×
Расследования

Расстрельная осень

От таких сводок из Чечни все уже отвыкли

Этот материал вышел в № 93 от 15 Декабря 2008 г
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталья ЭстемироваНовая газета

 

Конец осени в Чечне выдался на редкость кровавым. В ночь на 23 ноября в селе Садовое Грозненского района была взорвана автомашина «Нива», погибли четыре человека. В их числе — заместитель командира полка вневедомственной охраны...

Конец осени в Чечне выдался на редкость кровавым.

В ночь на 23 ноября в селе Садовое Грозненского района была взорвана автомашина «Нива», погибли четыре человека. В их числе — заместитель командира полка вневедомственной охраны нефтегазового комплекса Леча Талхадов и советник муфтия Чечни Магомед-Шерип Дадаев.

27 ноября в республике были обнаружены восемь трупов женщин. Почерк убийств — совершенно идентичный: автоматная очередь и контрольный выстрел в голову.

28 ноября на окраине Грозного были застрелены двое парней из станицы Первомайской, третьему — Ильясу Абдурахманову — удалось бежать. 29 ноября он добровольно пришел в Территориальный отдел милиции (ТОМ) Грозненского района и домой уже не вернулся. О его судьбе до сих пор ничего не известно.

30 ноября похищены четыре брата Илаевых, трое из них были убиты, один (школьник) вернулся домой со следами пыток.

Официальные версии, выдвинутые чеченской властью и следствием, оказались предсказуемыми.

Убийство замкомандира нефтеполка Талхадова — теракт.

Убийство братьев Илаевых и парней из Первомайской — спецоперация по уничтожению ваххабитов.

Серийный расстрел женщин — месть родственников за проституцию.

Теракт

Заместитель командира нефтеполка Леча Талхадов был известным и уважаемым в Чечне милиционером. Службу начал еще при советской власти. Во времена Рамзана Кадырова боролся с беспределом кадыровцев, пытался навести порядок в нефтеполке и освобождал похищенных своими же собственными подчиненными людей, если это было в его силах.

Поздно вечером 22 ноября возле дома Талхадовых в селе Садовое Грозненского района была обстреляна машина «Нива», принадлежащая Талхадовым. На звуки выстрелов сбежались соседи, вышли из дома сам Леча и его племянник Зейнди. И в этот момент прозвучал мощный взрыв — рядом с «Нивой» был заложен фугас. Леча погиб.

Официальное информагентство Чеченской Республики «Грозинформ» сравнило этот теракт с громким подрывом УАЗа в селе Знаменское в 2005-м. Действительно, прослеживается одна и та же схема. Вот только информагентство не обмолвилось, что теракт в Знаменском устроили вовсе не боевики, а киллеры отряда «Горец», возглавляемые подполковником ФСБ Мовлади Байсаровым. Преступление было направлено против сотрудников Знаменского РОВД и ФСБ, которые конкурировали с байсаровцами за нелегальную нефтедобычу.

Вот и в случае с Лечей Талхадовым высветились следы бывших бойцов отряда «Горец». Причем по тому же принципу, что и в Знаменском.

Тогда, чтобы скрыть участие киллеров «Горца» в подрыве уазика, были найдены стрелочники из числа местных чабанов. Под пытками выбили из них нужные показания.

В случае с Лечей Талхадовым охоту на его убийц возглавил начальник Территориального отдела милиции Хусейн Магомадов, известный всей республике своим позывным «Иран». Магомадов — боец отряда «Горец», перешедший на сторону Кадырова во время конфликта последнего с Мовлади Байсаровым. После убийства Байсарова Иран сохранил и оружие, и хорошее место, и милость Рамзана.

На данный момент Иран засветился в двух спецоперациях по поиску и уничтожению лиц, якобы причастных к убийству Лечи Талхадова. С одной стороны, активность Ирана понятна — есть оперативная информация, что командир нефтеполка Шарип Демельханов обещал за убийц Талхадова крупное вознаграждение (5 миллионов рублей).

С другой стороны, удивляет, что потенциальных убийц Талхадова Иран и его сотрудники даже не попытались сохранить живыми и отдать под суд. Наоборот, всех уничтожили.

Операция «Вербовщик»

В конце ноября в селе Радужном Грозненского района начал действовать вербовщик Лом-Али Арсанукаев. Есть оперативные данные, позволяющие говорить о связи Арсанукаева с начальником ТОМ Грозненского района Ираном и его родственником Рамзаном Грозным.

Арсанукаеву удалось завербовать «в боевики» двух жителей села Радужное — молодых парней Ильяса Абдурахманова и Ибрагима Пайзулаева, а также жителя поселка Долинский Анзора Салгириева. Уход в лес был назначен на 28 ноября. Молодые люди по команде Арсанукаева приехали в Грозный. Арсанукаев посадил их в свою машину и отвез на окраину города. Потом он вышел из машины, приказав парням ждать.

Несостоявшиеся боевики ждали Арсанукаева очень долго и наконец решили вернуться домой. Но на ближайшем милицейском посту около села Пролетарское по машине был открыт огонь. Анзор Салгириев и Ибрагим Пайзулаев погибли, Ильясу Абдурахманову удалось бежать. Он пришел домой. А утром, поддавшись уговорам матери, пошел с повинной к начальнику ТОМ Грозненского района Ирану. Иран заявил, что должен доставить Ильяса Абдурахманова к командиру нефтеполка Шарипу Демельханову, так как Ильяс подозревается в причастности к убийству Лечи Талхадова. После этого Ильяс исчез. Мать не может добиться никакой информации о его судьбе.

Зато на ленте «Грозинформ» появилось сообщение об «активных членах» бандитского подполья, «оказавших вооруженное сопротивление и уничтоженных ответным огнем во время оперативно-разыскных мероприятий».

«Активные члены» — это Анзор, Ибрагим и сгинувший без вести Ильяс.

Ильясу, кстати, было всего 18 лет. Два года назад умер его отец, и Ильяс, по сути, был кормильцем семьи. У матери Ильяса осталось еще шестеро детей…

Братья Илаевы

30 ноября бойцы Ирана нагрянули в дом Илаевых.

Семья Илаевых только начала вставать на ноги. Совсем недавно они получили компенсацию за разрушенный во время войны дом в Бамуте (при этом, как принято в республике, заплатили 50% отката). Тем не менее смогли купить крошечный домишко в станице Первомайской Грозненского района. Старшие дети Илаевых имели хорошую работу. Зураб служил в том самом нефтеполке, а Ахдан устроился охранником отделения Пенсионного фонда. В семье со дня на день ждали пополнения — должна была родить жена Ахдана Зарема. А у отца семейства Илаевых Датху осуществилась мечта жизни: 28 ноября он отправился в хадж.

Около восьми часов вечера люди в камуфляже и масках ворвались в дом, выволокли Ахдана, потом среднего брата Альви. В машину запихнули и женщин — Залину Илаеву и беременную Зарему. Схватили семнадцатилетнего Имама Илаева.

Доставили в здание Территориального отделения милиции Грозненского района. К Ирану. Залина запомнила кабинет со странным длинным голым столом. Туда завели братьев Илаевых. Женщин — в соседнюю комнату. Они слышали страшные крики, Залина узнала голоса братьев. Зарине стало плохо. Их отпустили домой. Живым вернулся и семнадцатилетний Имам, все тело — сплошной синяк.

Альви и Ахдан не вернулись.

На следующий день в дом Илаевых пришел участковый и сказал, что братьев подозревают в убийстве Лечи Талхадова. 2 октября на сайте «Грозинформ» появилось сообщение: «…при прочесывании местности между населенными пунктами Нагорное и Керла-Юрт в ходе завязавшегося боестолкновения были уничтожены два участника незаконных вооруженных формирований». То есть Альви и Ахдан Илаевы…

3 октября мать вызвали в морг на опознание. Трупы Альви и Ахдана было сложно узнать. Кровоподтеки, страшные раны и простреленные головы.

4 октября Илаевы узнали, что три дня назад был похищен по дороге на службу (в тот самый нефтеполк) четвертый сын — Зураб Илаев. Похищение произошло, судя по всему, с ведома самих командиров Зураба. Тело нашли только 8 декабря на свалке в 200 метрах от базы подразделения кадыровцев «Север». Зураб был избит и задушен.

Женщины

Единовременные и показательные убийства восьми женщин вызвали резонанс не только в Чечне, но и в России. И даже в мире. Иностранные журналисты обрывали телефоны чеченских правозащитников и журналистов, писали: так родственники наказали чеченок за аморальное по местным меркам поведение.

Эту абсурдную версию поддержало и руководство Чечни. Рамзан Кадыров высказался витиевато: мол, аморалка — не повод для убийства.

Сам Кадыров чуть ли не в каждом публичном выступлении обвиняет современных чеченок в разврате, в легкомыслии, в «западной» испорченности. Призывает вернуться к традиционным мусульманским ценностям. И дело не ограничивается только призывами!

Послушать окружение Кадырова, так получается, что все молодые чеченцы — потенциальные ваххабиты (или «шайтаны»), все молодые чеченки — вот-вот уйдут в проститутки. Чаще всего об этом беспокоятся самые известные в недавнем прошлом боевики и развратники.

А  лицемерие, как всегда, лезет наружу. И уже сейчас оперативная информация подтверждает это правило. В результате сексуальных оргий заразился ВИЧ-инфекцией один из кадыровских командиров. Он заразил также и двух своих жен. В подобной ситуации инфицированный составляет для врачей список своих половых партнеров. Видимо, и тут был составлен список. Только в Чечне он оказался еще и расстрельным. Серийные убийства из мести — единственная на сегодня реальная версия гибели женщин. Только родственники тут ни при чем.

Действительно, по крайней мере, пять из убитых женщин могут считаться «дамами легкого поведения». Среди них особенный интерес вызывает дагестанка Петимат Магомедова, зарегистрированная по месту жительства в Кизляре.

Точно установлено, что Магомедова давно жила в Грозном и что в свое время у нее были тесные связи с Мовлади Байсаровым и, соответственно, с боевиками отряда «Горец». По словам оперативников, именно через Магомедову сотрудниками чеченского УБОПа был раскрыт целый ряд преступлений. В том числе и совершенных непосредственно байсаровцами. По оперативным данным, до последнего времени Петимат Магомедова поставляла девушек на подпольный сексуальный рынок Чечни. В частности, тот самый Иран, который долгое время был сотрудником отряда «Горец», не мог не знать Петимат Магомедову.

Решиться ли следствие связывать убийства женщин с окружением Кадырова?

До сих пор дела об убитых женщинах даже не объединены в одно производство, версия о «мстительных родственниках» не опровергнута. А тем временем люди, близкие к президенту Чечни, цинично говорят о возможном «продолжении»: расстрельный список, оказывается, очень длинный…

Вся эта ситуация представляет физическую угрозу для чеченских женщин. В число «жертв 27 ноября» уже совершенно случайно попали Мадина и Кубан Эльсаевы. Мадина и Кубан были обыкновенными добропорядочными чеченками. У каждой остались дети и родственники. Похороны и поминки Мадины и Кубан проходили публично. Хоронили их мужья.

Женщин с запятнанной репутацией в Чечне обычно хоронят очень тихо.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera