Сюжеты

Охотники найдутся. И рыболовы

Бюджетные гранты снова получат те, кто «имеет честь» служить государству?

Этот материал вышел в № 29 от 23 Марта 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Илья КригерНовая газета

 

На днях президент Медведев распорядился выделить 1 миллиард 200 миллионов рублей на поддержку в 2009 году российских некоммерческих организаций (НКО). «Новая» попыталась разобраться, кому достанутся эти деньги. Пяти некоммерческим...

На днях президент Медведев распорядился выделить 1 миллиард 200 миллионов рублей на поддержку в 2009 году российских некоммерческих организаций (НКО). «Новая» попыталась разобраться, кому достанутся эти деньги.

Пяти некоммерческим организациям-операторам, активно участвующим в «развитии институтов гражданского общества», президент поручил распределить среди российских НКО гранты на «социально значимые» проекты. Гранты выделяются с 2006 года (тогда государство потратило на поддержку гражданского общества 500 млн рублей). В 2007 году из бюджета выделили уже 1,2 млрд рублей, а в 2008-м — 1,5 млрд рублей. В 2009 году планировали потратить еще больше — 2 млрд рублей, однако из-за кризиса пришлось ужаться.

В 2009 году в распределении 1,2 миллиарда рублей примут участие Институт общественного проектирования (100 миллионов рублей на социологические исследования и мониторинг состояния гражданского общества), Институт проблем гражданского общества (160 миллионов рублей на проекты в области образования, искусства и культуры, «общественной дипломатии»), правозащитная организация «Сопротивление» (170 миллионов рублей на защиту прав и свобод человека, правовое просвещение населения), Национальный благотворительный фонд (500 миллионов рублей на социальную поддержку незащищенных граждан, пропаганду здорового образа жизни, охрану здоровья населения и окружающей среды), а также фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» (270 миллионов рублей на молодежные проекты).

Выбор НКО-операторов любопытен. Так, фонд «Государственный клуб», созданный депутатами от «Единой России» Сергеем Шишкаревым, Андреем Кокошиным и сенатором Михаилом Маргеловым, финансирует «подготовку кадров, патриотов своей страны», способных укреплять российскую государственность в «политике, науке и бизнесе». Национальный благотворительный фонд, созданный по инициативе Владимира Путина, работает, по словам его руководства, «под патронатом главы государства, в контакте с администрацией президента России, его полномочными представителями в федеральных округах, руководителями субъектов Российской Федерации, силовыми министерствами и ведомствами». Институт общественного проектирования — давний партнер партии «Единая Россия». А среди учредителей «Сопротивления» есть получившая скандальную известность после «дела ЮКОСа» Ольга Костина (работавшая в его структурах, а впоследствии выступившая на процессе как свидетель обвинения) и сенатор от Калужской области Алексей Александров.

Принципы распределения

В прошлом процедуру распределения бюджетных денег критики из независимых НКО не раз называли «непрозрачной» и «несправедливой». Мы обратились за разъяснениями к руководителям НКО-операторов 2009 года.

Шаг первый. НКО-операторы, назначенные президентом, формируют конкурсные комиссии из членов Общественной палаты, «наиболее авторитетных специалистов» в соответствующей сфере, а также представителей органов власти.

Обильное представительство в комиссиях членов Общественной палаты (до 70% состава) директор Института общественного проектирования и член Общественной палаты Валерий Фадеев объяснил тем, что «это наиболее активные люди в той части, в которой распределяются гранты. Есть правило насчет представительства членов Общественной палаты, но я забыл его — то ли не менее определенного числа, то ли не более».

Кроме многочисленных представителей созданной Кремлем Общественной палаты в состав комиссий входят и непосредственно сотрудники управления по внутренней политике администрации президента России. Впрочем, Валерий Фадеев объяснил их присутствие тем, что госгранты — «это не найденные на дороге деньги, их выделяет президент… Тот, кто выделяет деньги, имеет какие-то цели и стремится их достичь», а Мария Слободская, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам развития гражданского общества и президент Института проблем гражданского общества, попыталась убедить меня, что «административное давление на конкурсные комиссии никто не оказывает».

В регламенте сказано, что членами конкурсных комиссий не могут быть «лица, которые прямо или косвенно заинтересованы в результате конкурса» (интересно, для чего же тогда в комиссии включены работники президентской администрации?), а также «лица, на которых могут оказать влияние претенденты». Ежегодно происходит ротация состава комиссий, однако «хорошо зарекомендовавший» себя человек может поучаствовать в работе комиссии еще раз. Мария Слободская заявила, что «сообщество НКО уже два раза не рекомендовало публиковать списки членов комиссий, потому что это теоретически позволяет оказывать на этих людей давление. А публикация имен постфактум никому не интересна». Если неизвестно, кто и за что дает гранты, то где же прозрачность?

Шаг второй. Комиссии формулируют требования к заявкам. Они, следует заметить, могут быть весьма туманными. В прошлые годы критериями служили, например, «социальная значимость», «обоснованность», «актуальность» или, например, «качество» и «детальная проработанность» проектов.

Шаг третий. Публикация извещения о конкурсе и сбор заявок на гранты. Сотрудники НКО-оператора проверяют заявки на соответствие формальным требованиям. Они должны удостовериться, например, в том, что поданный пакет документов полон,  претендент не является государственным или муниципальным предприятием, или в том, что НКО ведет «реально социально значимую» деятельность.

Шаг четвертый. Эксперты, приглашенные НКО-операторами, оценивают заявки и формулируют свои рекомендации (например, предлагают уменьшить сумму гранта).

Шаг пятый. Члены конкурсных комиссий, изучив аттестации экспертов, большинством голосов выбирают победителей.

Шаг шестой. Публикация итогов, заключение договоров и выделение денег.

Кто получит деньги

Конкурс еще не объявлен, поэтому кому именно достанутся деньги на этот раз, станет ясно лишь летом. Однако предварительный прогноз можно сделать уже сейчас. Мария Слободская рассказала, что «деньги федерального бюджета должны способствовать смягчению последствий кризиса. Деньги будут направлены, в частности, на проекты по обеспечению занятости, по обеспечению юридической помощи уволенным людям. Конкуренция среди НКО в этом году будет значительно выше, чем в прошлом».

Стоит напомнить, что Институт общественного проектирования, Национальный благотворительный фонд и фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» в 2008 году уже выполняли роль НКО-операторов. Тогда «Государственный клуб», например, выделил крупные гранты многим достойным организациям. В том числе около 7,2 миллиона рублей Межрегиональной общественной организации содействия развитию суверенной демократии «Наши» (проект «Селигер-2009»), 500 тыс. рублей — Военно-патриотическому фонду поддержки ветеранов разведподразделений флота имени дважды Героя Советского Союза В.Н. Леонова (проект «Готовься к подвигу сегодня»), 3 миллиона рублей — национальной ассоциации журналистов «Медиакратия» (проект «Будущее России»), 8,5 миллиона рублей — Российской ассоциации общественных объединений охотников и рыболовов (проект «Честь имею»). Заметим, что «Медиакратию» прямо поддерживает «Единая Россия», а возглавляет Александр Школьник, член Общественной палаты, с осени 2008 года — сенатор от Свердловской области. Ассоциация охотников и рыболовов в мае 2007 года подписала соглашение о сотрудничестве и взаимодействии с «Единой Россией».

Кроме того, в прошлом году среди победителей оказались тесно связанная с администрацией президента консалтинговая корпорация «Новоком» (глава — политтехнолог Алексей Трубецкой (Кошмаров), получившая 1,5 миллиона на проект «Гражданское общество без правового нигилизма», и общероссийская организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» (партнер «Единой России»). «ОПОРЕ» выделили 2,4 миллиона рублей на проект «Бюро по защите прав предпринимателей».

Похоже, в нынешнем году деньги тоже будут потрачены с толком.

Теория происхождения

Кстати, несколько дней назад депутаты Госдумы Сергей Белоконев («Единая Россия», бывший комиссар «Наших») и Сергей Иванов (ЛДПР) обвинили активистов общественного движения «Товарищество инициативных граждан России» (ТИГР) в подрывной деятельности. Белоконев потребовал у думского Комитета по безопасности выяснить, не являются ли дальневосточные протесты против повышения пошлин на ввоз в Россию иномарок заказными. А Иванов предположил, что протестные акции были организованы на «американские деньги», и назвал это «вмешательством во внутренние дела России». И хотя Анастасия Загоруйко, одна из организаторов ТИГР, заявила, что «иностранных или российских грантов на финансирование протестных акций ТИГРам никогда не поступало», выходит, что НКО безопаснее все же брать деньги у государства. Однако государство раздает свои деньги не для того, чтобы кто-то его критиковал : самые крупные гранты получают НКО, так или иначе обязанные ему своим существованием.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera