Сюжеты

За Усамой в Пакистан?

Этот материал вышел в The New York Times (25.12.2009)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пролетая над снежными вершинами гор, сделавших Афганистан природной крепостью и победителем империй, невозможно не думать о том, что побег Усамы из пещер Тора-Бора был одной из самых крупных упущенных возможностей. В отличие от...

Пролетая над снежными вершинами гор, сделавших Афганистан природной крепостью и победителем империй, невозможно не думать о том, что побег Усамы из пещер Тора-Бора был одной из самых крупных упущенных возможностей.

В отличие от администрации Буша, всячески преуменьшавшей значение Усамы после того, как его не удалось быстро поймать, генерал Стэнли Маккристал на недавних слушаниях конгресса назвал Усаму «знаковой фигурой».

«Его захват или смерть не приведут к поражению «Аль-Каиды», — сказал он, — но я считаю, что мы не сможем победить «Аль-Каиду», пока он не будет захвачен или убит».

Я спросила у министра обороны США Боба Гейтса, летевшего вместе со мной, знает ли он, почему такая воинственная команда, как Буш, Чейни и Рамсфелд, отступила ровно в тот момент, когда могла захватить в плен нашего главного врага. Гейтс, заявлявший, что о местонахождении Усамы нет никаких достоверных данных уже много лет, ответил: «Просто сложно найти кого-то с такой развитой сетью поддержки. К тому же он популярен у местного населения».

(Сложно поверить, будто агенты ЦРУ не могут внедриться в террористические организации, особенно с учетом всех этих американцев-несостоявшихся воинов джихада.)

В разгар решающего сражения в Тора-Бора Рамсфелд отвлек генерала Томми Франкса требованиями пересмотреть план вторжения в Ирак. Недостаточное количество войск в Тора-Бора стало предвестником нашего будущего в Афганистане, а администрация Буша бездумно переключилась на Ирак.

«В Афганистане катастрофически не хватало ресурсов, — говорит Гейтс. — У нас больше не было солдат».

Отец адмирала Майка Маллена, председателя Объединенного комитета начальников штабов, был рекламным агентом таких звезд Голливуда, как Джули Эндрюс, Боб Хоуп, Джимми Стюарт, Кэрол Бернетт и Энтони Куинн, а его мать какое-то время была помощницей Джимми Дюранта. Вспомнив об этом, я сказала, что в любом фильме в Пакистан уже давно заслали бы элитный отряд Рэмбо, чтобы выполнить пустую угрозу Буша захватить Усаму «живым или мертвым».

Меня удивляет, что чиновники при Буше и Обаме прятались за мифологическим геологическим алиби «непреодолимых» гор. Реформа здравоохранения зачастую казалась непреодолимой задачей. Многие вещи трудны. Но мы, американцы, всегда гордились своей способностью преодолевать трудности. Не говоря уже о том, какие у нас ресурсы.

Гейтс сказал американским солдатам в Киркуке, что, по сути, в Афганистане мы участвовали в двух войнах: короткой  — в 2001 году, которую мы выиграли, и второй, начавшейся в конце 2005 года, когда «Талибан» снова тал силен.

«Чего мы не осознавали, — сказал он, — так это того, что к концу 2005 года решение Пакистана оставить племена в покое создало условия, в которых «Талибан» смог возродиться».

Администрация Буша могла этого не понимать, но здравый смысл подсказывал, что это был дрянной уговор. Он давал тем, кто нас ненавидел, прибежище, в котором они могли вновь набраться сил.

В захватывающей статье «Битва за Тора-Бора» в последнем номере журнала New Republic эксперт по терроризму Питер Берген воссоздает историю того провала. Он называет его «одной из величайших военных ошибок в новейшей истории США». По его словам, Томми Фрэнкс отказал ЦРУ в запросе на 800 солдат-рейнджеров с близлежащих баз. Они могли бы атаковать пещерный комплекс, в котором укрывался Усама, и отрезать ему пути к отступлению. В итоге, замечает Берген, в Тора-Бора журналистов было больше, чем солдат союзников.

Генерал Фрэнкс заявил ЦРУ, что не хочет лезть в самое пекло.

Фрэнкс и Рамсфелд не готовы были рисковать американскими солдатами в тот самый момент, когда могли бы обезглавить «Аль-Каиду».

Берген пишет, что сын Усамы Омар рассказывал: «Бен Ладен регулярно совершал пешие экспедиции из Тора-Бора в соседний Пакистан, которые занимали от 7 до 14 часов». «Мы с братьями ненавидели эти изнуряющие переходы, которые казались нашему отцу приятнейшими прогулками», — вспоминал он позже.

Бен Ладен говорил сыновьям, что они должны запомнить каждый булыжник на пути в Пакистан. «Мы никогда не знаем, когда придет война, — поучал он их. — Мы должны знать пути отхода из гор».

Спустя восемь лет после провала операции в Тора-Бора воспоминания о ней поднимают вопрос, бьющий в самое слабое место стратегии президента Обамы: что, если победа над «Аль-Каидой» и другими террористами может быть достигнута в Пакистане, а не в Афганистане?

Отправимся ли мы за ними в Пакистан? Побег Усамы в Пакистан прекрасно иллюстрирует нашу неспособность ответить на этот вопрос.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera