Сюжеты

Имя, президент! Имя!

Дагестан устраивает представление для одного избирателя

Этот материал вышел в № 01 от 11 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Кандидатура будущего президента Дагестана должна быть названа Дмитрием Медведевым не позднее чем за 30 дней до истечения срока полномочий действующего главы республики. Срок полномочий Муху Алиева истекает 20 февраля. Значит, президент...

Кандидатура будущего президента Дагестана должна быть названа Дмитрием Медведевым не позднее чем за 30 дней до истечения срока полномочий действующего главы республики. Срок полномочий Муху Алиева истекает 20 февраля. Значит, президент России обязан озвучить заветное имя до 19 января. Включительно. В ожидании этой даты и складывается интереснейшая ситуация: реальные выборы президента Дагестана проходят в Кремле, а за две тысячи километров — острая борьба за этот пост.

Ее отголоски можно отслеживать по сообщениям дагестанского УФСБ. Только за последние три месяца в Дагестане совершено семь подрывов на железных дорогах. И это не считая обезвреженных мин и фугасов. 13 ноября в районе железнодорожного перегона между селами Каякент и Берикей сработала мина-ловушка, 26 ноября взрыв недалеко от станции Тарки. 30 ноября на железной дороге Москва — Баку, 6 января между Махачкалой и станцией Талги был обезврежен фугас.

Дмитрий Медведев ставит задачу Рашиду Нургалиеву — усилить борьбу с боевиками. Однако в самом Дагестане уверены, рельсовая война связана не с увеличившейся активностью «лесных братьев», а с выборами. «Как правило, на путях закладываются маломощные фугасы, — рассказывает один из дагестанских силовиков. — Взрывы не наносят существенного материального ущерба и обходятся без жертв. Их цель не разрушения, а дестабилизация обстановки в республике. Все это часть предвыборной кампании».

Вот некоторые эпизоды этой «предвыборной» кампании. Июнь 2009-го: убийство министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова, весьма вероятного претендента на пост президента республики. Октябрь: выборы мэра Дербента, которые должны были продемонстрировать единственному реальному выборщику в Кремле, кто контролирует ситуацию в этом кавказком субъекте. Вроде бы победил действующий мэр, которого напрямую поддерживал Муху Алиев. Однако избирательный скандал сделал результаты этого «волеизъявления» нулевыми. Треть избирательных участков так и не открылось. Город был буквально нафарширован неопознанными вооруженными подразделениями, а голоса избирателей выставлялись на торги так же, как на базаре. Возмутились даже депутаты Народного собрания, попросившие генпрокурора России разобраться с «вооруженными отрядами госчиновников».

Позже дербентский суд отменил результаты выборов, его решение поддержал Верховный суд республики. На днях Дмитрий Медведев прямо заявил: «Перевыборы в Дербенте состоятся», тем самым дав понять, что дальнейшие судебные тяжбы не имеют смысла.

У легитимности дербентских выборов сегодня остался единственный защитник — глава ЦИК России Владимир Чуров. (Это обстоятельство никак на жизнь страны и ее субъекта не влияет.)

Ноябрь: скандал в «Единой России». Центральный аппарат партии отказался утвердить список кандидатов в президенты, присланный из Махачкалы, и сформировал список своих претендентов. Единороссы предложили Дмитрию Медведеву пять кандидатур. Помимо Муху Алиева в списке значатся:

Магомед Абдуллаев, доктор юридических наук, давний знакомый Дмитрия Медведева по преподавательской работе в Санкт-Петербурге, ныне заместитель председателя правительства Республики Дагестан;

Магомед Магомедов, бывший сенатор от Смоленской области, ныне советник председателя Совета Федерации;

Сайгидгусейн Магомедов, депутат Народного собрания Дагестана и руководитель управления федерального казначейства республики;

Магомедсалам Магомедов, депутат Народного собрания, сын бывшего президента Дагестана Магомедали Магомедова.

Ни одну из этих кандидатур Народное собрание Москве не предлагало. Некоторую панику вызвало присутствие в списке Магомеда Абдуллаева. Неизвестный местной элите питерский профессор был неожиданно назначен заместителем председателя правительства Дагестана. Уже поэтому его сразу же записали в главные соперники Муху Алиева. Однако местные чиновники утверждают: «Новичок не сможет противостоять местным клановым интересам».

Главного казначея республики Сайгидгусейна Магомедова, за которым стоит влиятельный гимринский клан (аварцы), и Магомедсалама Магомедова, который опирается на даргинские кланы, поддерживает олигарх Сулейман Керимов. В республике ходят слухи, что Керимов имеет прямые либо косвенные связи со всеми соперниками Муху Алиева. Какое-то время в Кремле уговаривали самого Керимова занять пост президента, но он наотрез отказался, предпочтя вести борьбу с Алиевым чужими руками.

Дагестанских парламентариев смутил и тот факт, что из пяти предложенных кандидатур — четверо аварцев и один даргинец, что для многонационального Дагестана с его выстроенной системой квотирования по национальному признаку может стать источником дополнительного напряжения.

Получив список, дагестанские депутаты заявили «о самоуправстве Москвы». Такого себе не позволяло ни одно из региональных отделенний «Единой России». Более того, ныне и сам Муху Алиев настаивает: «Ситуацию в Дагестане раскачивают люди из Москвы».

В Махачкалу спешно вылетели представители генсовета партии. И дагестанские депутаты смирились. «Нам не оставили выбора, — говорит один из парламентариев, — прозрачно намекнув на возможность роспуска парламента».

По закону Народное собрание Дагестана должно будет утвердить или отклонить кандидатуру, предложенную Медведевым. В этом свете у дагестанцев появился лишний повод для национальной гордости. В республике любой вам заметит, что сейчас за голос каждого депутата дают миллион долларов. Дело вот в чем: большинство депутатов — сторонники Муху Алиева, они безоговорочно его поддерживают. Однако в случае если Медведев предложит на утверждение другую кандидатуру, парламентарии могут начать колебаться. И тут потребуется очень весомый аргумент для принятия «правильного» решения. За него якобы и предлагается такая награда.

Все эти «предвыборные» баталии происходят на фоне двух тревожных тенденций: безуспешной борьбы властей с радикальным подпольем и наращиванием сил внутренних войск в республике.

Несмотря на отчеты силовиков о результативной борьбе с ваххабитами (каждая силовая операция обязательно заканчивается «ликвидацией одного из главарей бандформирований»), количество терактов и убийств сотрудников правоохранительных органов в республике не уменьшается. Свидетельством тому — недавняя попытка крупнейшего для Дагестана теракта на базе ГИБДД в Махачкале, предотвращенного, как говорят, по чистой случайности.

Параллельно Москва перебрасывает новые военные части в Дагестан. За последние пять месяцев контингент был увеличен на полторы тысячи человек, и процесс еще не завершен. В местных силовых структурах даже не исключают возможности, что Москва готова пойти на введение режима контртеррористической операции в масштабах всей республики.

Республиканские структуры МВД находятся в двойном подчинении — Москве и дагестанским властям. И постепенное увеличение численности внутренних войск показывает: федеральному центру в Дагестане стали необходимы силы прямого подчинения, не зависящие от местных чиновников.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera