Сюжеты

Дон Кихот и Санчо Панса в одном лице

Европа делает первые шаги после Лиссабонского договора

Этот материал вышел в № 05 от 20 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

В огромном атриуме брюссельского дворца «Юстус Липсиус», штаб-квартиры Европейского совета, зависла в воздухе инсталляция испанца Даниэля Каногара Travesias: извивающийся в виде дороги экран из жидких кристаллов длиной 33 метра. По нему...

В огромном атриуме брюссельского дворца «Юстус Липсиус», штаб-квартиры Европейского совета, зависла в воздухе инсталляция испанца Даниэля Каногара Travesias: извивающийся в виде дороги экран из жидких кристаллов длиной  33 метра. По нему нескончаемой чередой движутся люди: шагают, бегут, ползут, карабкаются — стремятся вперед, вверх… Постоянное движение отражается в стеклах фасада и крыши здания.

В Евросоюзе началось полугодие Испании. Она приняла председательскую вахту у Швеции. Горячие ритмы Андалузии пришли на смену рациональному аскетизму викингов. Но и то, и другое — объединенная Европа. С Лиссабонским договором, усилением союзных органов ЕС в этой смене национальных флагов все меньше содержания и больше символики. Не страна-председатель определяет политику союза (хотя для ее дипломатов, чиновников и экспертов наступает горячая пора, время проявиться, заработать сверхурочные, награды и повышение по службе).

Формально политика союза складывается из решений Европейского совета и Европарламента, подготовленных Еврокомиссией. Фактически — из баланса интересов и влияний стран-членов. Евросоюз, что бы он ни декларировал, это пока союз государств, а не сообщество граждан.

Во влиянии состязаются крупные, а малым приходится подстраиваться, подчиняться, создавать блокирующие коалиции: Эстония плюс Польша побивают Германию или Францию. Но обычно арифметика и география намного сложнее… Плюс принципы, именуемые общими ценностями, пренебрегать которыми неприлично. Те, кто вступал, сознательно приняли правила. Никто на аркане не тянул.

Хосе Луис Родригес Сапатеро впервые не стал первым лицом ЕС, как было положено лидеру страны-председательницы. Это место по Лиссабонскому договору занял постоянный «президент» — бельгиец Херман Ван Ромпей. Насколько он действительно будет первым, покажет время. Но колесо повернулось: есть «мистер Европа» с номером телефона.

Председательские полугодия все больше напоминают затяжные Дни культуры советского периода. Сам по себе перенос центра тяжести на культуру не плох. Культура в широком смысле, эволюция национального менталитета, сегодня не меньше весит в развитии страны, чем природные ресурсы. Испания начала председательство культурной программой, высадив в Брюсселе десант во главе с министром культуры Анхелес Гонсалес Синде, которая пригласила нас, журналистов, на бокал вина в атриуме Европейского совета.

Черно-белые кинокадры на плазменных экранах перелистывали страницы прошлого. «Пассионария» Долорес Ибаррури что-то пламенно говорит многотысячной толпе, а та вздымает сжатые кулаки. Детей республиканцев в пилотках с кисточками грузят в Барселоне на чужие пароходы. Республиканцы умирают за идею, приняв пулю на вдохе, или уходят за Пиренеи, бросая винтовки к ногам французских жандармов… Каудильо, «спаситель нации», салютует восторженной толпе. Солдат-франкист опять же в пилотке с кисточкой плачет над гробами родственников, расстрелянных республиканцами. Монахини с ужасом смотрят на разрушенные церкви…

Испанцы не ищут решения проблем в истории. Она — советчик, но не путеводитель. «Если нас что-то объединяет как граждан Европы, то это будущее», — уверена министр Анхелес Гонсалес.

Писателю Густаво Мартину Гарсо было 20, когда он впервые выехал из Испании. Подруга-студентка, которая изучала английскую филологию, отправилась на стажировку в Лондон, и Густаво на несколько дней поехал к ней в гости. Был еще жив Франко. В Испании, законсервированной в своей стабильности на отшибе Европы, по словам Густаво, было «трудно дышать». Лондон явился ему полной противоположностью. Сразу очаровали атмосфера улиц, ораторы в Гайд-парке, музеи, кинотеатры. То было место в общем бесконфликтного сосуществования народов, религий, языков. Для него Лондон представлял собой ту Европу, о которой он и его друзья только мечтали.

Не все было радужно. Стоило удалиться от центра, как угнетали своим видом кварталы, населенные иммигрантами. Те занимались работой, которую не хотели делать британцы. Испания в то время не влекла иммигрантов и была довольно закрытой страной. Густаво с иронией вспоминает, как на границе при въезде в Англию его заставили показывать не только паспорт с визой, но и прожиточный минимум фунтов стерлингов.

Это было в середине 1970-х. То же самое мог бы рассказать студент из России, выехавший в Лондон лет 15 спустя, во времена горбачевской перестройки или ельцинского десятилетия. Это было раскрепощение мозгов.

В середине 1990-х, когда я впервые поехал в Испанию на машине, там была одна полноценная автомагистраль — вдоль Средиземного моря от французской границы до Валенсии, построенная после вступления в ЕС при содействии союзного бюджета. Сейчас в стране сеть автострад. Но главное не в этом, а в переломе сознания, в открытости, ощущении себя частью разноязыкой и разнокультурной Европы.

«Французам должно быть стыдно, что консервативная Испания обставила революционную Францию по «свободе, равенству, братству», — считает Рафаэль Глюксман, сам по себе известный сын французского философа. — Клерикальная, фашистская, полунищая страна взяла новый старт с отказа от национализма и приняла европейские ценности. На телевидении была символическая картинка: в католической стране, где 40 лет правили военные, армейский парад принимает беременная женщина, министр обороны Карме Чакон»…

В Испании — одно из самых «женских» правительств в Европе. Там приняты законы о правах сексуальных меньшинств (как бы к ним ни относиться, это индекс толерантности и гуманизма в противовес церковному консерватизму). Между однополыми браками (они касаются всего-то долей процента населения) и европейской социальной моделью нет прямой связи. Но есть связь между толерантностью, индивидуальной свободой, подконтрольностью государства гражданам и экономическим развитием.

Несмотря на новшества, внесенные Лиссабонским договором, Мадрид все же не хочет ограничиваться одной лишь культурой и исполнительской работой, а намерен сполна воспользоваться председательством. Хосе Луис Родригес Сапатеро задумал крупную инициативу: начать дебаты о создании чего-то вроде «европейского правительства», экономические решения которого были бы обязательными для стран союза.

Европейская «десятилетка», так называемая лиссабонская стратегия превращения Евросоюза к 2010 году в самую наукоемкую и конкурентоспособную экономическую державу, осталась набором пожеланий, несбывшейся утопией. Потому что национальным правительствам не грозили никакие санкции за невыполнение. Сапатеро предложит свой десятилетний план, в котором нашлось бы место и стимулам, и санкциям. «Европейское правительство» могло бы, например, бросать бюджетные средства туда, где они нужнее и эффективнее, а не только в пределах национальных границ. Поддержка такого предложения не гарантирована. Национальные элиты неохотно делятся суверенными правами, особенно в части денег. Берлин сразу вежливо заявил, что «не все в этой идее осуществимо». А вот Париж — за, потому что уже не один год твердит об экономическом правительстве. Хотя бы для зоны евро.

Без утопии не может быть движения вперед. Прагматизм обеспечит только топтание на месте. Но без него идеи отрываются от реальности.

Писатель Густаво Мартин напомнил нам о героях Сервантеса. Дон Кихот живет в мире идеального, а Санчо Панса — сама приземленность. Но они неразлучны, слушают и поправляют друг друга и вместе добиваются славы. Утопия, готовая разочаровываться и принимать поправки, помогает покорять реальность, превращается в захватывающее рыцарское приключение.

Вся история объединенной Европы состоит из разочарований неосуществленными проектами. Идеи бегут впереди реальности, которая одергивает их за полы красивых одежд. Но не в силах оттащить хоть на шаг назад…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera