию и стал журналистом. А когда началась Вторая Мировая война и Аргентина поддержала Гитлера, Шостаковский работал на антифашистском «вражеском голосе». Аргентинцы ловили на уругвайских радиоволнах его рассказы о том, что происходит на фронтах.

«Вражеские голоса» через тридцать пять лет помогут Альберто Кортесу узнать, что его дети в Советском Союзе. После разрыва Людмила и Альберто не общались, и об отъезде в СССР она ему не сообщала, но в конце семидесятых, когда в пиночетовском Чили узнать новости можно было только с помощью чужих радиоволн, Альберто иногда слушал «Голос Москвы». По «Голосу Москвы» он услышал, что в Большом театре состоялась премьера белорусской оперы «Джордано Бруно» композитора Сергея Кортеса…

В 1948 году Павел Шостаковский подал в советское консульство заявление о возвращении. Не только с женой, но и с дочерью, и с внуками. После войны многие эмигранты хотели вернуться в Россию – их мучило чувство вины за то, что ничем не смогли помочь родине. Казалось, что вернуться, пусть даже в чужую сталинскую Россию – это выход. Искупление.

Им повезло: заявление пролежало в ящике стола советского консула в Буэнос-Айресе пять лет. До смерти Сталина. И только в 1955 году русско-чилийско-аргентинская семья получила официальное уведомление с подписью Ворошилова о том, что им разрешено вернуться в СССР – только не в Москву и не в Ленинград. Павел Шостаковский объявил, что семья готова ехать туда, куда их пошлет советская власть. Они были счастливы: в Аргентине правил диктатор Перон, а в СССР десятки тысяч арестантов возвращались из лагерей после смерти Сталина. Казалось, что там уже все закончилось. Советская власть отправила всех в Минск.

Сергей Кортес к тому времени стал пианистом. В семнадцать лет он исполнил фортепианный концерт Моцарта с симфоническим оркестром аргентинского радио. В Минске он поступил в консерваторию на отделение композиции. А на двадцать шестой день жизни в Советском Союзе познакомился с будущей женой Ольгой. (Много лет спустя Ольга Кортес любила вспоминать, как приходила в семью Шостаковских-Кортесов в качестве невесты Сергея, и однажды Павел Петрович пожаловался, как не хватает ему здесь Шекспира, которого так хочется перечитать, и Ольга притащила ему из дома собрание сочинений. Павел Шостаковский улыбнулся: «Деточка, ну кто же классику в переводах читает…»).

Кортес писал музыку к фильмам и спектаклям, инструментальные и вокальные произведения. Но «важнейшим из искусств» для него всегда была опера. Потому что опера – это возможность соединить все: музыку, поэзию, драму, вокал, режиссуру, актерство. Свою первую оперу он написал в конце семидесятых.

Латинская Америка и Россия похожи способностью рождать революционеров и героев. Русско-аргентинские корни белорусского композитора Кортеса прорастали в желание писать музыку о героях. Его первая опера называлась «Джордано Бруно». В двух действиях – восемь лет тюрьмы и казнь. Не знаю, почему ее тогда допустили к постановке. Впрочем, идеологи быстро одумались.

«Джордано Бруно» привезли в Москву, в Большой театр. Оперу прекрасно приняли и зрители, и критики. После спектакля к Кортесу подошел мрачный завотделом культуры ЦК КПСС Василий Шауро и спросил: «Интересно, в каком партизанском отряде вы нашли Джордано Бруно?». «В каждом», - ответил композитор.

А потом, уже в Минске, на спектакль пришел тогдашний завотделом культуры ЦК КПБ Иван Антонович. После он долго обнимал Кортеса и поздравлял с блистательным произведением. Это был последний спектакль «Джордано Бруно». После посещения театра Антоновичем оперу сняли с репертуара без объяснений.

В начале восьмидесятых Сергей Кортес написал оперу по пьесе Брехта «Мамаша Кураж и ее дети». Опера получилась жесткой, рваной, пронзительной – как брехтовские зонги, ставшие ариями. Белорусский композитор Кортес не знал, что первые слова хора – «война удачей переменной сто лет продержится вполне, хоть человек обыкновенный не видит радости в войне» - во время афганской войны будут звучать слишком вызывающе, будь они хоть трижды брехтовскими. Все тот же Иван Антонович позвонил в Белорусский театр оперы и балета и сообщил, что ЦК не рекомендует ставить «Мамашу Кураж».

Ее все-таки поставили тогда – в Литве и Молдавии. Потом был «Визит дамы» по пьесе Фридриха Дюрренматта, а после «Визита» - «Юбилей» и «Медведь», которые готовятся к премьере в театре Бориса Покровского.

Сергей Кортес не жалеет о том, что приехал в СССР и стал белорусским композитором. А о чем, собственно, жалеть? О любимой Ольге, с которой прожил сорок шесть лет – до самой ее смерти? О сыновьях Дмитрии и Сергее – пианисте и флейтисте? О театрах, для чьих спектаклей писал? О «Беларусьфильме»? О будущих премьерах? О семинарах Союза композиторов в Рузе и Сортавале?

Пожалуй, единственное, о чем сожалеет Кортес, - это о потерянных связях с коллегами. Например, с грузинским композитором Нателой Сванидзе, с которой познакомился в шестидесятые на семинаре Союза композиторов в Иваново. Их объединил профессор Московской консерватории Юрий Фортунатов. А потом они жили в соседних номерах композиторского пансионата, и у Кортеса никак не получался фортепианный концерт, и он всю ночь не мог сосредоточиться, потому что за стеной в это время Натела Сванидзе писала марш. Он сожалеет, что их встречи прекратились, и очень хотел бы подарить Нателе диск со своей музыкой и пригласить на премьеру «Юбилея». И еще ему жаль мамашу Кураж, что так и везет свой фургон сквозь все войны мира.

Ирина Халип

 



Я живу в Минске с 2005 года. В Казахстане занимался развитием международного бизнеса в странах СНГ. Когда мне предложили возглавить банк группы БТА в Беларуси, я согласился и сегодня могу сказать, что Беларусь для меня – второй дом. Эта страна и все что с ней связанно – интересный и важный период в моей жизни.

Беларусь очень перспективная с точки зрения бизнеса страна. В нашем быстро развивающемся банке молодой, амбициозный коллектив, которому я доверяю.

Белорусы добродушные и открытые люди, в которых меня более всего привлекает человечность. Здесь абсолютно комфортно. У меня много друзей, с которыми я работаю, отдыхаю, общаюсь. Этот край меня принял, дал возможность реализоваться, и за это я буду всегда благодарен.

Султан Маренов,
Председатель правления БТА Банка (Беларусь)

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera