Сюжеты

Перепелиная охота

В споре за землю новые латифундисты взялись за оружие

Этот материал вышел в № 84 от 5 августа 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр ЯгодкинНовая газета

 

29 июля в Аннинском районе Воронежской области случилось историческое событие: в споре за землю произошло настоящее сражение со стрельбой. Около двух десятков ранены, двое — в реанимации. Такого здесь не было со времен Гражданской войны....

29 июля в Аннинском районе Воронежской области случилось историческое событие: в споре за землю произошло настоящее сражение со стрельбой. Около двух десятков ранены, двое — в реанимации. Такого здесь не было со времен Гражданской войны. Вот только в новом веке ситуация абсолютно иная. Сражались на меже не крестьяне или помещики, а ЧОПы двух компаний за выросший на спортной земле урожай. Споры ползут по судам, а крупный капитал не вынес мук уходящей выгоды и взялся за огнестрельное оружие.

Крестьяне одного из самых плодородных в мире регионов в последние двадцать лет вымирали здесь невиданными темпами: смертность превышала рождаемость в 3—4 раза. В ряде районов вообще не осталось коров-кормилиц, сотни сел и хуторов превратились в прах, а четыре года назад на юге Воронежской области случился удивительный прецедент: собирать урожай сюда приезжали турки со своей техникой. Ибо некому.

С началом капитализма в центре Черноземья зарождалось фермерство, но благодаря государственной сельскохозяйственной политике и жадности местных феодалов осталось существом мифическим, наподобие Бабы-яги.

Наезжали «дикие инвесторы», сулили счастье, резали скот, сдавали на металлолом остатки тракторов и комбайнов и растворялись в пространстве.

Выходили в поле и городские бизнесмены, связанные с продуктами, сеяли и убирали с помощью последних деревенских старушек, но процветания на этой ниве никто из них не добился.

В новом веке пришло время «танков» — так назвал крупные корпорации один из последних воронежских бизнесменов, пытавших счастья в сельском хозяйстве, — Николай Алехин, президент корпорации «САН». Недавно сдал он свои 10 тысяч га, на которых пытался сделать выгодной «продовольственную безопасность страны», своим удачливым соперникам. Алехин назвал четыре «танка», утюжащих сегодня плодородие Воронежской области без всяких забот о севообороте, рекультивации, экологии и доживающих здесь людях. Четыре крупные корпорации, знающие только зерно, сахар и подсолнечное масло. Но разве в имени их дело?.. Ученые напрасно звонят в колокола об уничтожении чернозема и о будущей пустыне в Черноземье; танки грязи не боятся.

И вот стрельба — она возникла в одном из последних на воронежской земле споров старого успешного хозяйства с пришедшим крупным капиталом, в котором рабочие места все больше предназначены гастарбайтерам. Это хозяйство казалось чуть ли не единственной здесь рекламой строю — 15 золотых медалей на сельхозвыставках. Перепелиное хозяйство со сказочными перспективами: спрос по всей России и за рубежом — на годы вперед, планы — на десятки лет. Ему пели осанну начальники и журналисты: живите, мол, долго и умножайте рабочие места, бюджеты, социалку…

Но появилась корпорация, а ей нужна земля для немедленного подсолнечника, зерна, сахара. Местные начальники очень любят крупных и радостно машут им своими ветвями власти. И выносят на рушнике самое дорогое — дружбу администрации, милиции, прокуратуры и судов, гражданских и арбитражных.

И заработали юристы дорогие, суды зашелестели радостно бумагами, и лучший ЧОП Черноземья, созданный начальством ГУВД, взял «танк» под особую охрану. Какие там перепелки с перспективами! Какие вообще перспективы,  когда надо срочно, сегодня сажать и рубить капусту!..

И уже очень скоро перепелиное хозяйство оказалось обложенным всеми ветвями власти, которые даже не скрывали своих симпатий. Уже и местные газеты написали, какими нехорошими оказались вот эти, перепелиные… Столько лет, понимаешь, прикидывались порядочными и столько пользы приносили, и вдруг, глядь, — оказались мошенниками!

Нет, это не век назад, а два — все то же, что и во времена Пушкина. Такой же властный и богатый Троекуров, те же стряпчие, готовые для его превосходительства разорить, посадить, опустить и закатать. В асфальт, под танк. Дубровского только на них нет.

Крупнейший производитель мяса и яиц перепелов в России против танка оказался что плотник супротив столяра. А потому пришла к нему нежданная процедура банкротства. А теперь и стрельба. После которой методами ведения крупного бизнеса обеспокоились правительство, прокуратура и ГУВД области. Грозно нахмурились: рейдерство недопустимо! Но против лома они, может, и знают какой прием — а против танка?..

Поражает скорость превращения процветающего хозяйства в нежилое. Кириллу Троекурову дольше пришлось затаптывать Андрея Дубровского.

В десятках информационных сообщений, заметок и сюжетов о сенсационной стрельбе под Воронежем удивительным образом отсутствует совершенно необходимый персонаж — местное население. О праве, которое имеют над тварями дрожащими местные феодалы, и говорить больно. Любой каприз за ваши бабки: хоть процент на выборах, хоть гектары лесов, полей и рек… Обнищавшее и спивающееся население со смещенным достоинством и жалким смыслом жизни ничему не удивится. Хотя надеяться можно только на него. Но какие уж тут надежды…

Коррупция доедает дрожащие огни печальных деревень Черноземья.

— Воронье. Россия зачищена от крестьян, — оценил сельскохозяйственные дела в Черноземье Александр Вишневский, разорившийся фермер-трудяга из райского уголка планеты нашей — села Власовка на самом востоке Воронежской области. — Воронье и гробы.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera