Сюжеты

Часть футбола или часть бизнеса?

Покупать игры гораздо выгоднее и надежнее, нежели тратиться на тренировки и воспитание юных спортсменов

Этот материал вышел в № 84 от 5 августа 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Борис Вишневскийобозреватель

 

Много лет в сознание болельщиков внедряют нехитрый тезис: ошибки судей — мол, «неотъемлемая часть футбола». Чем он и прекрасен. Тезис абсолютно ложен: это ошибки игроков — неотъемлемая часть футбола. А ошибки судей — не часть футбола, а...

Много лет в сознание болельщиков внедряют нехитрый тезис: ошибки судей —  мол, «неотъемлемая часть футбола». Чем он и прекрасен.

Тезис абсолютно ложен: это ошибки игроков — неотъемлемая часть футбола. А ошибки судей — не часть футбола, а часть околофутбольного бизнеса. Причем одна из главных.

Да, футбол прекрасен именно своей «человечностью». И в нашей памяти остается не только блистательная игра одних, которой мы аплодируем, но и трагические ошибки других, которым мы сопереживаем.

Финал чемпионата мира 1950 года, когда великолепная сборная Бразилии, громившая всех подряд, необъяснимо уступила уругвайцам в последнем матче финального турнира на «Маракане» со счетом 1:2, запомнился на долгие годы. Через четыре года судьбу бразильцев повторят венгры, которые были на голову выше других участников. И они, разгромившие в группе команду ФРГ со счетом 8:3, затем потерпят от нее же нелепое поражение в финале со счетом 2:3. А как несравненные голландцы в 1974-м уступят тем же немцам? А как итальянец Роберто Баджо в 1994 году в финальном матче с Бразилией не забьет пенальти? А Джон Терри, плачущий на поле «Лужников» после незабитого пенальти, который мог впервые сделать «Челси» победителем Лиги чемпионов?

Все то же самое касается и других видов спорта, где наиболее захватывающими моментами нередко оказываются те, что связаны с по-человечески понятными ошибками спортсменов.

Вспомним Олимпиаду-72, где сердца болельщиков были отданы не «железной» и практически никогда не ошибавшейся Людмиле Турищевой, а упавшей с бревна Ольге Корбут. Или зимнюю Олимпиаду-94, когда великий норвежец Бьерн Дэли уступил на финише эстафетной гонки итальянцу Сильвио Фаунеру. Или Олимпиаду-2004, когда стрелок Мэтью Эммонс последним выстрелом поразил чужую мишень и остался без заслуженного золота. И кто из смотревших зимнюю Олимпиаду-80 сможет забыть лицо финского лыжника Юхи Мието, узнавшего, что на 15-километровой дистанции он проиграл одну сотую секунды шведу Томасу Вассбергу?

Но кто решится сказать, что прекрасным, захватывающим и заставляющим отчаянно сопереживать стал момент, связанный с ошибкой судьи? Ведь судейские ошибки в отличие от ошибок спортсменов не подчеркивают, а губят красоту состязаний. Сильнейший, ошибившись, может проиграть — это не вызывает ощущения вопиющей несправедливости. Когда же чья-то победа или поражение обусловлены исключительно ошибкой судьи — чувство справедливости попирается на глазах у миллионов болельщиков. Так почему же справедливость не должна восстанавливаться?

Если гражданина обсчитали в магазине, и сей неприятный факт выявился, то ему вернут деньги, а не начнут объяснять, что, мол, ошибка продавца или кассира — это «часть жизни», и потому все останется как есть. А если команду «обсчитали» на футбольном поле? Не важно, случайно или намеренно, но «обсчитали», лишив заслуженных очков и не дав шанса вернуть несправедливо отнятое?

Который год твержу: именно невозможность исправить «результативные» ошибки футбольных судей — ни в ходе матча, ни после его окончания — делают футбол одним из самых коррумпированных видов спорта. Потому что коррупция непобедима не тогда, когда за деньги можно купить «нужное» решение, а тогда, когда «купленное» решение нельзя пересмотреть.

Между тем как бы «результативно» ни ошибались футбольные судьи в пользу той или иной команды, она всегда считается «добросовестным приобретателем» очков: результаты матчей, вызванные «судейскими ошибками», считаются незыблемыми (арбитра могут потом наказать, но результат не изменят ни за что). В регламенте чемпионата России 2009 года на сей счет заботливо записано: «Не принимаются к рассмотрению жалобы на решения судьи по игровым эпизодам матча». Не принимаются — и точка, чтобы не «намутил» арбитр. А почему, собственно, не принимаются? Кто в этом заинтересован? Те, кто покупает результаты игр и знает, что вкладываться в судей — куда надежнее и прибыльнее, чем в покупку игроков, тренировки и воспитание юных футболистов?

Если решение гаишника отобрать права будет окончательным и не подлежащим оспариванию в суде — нетрудно представить, каким будет размер взятки. Если решение налоговиков о взыскании «недоимок» нельзя будет оспорить — благосостояние чиновников этого ведомства возрастет многократно. Если на таможне можно будет отобрать товар и запретить на это жаловаться — коррупция на границе усилится до небывалых размеров. Но точно так же и неоспоримость решения арбитра — важнейший «коррупционный ресурс». И если мы хотим бороться с коррупцией в футболе, где крутятся огромные деньги, — от этой традиции надо категорически отходить. Иначе говоря, отменять «иммунитет» судейских решений. Однако при любой попытке это сделать, на сцену немедленно выводят хор футбольных специалистов, который начинает исполнять песню про то, что ошибки, мол, часть игры…

Ровно этой же цели — сохранению «коррупционного ресурса», — как представляется, служит и яростное отрицание видеоповторов во время матчей. В регламенте Российского футбольного союза даже записано, что принимающий клуб обязан «исключить во время проведения матча показ видеоповторов на электронном табло стадиона спорных моментов», к каковым относятся в том числе «эпизоды, связанные с нарушением правил, забитием мяча, которые могут вызывать негативную реакцию футболистов, официальных лиц, зрителей».

Спрашивается, а почему? Почему зрители (да и футболисты) не могут по горячим следам удостовериться, что на самом деле произошло в том или ином эпизоде? Потому, что если любой спорный момент можно тут же просмотреть и точно выяснить — был или не был гол, пенальти или вне игры, то оказывается бессмысленным покупать судей, на ошибки которых так удобно списывать странные результаты матчей?

Конечно, если игроки и зрители убедятся при повторе, что судья «результативно ошибся» не в пользу их команды, это вызовет у них «негативную реакцию». Ну так исправьте ошибку — и не будет такой реакции. Но вместо этого РФС предпочитает запретить повторы. Вместо того чтобы устранить несправедливость, запрещается предъявлять ее доказательства. Логика, которую опять же иначе как коррупционной не назвать, но именно она и господствует в футбольных правилах.

Впрочем, ничего удивительного: легко представить себе, каким был бы Уголовный кодекс, если бы его писали «авторитеты».

P.S. Пришло сообщение: РФС «приступил к формированию комиссии по этике». Той самой, которая, как обещало руководство РФС, будет изучать печально известный матч «Терек» — «Крылья Советов» и которая делать это не стала по причине ее отсутствия.

Теперь этот орган появится — но что изменится? Ведь традиционен для РФС отказ не то что отменять результаты договорных матчей, лишая команды очков или отправляя их в низшую лигу, но даже признавать наличие договорняков, а это столь же важный «коррупционный ресурс», как и отказ исправлять судейские ошибки.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera