Сюжеты

Железная дорога вместо линии огня

Балканам еще далеко до примирения и интеграции

Этот материал вышел в The New York Times (15.01.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

В последний раз Вера Багур, которой сейчас 68 лет, ездила по знаменитой железной дороге Сараево—Белград вскоре после начала блокады Сараево. Железная дорога оставалась одной из последних нитей, связывавших мусульман, сербов и хорватов....

В последний раз Вера Багур, которой сейчас 68 лет, ездила по знаменитой железной дороге Сараево—Белград вскоре после начала блокады Сараево. Железная дорога оставалась одной из последних нитей, связывавших мусульман, сербов и хорватов.

Тогда, вопреки указаниям проводника, Вера смотрела в окно и воочию видела, как былое единство югославских народов уступает место войне. Вдоль железной дороги по неубранным кукурузным полям катились танки. «Только тогда я окончательно поняла, что все это серьезно», — вспоминает Вера.

Недавно железная дорога вновь заработала после восемнадцатилетнего перерыва. Поездка в Белград дала Вере Багур основания надеяться на лучшее. «Я верю, что мы все преодолеем», — говорит она.

В вагоне-ресторане сигаретный дым стоит столбом. Сербы, хорваты и боснийцы пьют за здоровье друг друга. Это определенно знак того, что вынужденная изоляция народов друг от друга и от остальной Европы заканчивается.

С 19 декабря 2009 года граждане Сербии, Черногории и Македонии впервые со времени распада Югославии получили возможность ездить в страны Европейского союза без виз. Несколькими днями позже Сербия подала заявку на вступление в ЕС. Перспектива воссоединения региона с Европой впервые за долгие годы кажется реалистичной.

И все же регион, как и путь из Сараево в Белград, пока далек от единства. Поездка по территории бывшей Югославии подразумевает три смены локомотивов, принадлежащих четырем железнодорожным компаниям, и две пограничных паспортных проверки. В результате все путешествие длиной 480 км занимает восемь часов.

Раздробленность сказывается на политической обстановке: независимое Косово не получило широкого международного признания и остается источником напряженности.

В то же время предстоящие осенью выборы в Боснии и Герцеговине уже привели к усилению националистических настроений и опасениям относительно возможности новых вспышек насилия в этой стране. «Больше всего меня беспокоит то, что впервые за много лет политическая напряженность сказывается на настроении общества в целом, — делится Сречко Латал, специалист по Боснии и Герцеговине, аналитик общественной организации «Международная кризисная группа», занимающейся профилактикой кровавых конфликтов. — Конечно, здорово, что поезд снова забегал по линии Сараево—Белград, но не думаю, что до полного разрешения балканских конфликтов на нем будет много пассажиров».

Однако во время недавнего православного Рождества поезд был забит желающими навестить друзей и родственников, и обстановка, в которой он отправился с сильно пострадавшего во время войны и недавно восстановленного вокзала в Сараево, была праздничная. Пожилые пассажиры вспоминали веселье, царившее в вагонах шикарного «Олимпийского экспресса», курсировавшего по этой линии во время зимней Олимпиады в Сараево.

Касса вокзала не принимала к оплате кредитные карточки, а билеты кассир выписывал сам. Билет до столицы Сербии и обратно стоил примерно 45 долларов (авиабилет почти в шесть раз дороже). Во время войны 1992—1995 гг. практически все железные дороги Боснии пришли в негодность. Для Райко Зеляя, 56-летнего специалиста по телекоммуникациям, православного серба, женатого на католичке, путешествие началось с автобуса, на котором он выехал из родного Мостара. «Я уже отметил одно Рождество в Мостаре, — рассказал Зеляя, — теперь еду к матери в Сербию, чтобы отметить другое Рождество вместе с ней. Пусть меняют локомотивы, сколько угодно, но нас-то им не изменить».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera