Расследования

Война за чеченскую нефть

Продолжение исследования «Новой»

Этот материал вышел в № 10 от 2 Февраля 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья ПыльноваДмитрий Шкрылев«Новая газета»

 

«Тысячи жизней уже отданы за то, чтобы у скважин и трубы всего лишь сменились хозяева. И многим еще предстоит их отдать в борьбе за дело нефтяной революции в Чечне. Цена вопроса — миллионы долларов» — так в книге «Вторая чеченская» писала...

«Тысячи жизней уже отданы за то, чтобы у скважин и трубы всего лишь сменились хозяева. И многим еще предстоит их отдать в борьбе за дело нефтяной революции в Чечне. Цена вопроса — миллионы долларов» — так в книге «Вторая чеченская» писала Анна Политковская.

О раскладе сил в нефтегазовом секторе Юга России и его влиятельных владельцах — это исследование «Новой».

Краткое содержание предыдущей серии: (№ 9 от 30 января)

— Диспозиция сил, основные активы и игроки.
— 1-й этап передела, 2001—2004-й годы: криминальная война за черноморские порты и скважины; чеченский участок трубопровода; нефть и полевые командиры.
До 2004 года за контроль над добычей, транспортировкой и экспортом чеченской нефти сражения вели структуры, представляющие интересы то отца и сына Кадыровых, то Хож-Ахмеда Нухаева, то «Роснефти». В эпицентре передела оказались активы «Грознефтегаза», «Чеченнефтехимпрома», маршрут транспортировки Чечня — Тихорецк — Туапсе и Туапсинский НПЗ. Нефть добывалась как легально, так и нелегально.

Основные действующие лица

НК «Роснефть» (75% акций — госпакет, 25% — частные инвесторы) — совет директоров возглавляет Игорь Сечин, вице-премьер Правительства РФ по ТЭКу.

Рамзан Кадыров — президент Чечни, глава совета директоров «Грознефтегаза», «дочерней» структуры «Роснефти».

Ваха Агаев — основатель холдинга «Югнефтепродукт», до 2006 года был аффилирован с «Туапсенефтепродуктом» и Туапсинским НПЗ, основными в тот период пунктами перевалки чеченской нефти на экспорт.

«НИТЭК» — российская холдинговая группа с головной компанией на Антильских островах. Ее офшорные фирмы до 2005 года входили в Туапсинский НПЗ.

Николай Буханцов — экс-чиновник Минэнерго, бизнесмен, причастный к созданию ЗАО «НафтаТранс» — одного из нынешних основных грузоотправителей чеченской нефти на экспорт.

Братья Магомадовы. Юнус и Юсуп Магомадовы в 2003—2004 годах служили в составе полка МВД по охране нефтепроводов, Абдул-Хамид Магомадов — экс-глава дирекции имущественных отношений Минтопэнерго Чечни и нынешний министр экономразвития республики, Адлан Магомадов — экс-полпред Чечни в Москве, а в последние четыре года руководитель ООО «Импэкспродукт», основного нефтетрейдера холдинга «Русснефть».

«Русснефть» — крупный частный холдинг, основанный предпринимателем Михаилом Гуцериевым. После объявления Гуцериева в розыск и.о. главы холдинга стал бывший замминистра энергетики РФ Олег Гордеев.

Михаил Некрич — известный в сфере слияний и поглощений бизнесмен, до 2005 года аффилирован с Туапсинским НПЗ до консолидации «Роснефти».

Хож-Ахмед Нухаев — в розыске Интерпола с 2001 года по категории «Транснациональная организованная преступность», до сих пор через своих людей руководит бизнесом, связанным с чеченской и российской нефтью.

Петр Суслов — бывший офицер спецназа внешней разведки, профессиональная деятельность которого в разное время пересекалась и с Игорем Сечиным, и с Хож-Ахмедом Нухаевым.

Этап 2: середина 2004-го — осень 2006 года

Перемена экспортного маршрута чеченской нефти и консолидация активов «Роснефти» изменили расклад и правила игры.

С декабря 2004 года чеченская нефть потекла из Грозного через Тихорецк не на юг — в Туапсе (как раньше), а севернее — в станицу Кавказская Краснодарского края. Причем от Тихорецка — уже не по трубе «Транснефти», а по железной дороге — в трубопровод нового собственника КТК, соединяющий месторождение казахской нефти Тенгиз с отгрузочным терминалом в Южной Озереевке, под Новороссийском.

Компания КТК — межгосударственный консорциум, в который входят государства Россия и Казахстан, а также несколько крупных нефтяных компаний, среди которых и «Роснефть». Квоты на прокачку нефти в КТК определяются количеством акций в консорциуме. Таким образом, новый маршрут, изменив географию интересов, не только автоматически вытеснял с прежних «нефтеносных» точек часть игроков, но еще и позволял «Роснефти» действовать в вопросах экспорта чеченской нефти без согласования с «Транснефтью».

Новый маршрут экспорта чеченской нефти стал возможен благодаря появлению на поле боя ЗАО «НафтаТранс», у истоков создания которого стояли чиновники Министерства энергетики РФ (в частности, все тот же бывший советник министра Николай Буханцов). Именно этой компании было разрешено в 2004 году построить в станице Кавказская рядом с узлом КТК специальную железнодорожную нефтеналивную эстакаду, которая и позволила перевозить чеченскую нефть от Тихорецка до КТК цистернами и заливать ее в новый трубо-провод. В итоге ЗАО «НафтаТранс» стало эксклюзивным оператором-грузоотправителем не только чеченской, но и всей российской нефти по КТК к терминалу в Южной Озереевке.

Тем временем в КТК заметно усиливается влияние и самой «Роснефти». Несмотря на то что у российского государства, владеющего 24 процентами в КТК, есть своя квота, у «Роснефти» она тоже есть, причем отдельная, что позволило ей не согласовывать с правительством объемы экспорта чеченской нефти.

Запуск альтернативного маршрута экспорта чеченской нефти через трубопровод КТК совпал с наращиванием «Роснефтью» нефтяных активов во многих регионах, включая Туапсе. Одним из первых пакетов акций, попавших в распоряжение госкорпорации, стали активы Туапсинского НПЗ, принадлежавшие компании Nitek Oil Co. Ltd.*, — он был тихо продан «Роснефти» (хотя ранее все попытки заполучить долю этой офшорки заканчивались ничем). Это произошло вскоре после назначения Игоря Сечина председателем совета директоров «Роснефти».

К лету 2006 года из Туапсинского НПЗ и «Туапсенефтепродукта» были выведены активы других прежних участников, и предприятия полностью слились с «Роснефтью». Уводят свои активы и «Нитэк», и Ваха Агаев, который становится партнером Михаила Гуцериева — единственного игрока на южном нефтяном рынке, решившего противостоять «Роснефти». Краснодарский НПЗ, принадлежавший Агаеву, очень хотела заполучить «Роснефть», но он стал частью гуцериевского холдинга «Русснефть». В результате сделки сын Агаева стал председателем совета директоров Краснодарского НПЗ, а впоследствии вошел в управление еще одной «дочки» «Русснефти».

Но, несмотря на мелкие неудачи в нефтяной войне, в результате изменения маршрута экспорта нефти и проведенной «Роснефтью» программы консолидации активов основная прибыль от экспорта чеченской нефти все же потекла в другие карманы. До 2004 года формальные «дочки» «Роснефти» рулили как хотели, а с приходом на должность председателя совета директоров Игоря Сечина «дочки» стали возвращаться в «семью» — по любви или по принуждению.

Естественно, «Роснефти» хотелось полной победы на всех направлениях. Но внутри Чечни по причине несговорчивости руководства республики у «Роснефти» стали возникать проблемы: по аналогии с другими регионами, в которых «Роснефть» не учла местные традиции управления нефтяными активами (подобную стратегию отжима региональных элит «Роснефть» попыталась осуществить и в другой республике — Кабардино-Балкарии).

Нынешний глава Чечни Рамзан Кадыров продолжил дело своего отца — борьбу за республиканскую нефть, правда, пока до сих пор так и не получил права рулить нефтегазовым сектором. Этот вопрос сразу после инагурации в мае 2004 года хотел лично поднять на встрече с бывшим президентом Путиным и бывший президент Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров — не успел, был взорван при загадочных до сих пор обстоятельствах в том же мае 2004 года. Но и при Рамзане Кадырове правительство и парламент Чечни вновь и вновь выступают с требованиями, чтобы доходы от экспорта чеченской нефти в полном объеме оставались в республике.

Примечательна в этой связи история бывшего гендиректора «Чеченнефтехимпрома» Умара Абуева, о котором Анна Политковская писала, что, несмотря на формальное присутствие на посту главы этого предприятия, ему так и не довелось проработать там ни дня. В августе 2006 года Абуев был арестован сотрудниками ОРБ МВД за пределами республики по делу о пропавших в ходе обеих чеченских войн гособлигациях на закупку нефтяного оборудования. Его обвинили в передаче свыше миллиона долларов некой странной фирме-«однодневке», зарегистрированной по соседству с клубом ФСБ России на Лубянке.

В итоге спецслужбы отчитались о поимке похитителя «валютных средств в особо крупных размерах», а «Роснефти» на год достался интересный актив с небольшой юридической ответственностью. Кстати, в этот период времени — вторая половина 2006 года — еще не было до конца понятно: назначат ли Рамзана Кадырова президентом Чечни.

Кадырова назначили. И новый генеральный директор «Чеченнефнефтехимпрома» появился в конце 2007 года в результате сложной системы договоренностей. Им стал человек из ближайшего окружения Рамзана Кадырова — сотрудник его администрации, ведающий вопросами безопасности, Хож-Бауди Альвиев. По официальным данным Росимущества, эта компания при общей стоимости активов свыше 500 млн евро является полностью убыточным предприятием. С многомиллионными долгами. Это можно объяснить только тем, что сложившаяся многолетняя практика эксплуатации нефтекомплекса Чечни такова: «Чеченнефтехимпром» — де-юре владелец всей нефтяной инфраструктуры республики — фактически пользоваться ничем не может, выступая лишь формальным арендодателем «Роснефти».

Однако ситуация в любой момент может перемениться, и потому даже на пока формальные «пустышки» расставляются партнеры и родственники руководителя Чечни. Кроме того, что он сам является председателем совета директоров «Грознефтегаза», директором этого предприятия СМИ называли родственника президента республики. Однофамильцы близких родственников экс-менеджеров «Грознефтегаза» и членов правительства ЧР числятся также учредителями созданной в ноябре 2006 года в Грозном компании ООО «Ахмат-Хаджи», имеющей филиал в Москве и, как оказалось, занимающейся транспортировкой нефти по трубопроводам республики наряду с «Чеченнефтехимпромом» и «Грознефтегазом». То есть какую-то часть прибыли (в качестве отступного) республике все же оставили. Что получает с этого республика — вопрос риторический.

Связи с давними партнерами позволяют оставаться на плаву и проектам Хож-Ахмеда Нухаева, несмотря на международный розыск и обвинения в заказных убийствах. Примером такого долгосрочного и надежного сотрудничества может служить действующая в Чечне с 2005 года еще одна нефтетранспортная компания — «Транс-Мобил», которая также задействована в эксплуатации чеченского участка трубы. Эта фирма была учреждена в Грозном родственниками друга Нухаева, проживающего ныне за границей (редакция располагает именами и фамилиями). Ближайшим аффилированным партнером этой компании является австралийская компания Universal Pty, занимающаяся экспортом, добычей нефти и имеющая представительства в Москве и Краснодарском крае. В совладельцах «Транс-Мобила», кстати, числится и некто Мирко Шишович. «Новая» писала ранее об этом французском предпринимателе сербского происхождения, возглавлявшем фирму, через которую проходили деньги от продажи иракских нефтепродуктов в обход санкций ООН.

Если транспортировкой нефти в Чечне занимаются пока только 4 компании, то добывающих средних и мелких фирм с непрозрачной системой управления, несмотря на видимую монополию «Роснефти», действует более сотни (согласно реестру предприятий Чеченской Республики — 104 нефтедобывающие компании). Чем они занимаются и как сосуществуют с «Роснефтью»? Анна Политковская ответила на эти вопросы, когда посчитала, что в Чечне на период второй чеченской 776 реально действующих скважин. А не 248, как сейчас указано на сайте «Роснефти». При этом «нефтеполк» охраняет и вовсе только 51 из них (официальные данные Министерства промышленности и торговли РФ). О том, как еще со времен второй чеченской сбывается неучтенная нефть, «Новая» писала неоднократно.

*Nitek Oil Co. Ltd. — компания аффилированная с группой НИТЭК через управляющих менеджеров.

**Статьи о неучтенной чеченской нефти см. в № 39 от 18.10.1999, № 54 от 31.07.2000, № 18 от 14.03.2002, № 21 от 25.03.2002, № 33 от 12.05.2003 и др.

P.S. Редакция «Новой» готова предоставить возможность для комментария персонам, затронутым в этом исследовании

Продолжение читайте в среду, 4 февраля

Справка «Новой»

«Роснефть»: стратегия консолидации на примере Кабардино-Балкарии

В последних республиканских выборах президента участвовали нынешний глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков и Валерий Карданов, директор «Кабардино-Балкарской топливной компании», местной «дочки» «Роснефти». До 2005 года «Роснефти» в этой компании принадлежало 59,42%, но, судя по всему, более чем 40-процентное присутствие сторонних владельцев при достаточно сильной местной власти не обеспечивало полного контроля. Незадолго до выборов у сторонних акционеров осталось в итоге лишь 10,9%, а Валерий Карданов стал кандидатом в президенты. Но выборы выиграл Арсен Каноков, и впоследствии «отношения между местным нефтяным олигархом Кардановым и президентом республики перешли в стадию почти открытого конфликта», как писали местные СМИ, рассказывая о попытках захвата одного из объектов «Роснефти» в КБР.

В целом стратегия «Роснефти» после 2004 года сводится к процессу возвращения ранее получивших независимость «дочек», которые перестают быть самостоятельными игроками, их активы перетекают в головную структуру, а они сами превращаются фактически в «пустышки».

Справка «Новой»

Компания «НафтаТранс»

Эксклюзивный оператор-грузоотправитель чеченской нефти, добытой компанией «Роснефть», по КТК.

ЗАО «НафтаТранс» было создано в июне 2004 года путем преобразования из ООО «НафтаТранс», учрежденного в феврале 2003 года компанией ОАО «Юниверс-Холдинг». Первым и на тот момент единственным акционером ЗАО «НафтаТранс» стала зарегистрированная в августе 1997 года на Кипре и до сих пор действующая компания Aspera Holding Ltd. Анализ перекрестного владения многочисленными учредителями ОАО «Юниверс-Холдинг» и Aspera Holding Ltd. показал, что одним из основных конечных владельцев этих компаний на момент учреждения ЗАО «НафтаТранс» являлся Николай Петрович Буханцов. Именно ему принадлежало до увода структуры владения в кипрский офшор 100 процентов ЗАО «Юниал-Н», «дочкой» которого было ОАО «Юниверс-Нафта», учредившее ОАО «Юниверс-Холдинг». Николай Буханцов — экс-советник министра энергетики Игоря Юсуфова, бывший член совета директоров «Роснефти» до прихода туда Игоря Сечина.

Сейчас акционерами буханцовского ОАО «Юниверс-Холдинг», в свою очередь, являются все та же Aspera Holding Ltd. совместно с компанией ОАО «Уральская нефть». Однако если с 2003 по 2005 год «Уральская нефть» была подконтрольна ОАО «Юниверс-Нафта» Николая Буханцова, то затем она вошла в состав холдинга ОАО НК «Русснефть», основанного Михаилом Гуцериевым. Примерно в это же время сменился и акционер ЗАО «НафтаТранс» — им теперь стал другой кипрский офшор Glidefern Ltd.

По отчетам блокирующий пакет холдинга «Русснефть» записан на компанию Abacus (Cyprus) Ltd., которая является одновременно учредителем и на тот момент 100-процентным акционером Glidefern Ltd. Иными словами, получается, что следующим, кто после Николая Буханцова стал контролировать ЗАО «НафтаТранс», оказался именно Михаил Гуцериев.

Директором Glidefern Ltd. был и остается специалист по офшорам и связям с российским бизнесом кипрский адвокат Михалис Мушутас. Однако акционерный состав Glidefern Ltd. с 2006 года претерпел некоторые изменения. Доля Abacus (Cyprus) Ltd. была снижена до 50 процентов, и его заменили на новое юрлицо с тем же регистрационным адресом. Другие же 50 процентов были проданы некоему Pico Foundation в Лихтенштейне. Опираясь на регистрационные данные, «Новая газета» выяснила, что эта компания учреждена группой офшорных юристов, базирующихся в Вадуце (Лихтенштейн). Причем их юридическая контора, как выяснилось, проходит в качестве ответчика по судебному иску потерпевших (родственников погибших) в связи с терактом на башнях-близнецах 11 сентября 2001 года в США. В иске поясняется, что эта контора помогала учредить компании, задействованные в организации теракта.

Характерно, что изменения в структуре акционерного состава Glidefern Ltd. совпали по времени с началом того периода, когда Михаил Гуцериев был объявлен в розыск. Учитывая это, логично предположить, что новыми конечными бенефициарами ЗАО «НафтаТранс» стали те, кто поспособствовал уходу из бизнеса Гуцериева, использовав для того российские правоохранительные органы.

С июля 2007 года обязанности прежнего главы «Русснефти» взял на себя Олег Гордеев — бывший замминистра энергетики РФ. Важно, что в 2006 году он был как вице-президентом гуцериевской «Русснефти», так и одновременно с этим в июне 2006-го вошел в совет директоров государственной «Роснефти».

В следующей серии:

— Конец войны: кто теперь главный экспортер чеченской нефти
— Кому достанутся активы Михаила Гуцериева и других игроков
— Зачем появился в Одессе партнер Хож-Ахмеда Нухаева, или Новая фигура в нефтяном бизнесе

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera