Сюжеты

Вести с ядерного фронта

Колонка редактора The Times

Этот материал вышел в The New York Times (25.12.2009)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

На прошлой неделе президент Обама надеялся объявить о продлении действия Договора об ограничении ядерного оружия СНВ-1, заключенного с Россией в 1991 году, и о небольших сокращениях в арсеналах обеих сторон. 18 декабря переговорщики все...

На прошлой неделе президент Обама надеялся объявить о продлении действия Договора об ограничении ядерного оружия СНВ-1, заключенного с Россией в 1991 году, и о небольших сокращениях в арсеналах обеих сторон. 18 декабря переговорщики все еще пытались прийти к соглашению о том, как может быть проконтролировано действие договора. Теперь официальные лица в Америке говорят, что договор окажется продлен не раньше января.

Стороны должны прийти к согласию как можно скорее, чтобы затем приступить к работе над куда более амбициозным договором. The New York Times недавно сообщила, что Вашингтон и Москва уже начали тайные переговоры о новом соглашении, которое привело бы к еще большему сокращению числа вооружений. Что гораздо важнее, новый договор мог бы уменьшить количество хранимых боеголовок и тактического ядерного вооружения — тысяч небольших бомб, которые столь легко украсть или втихую продать.

Легко считать переговоры о контроле над вооружениями пережитком «холодной войны» (последние восемь лет президент Джордж Буш именно так и делал). Но спустя 20 лет после падения Берлинской стены в США и России все еще хранится 20 тысяч ядерных боеголовок. Иран и Северная Корея с готовностью напоминают нам об этом каждый раз, когда США и другие державы пытаются умерить их ядерные амбиции.

Это еще одна причина, по которой Барак Обама и российский президент Дмитрий Медведев должны продолжать эти переговоры.

Срок действия Договора СНВ официально истек в начале декабря. Нам мало что известно, но говорят, что Россия хочет сохранить в тайне данные по разработке нового поколения ракет-носителей. К тому же существуют расхождения во мнениях о том, как каждая сторона может проводить инспекции ядерного вооружения другой стороны, а также когда и на каких объектах.

Администрация Обамы должны изо всех сил бороться за заслуживающую доверия систему контроля. Как и ожидалось, республиканцы уже обвиняют президента в излишней готовности идти на уступки. Видимо, после трудных переговоров с Москвой Белому дому придется не меньше усилий приложить для ратификации договора в сенате.

Однако и на этом нельзя будет остановиться. Обаме придется начать давить на сенат, с тем чтобы ратифицировать договор о запрещении ядерных испытаний (подписанный президентом Биллом Клинтоном в 1996 году). Этот договор играет ключевую роль в предотвращении распространения ядерного оружия — ведь его почти невозможно создать, не проводя испытаний. И мало какие соглашения отвечают интересам нашей страны в такой степени, ведь США испытывали свое ядерное оружие тысячи раз.

Белый дом питает большие надежды на ратификацию до начала майской конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия. Ратификация поможет Обаме заручиться всемирной поддержкой усилий по нераспространению оружия и введения более жестких санкций против Ирана, если они окажутся необходимыми (а судя по всему, так и будет).

Спустя 20 лет страх перед ядерной войной никуда не исчез. Президент Обама прав в своих усилиях на всех этих фронтах.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera