×
Сюжеты

«Папа» ушел на волю

Сменился начальник всех российских тюрем, колоний и спецпоселений. Что бы это значило?

Этот материал вышел в № 85 от 7 августа 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

 

СправкаФедеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) является одним из крупнейших по численности российским правоохранительным органом. В ее систему входит 222 следственных изолятора и 164 помещения, функционирующих в режиме СИЗО. 758...

Справка
Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) является одним из крупнейших по численности российским правоохранительным органом. В ее систему входит 222 следственных изолятора и 164 помещения, функционирующих в режиме СИЗО. 758 исправительных колоний, 7 тюрем и 62 воспитательные колонии для несовершеннолетних. На сегодняшний день в них содержатся более 890 тысяч подозреваемых и осужденных. Штатная численность сотрудников — 360 тысяч человек. В состав ФСИН также входят 262 федеральных предприятия, 495 центров трудовой адаптации плюс еще школы, училища, больницы и храмы.


Слухи о перестановках в тюремном ведомстве ходили еще весной. Однако до конца никто не верил, что Юрия Калинина «уйдут» так буднично: формально с повышением в чиновничьей табели о рангах — он стал замминистра юстиции, курирующим ФСИН. На самом же деле — с видом на почетную отставку — новая должность реальных полномочий ее обладателю не дает.

Юрий Калинин всю жизнь в системе. Фактически руководил ею с 1992 года. Сегодняшний ФСИН — его детище, что подчеркивают коллеги, называя его между собой «папа». Без его деятельного участия за эти годы не проходил ни один мало-мальски значимый закон, касающийся исполнения наказаний. Он опытный управленец и гибкий политик.

В 90-х на волне реформирования калининский тогда еще ГУИН был выведен из-под подчинения МВД и передан Минюсту. Эта была мера, безусловно, гуманистическая. Ведомство открылось для общественных организаций и правозащитников. Более того, ГУИН даже стал сотрудничать с ними. А это обстоятельство уже казалось революционным. Что еще важно, Калинину удалось преодолеть катастрофическую ситуацию с переполненностью тюрем и провести существенную техническую модернизацию застаревшей системы. Также Калинин стал широко взаимодействовать с международными организациями, принимать участие в конференциях. И на международном уровне российское тюремное ведомство тогда рассматривалось, вы будете смеяться, как передовое и прогрессивное.

Однако 90-е закончились. Постепенно утратили свою силу комиссии по помилованию, правозащитникам все труднее стало пробиваться в колонии и тюрьмы. А в 2001 году Владимир Путин отказался подписать ряд законов, расширяющих полномочия работников ФСИН, и сказал важные слова о том, что нужно избегать «милитаризации пенитенциарной системы и создания неподконтрольной силовой структуры».

Тогда, восемь лет назад, Юрий Иванович не воспринял это предупреждение и продолжил борьбу за суверенитет ведомства. Сегодня директор ФСИН — лицо совершенно самостоятельное. У ведомства все свое, вплоть до оперативно-розыскных органов и бухгалтерии. Финансирование ФСИН прописано в бюджете так называемой защищенной строкой. Это специальная категория пунктов в федеральном бюджете, которые ни при каких обстоятельствах не подлежат сиквестированию. По сравнению с 1999 годом финансирование увеличилось в 12 раз.

Формально служба исполнения наказаний входит в структуру Минюста, однако после прошедшей в начале 2000-х административной реформы у министерства по факту осталось только правовое регулирование. Минюст может разрабатывать различные нормативные акты, например, правила внутреннего распорядка в колониях. Но реальной власти и контроля за деятельностью пенитенциарной системы у него нет.

Эту ситуацию еще в 2006 году, будучи главой Минюста, попытался изменить Юрий Чайка. Он обратился к Михаилу Фрадкову с письмом, в котором указывал, что «руководство ФСИН активно проводит курс на выход из-под координации и контроля министерства. Нарушает закон, отказывает в предоставлении информации, не допускает сотрудников министерства для проведения плановых проверок, игнорирует приказы Минюста». Никакой реакции не последовало.

К вопросу о силовой составляющей ФСИН. Именно по инициативе и при активной поддержке Калинина в каждом субъекте РФ были созданы отряды специального назначения, или тюремный ОМОН. В задачу отрядов входит ликвидация чрезвычайных ситуаций в местах лишения свободы. Об особом отношении Юрия Ивановича к этим структурам говорит хотя бы тот факт, что одно из самых приближенных к нему лиц, первый зам, в прошлом командир такого отряда. ОМОН — штука нужная, в конце концов, не пионеры же в тюрьмах сидят. Однако толпа накачанных мужиков, которые, надев маски, машут дубинками налево и направо, а подчиняются только своему ведомственному начальству, вызывает головную боль у властей любого уровня.

Еще генерал Калинин отличался особой любовью к СДИПам — так называемым секциям дисциплины и порядка. Практика предоставления одним заключенным права управлять другими была введена еще в Советском Союзе, когда после войны не хватало тюремного персонала. Однако при Калинине приобрела болезненные формы — секции фактически превратились в отряды заключенных-тюремщиков, не стесненных законами и инструкциями. Подобная политика дала повод главе движения «За права человека» Льву Пономареву напрямую обвинить директора ФСИН в создании нового ГУЛАГа. А также в том, что в последние годы система полностью вышла из-под общественного контроля, а в зоны теперь уже практически невозможно попасть независимым экспертам и правозащитникам.

И даже Юрий Чайка в уже цитированном мной письме указывал, что в последние годы в местах лишения свободы происходит «заметное ухудшение в вопросах соблюдения законности и прав граждан, заключенные не могут реализовать свое право обратиться с жалобами в вышестоящие инстанции. Происходит рост смертности среди спецконтингента и преступности среди сотрудников колоний». В результате деятельности СДИПов и тюремного спецназа в местах лишения свободы в 2005—2008 годах прокатилась волна бунтов.

Юрий Калинин — жесткий профессионал, внутри тюремного ведомства царит беспрекословная система подчинения. И политический вес его оспорить трудно. Все попытки бывших министров юстиции Юрия Чайки и Владимира Устинова заменить директора ФСИН ни к чему не приводили. Более того, несмотря на пенсионный возраст, Юрию Калинину даже были продлены полномочия директора до 2012 года. И вот недавно назначенному министру юстиции Александру Коновалову, который слывет либеральным политиком, все же удалось подвинуть всесильного генерала.

Кто пришел на смену Калинину? Кадровый милиционер, бывший глава ГУВД Самарской области Александр Реймер. При его активном участии на днях был подготовлен законопроект, в котором предлагается массовые голодовки и членовредительства осужденных приравнять к злостным нарушениям. Если законопроект примут, голодающих будут наказывать как бунтарей. А это значит, что заключенные фактически лишатся единственного для них легального средства протеста против нарушения их прав со стороны сотрудников колоний и тюрем. Уже этот первый шаг нового директора ФСИН подталкивает к мысли, что систему наказаний, выстроенную в России, в принципе никто не будет реформировать с точки зрения современного правопонимания.

Тем не менее правозащитники с характерной наивностью* не теряют надежды на изменение пенитенциарной политики. «Мы готовы к тесному сотрудничеству, и хочется верить, что новый глава пойдет нам навстречу», — говорит глава движения «За права человека» Лев Пономарев.

*К вопросу о наивности. Представление о том, кто такой Александр Реймер и чего от него можно ждать, даст публикация «Серый маргинал» («Новая газета», № 69 от 01.07.2009).

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera