Сюжеты

Баллада об Arctic Sea (Подражание Киплингу)

Этот материал вышел в № 98 от 7 сентября 2009 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Быковобозреватель

 

Близко время великих сдвигов, как когда-то пропел Rammstein, и тогда, о читатель фигов, ты узнаешь множество тайн. Жутких дел коснется огласка, все мы знаем эти дела: от кого родила гимнастка и кого она родила, был ли кепчатый мэр...

Близко время великих сдвигов, как когда-то пропел Rammstein, и тогда, о читатель фигов, ты узнаешь множество тайн. Жутких дел коснется огласка, все мы знаем эти дела: от кого родила гимнастка и кого она родила, был ли кепчатый мэр московский чист, как ангел, иль вороват, чем подставился Ходорковский и Чичваркин чем виноват… Даже главная наша тема озарится в этой связи: кто стоял во главе тандема — Буш, Обама иль Саркози. Все, о чем тогда забывали, отвыкая верить глазам: про Кокойты и про Цхинвали, про Каширку и про Рязань. Все, что ныне нас будоражит, как и водится на Руси. Но о чем ничего не скажут — так уж точно об Arctic Sea.

Заколдованнейшее место, судно-призрак, спрут-исполин, наша, блин, «Мария Челеста», наш «Летучий Голландец», блин. Лучший символ времен тандема, нежелательный элемент во главе с капитаном Немо (дал подписку, чтоб онеметь). Из таинственных всяких всячин лишь об этой идет молва: захватил или был захвачен? Вез реактор или дрова? При каком непостижном ветре, столько раз перейдя черту, он из Балтики в Кабо Верде шел с пиратами на борту? Как воздвиглась глухая стенка перед прессой, помилуй Бог? Почему Михаил Войтенко в неглиже улетел в Бангкок? Я давно смотрю, как философ, на Россию, но, ваша честь! У матросов столько вопросов, что их проще сказать как есть.

Ты признайся, Россия, матерь моя (для меня ты всегда права): может быть, там оружье ядерное, упакованное в дрова? Может, там ракета крылатая, неизносна, как ветеран, что Эстония или Латвия контрабандой возят в Иран? Впрочем, может быть, нет ракет ничьих, арсенал безнадежно стух, а страна потому секретничает, что неловко признаться вслух? Может, баржа с прицепом маленьким, перегруженная на треть, доставляет дрова полярникам, чтобы станцию обогреть? Как в жюль-верновской старой повести, от которой все без ума: им же холодно там, на полюсе! Там, на полюсе, дров нема.

Но боюсь, когда обнаружится эта правда, что всех скребла, будет мелкой она, как лужица, и простой, как распил бабла. Ты провидел налет романтики в приключениях, Arctic Sea — позабудь эти ленты-бантики, успокойся и отсоси. Как-то скучно у нас, не правда ли? Нам бы тайны, туман, бои, а окажется — бабки прятали, и не чьи-нибудь, а твои. Ты загадки хотел, а вот тебе — не надейся и не проси. Так что если настанет оттепель, промолчите про Arctic Sea. Жизнь лакунами и помарками украшается между строк.

А Войтенко пускай помалкивает. А иначе — в Бангкок, в Бангкок.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera