Сюжеты

Ярлык для президента

Этот материал вышел в The New York Times (15.01.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Каждому президенту-демократу, начиная с Джона Кеннеди, приходится доказывать, что он не слабак. Барак Обама пошел на эскалацию войны в Афганистане, увеличив контингент на 30 000 человек, что при нем усилилась активность американских...

Каждому президенту-демократу, начиная с Джона Кеннеди, приходится доказывать, что он не слабак.

Барак Обама пошел на эскалацию войны в Афганистане, увеличив контингент на 30 000 человек, что при нем усилилась активность американских беспилотных летательных аппаратов в Пакистане и что с его одобрения базы «Аль-Каиды» в Йемене дважды подвергались авианалетам, в результате которых было убито более 60 боевиков.

Президент Обама не поддался на искушение подписать с Россией новое соглашение об ограничении ядерных вооружений, поскольку проект не обеспечивал американским инспекторам необходимые возможности для проверки соблюдения соглашения. Сейчас президент делает шаги в сторону внедрения в аэропортах систем полного сканирования пассажиров.

Некоторые эксперты считают, что приклеившееся к президенту определение «слабак» может больше рассказать о политической элите в целом, чем о Бараке Обаме: для вашингтонских политиканов новый политический цикл означает новую возможность доказывать, что они как всегда во всем правы.

«Мне кажется, что дело не столько в Обаме, сколько в публике, — говорит Джордж Перкович, вице-президент по научным исследованиям Фонда Карнеги. — Ведущие ток-шоу, политики, блоггеры рассуждают, используя только термины «слабак» либо «мачо». Это карикатурный взгляд, не выдерживающий никакой критики».

Что президент Обама мог бы сделать, чтобы в течение года опровергнуть представление о том, будто в вопросах внешней политики демократы придерживаются излишне мягкой линии?

В 2009 году Белый дом подчеркнуто дистанцировался от твердолобого политического курса президента Буша, протянув несжатую в кулак руку Ирану, нажав на кнопку перезагрузки в отношениях с Россией и провозгласив политику по отношению к Пакистану не одного только кнута, но и пряника.

Теперь пора увидеть успехи гибкого подхода. Например, Обаме необходимо добиться от России поддержки в Совете Безопасности ООН более жестких санкций в отношении Ирана. Такой успех оправдал бы год, потраченный на обхаживание президента Дмитрия Медведева. Объявив в сентябре об отмене планов по размещению элементов ПРО в Польше и Чехии и предпочтя им развитие в Европе систем морского базирования, Обама устранил основу для острых разногласий с Россией. Позитивная ответная реакция последовала немедленно. Премьер-министр Владимир Путин даже назвал решение Обамы «правильным и смелым».

Теперь пора и России ответить тем же. США добиваются принятия Советом Безопасности новых жестких санкций против Ирана в рамках широких международных усилий по обузданию ядерных амбиций Тегерана.

Россия и Китай противятся этому. До сих пор президенту Обаме удалось заручиться публичным согласием президента Медведева на поддержку санкций. Китайский лидер Ху Цзиньтао аналогичного согласия не дал. Но как поведут себя Россия и Китай, когда придет время действовать?

«Если все высказанные Обамой приглашения к сотрудничеству и сделанные им жесты доброй воли не увенчаются  ответными шагами со стороны других стран, репутации президента будет нанесен серьезный урон. Он будет выглядеть наивным простаком», — считает Стивен Сестанович, полномочный представитель в странах бывшего СССР при администрации президента Клинтона, в настоящее время работающий в Совете по международным отношениям.

Говоря об Иране, следует признать: никто не надеется на то, что иранское правительство вдруг свернет программу обогащения урана. Поскольку большой надежды на то, что иранская оппозиция свергнет правительство, у президента также нет, в 2010 году ему придется продемонстрировать способность решительными мерами добиться сдерживания Ирана. А это означает добиться принятия Советом Безопасности более жестких санкций.

Наконец, борьба с терроризмом. По мнению экспертов, чтобы опровергнуть распространяемое республиканцами мнение, будто закрытие тюрьмы в заливе Гуантанамо нанесло ущерб безопасности американцев, президенту необходимы реальные успехи и на этом направлении.

Проблема в том, что большинство действий, которые президент может предпринять для противостояния террористической угрозе — такие как налаживание сотрудничества между разведывательными ведомствами, использование беспилотных летательных аппаратов, секретные операции, — по определению невидимы для публики. «Ему необходимо яркое достижение, например, ликвидация лидеров «Аль-Каиды». Только это могло бы выбить почву из-под ног тех, кто стремится изобразить его слабым лидером», — полагает Дэвид Роткопф, в прошлом сотрудник администрации Клинтона и автор книги «Управлять миром: история Совета национальной безопасности и доктрины американской гегемонии». По его мнению, Обаме, возможно, придется чаще прибегать к жесткой риторике: «Тот, кому выпало быть президентом США в начале XXI века, вынужден выглядеть непримиримым борцом с терроризмом».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera