Сюжеты

Путина окружил планктон

Он сам признался в этом журналистам — и разрешил Дерипаске сливать в Байкал

Этот материал вышел в № 05 от 20 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

Владимир Путин разрешил принадлежащему Олегу Дерипаске Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату (БЦБК) возобновить сброс промышленных стоков в Байкал. Теперь гадить в «славное море» можно легально: производство целлюлозы, бумаги и...

Владимир Путин разрешил принадлежащему Олегу Дерипаске Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату (БЦБК) возобновить сброс промышленных стоков в Байкал. Теперь гадить в «славное море» можно легально: производство целлюлозы, бумаги и картона исключено правительственным постановлением из перечня видов деятельности, запрещенных на Байкале. То есть разрешено. Отведя весной 2006 года трубу «Транснефти» от Байкала, Путин, видимо, посчитал свой лимит благодеяний для сибиряков исчерпанным.

Качество пресной воды на планете ухудшается, многие источники отравлены, ученые всего мира все чаще говорят о происходящем уже сейчас истощении запасов подземных вод. Эксперты рассуждают о грядущих водных войнах. Байкал — это колодец планеты, в нем — пятая часть мировых запасов пресной воды. В 1996 году Байкал внесли в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, одним из условий включения озера в этот перечень было прекращение сброса сточных вод.

Но все эти и миллионы других слов, какие можно сказать об уникальности и бесценности Байкала, для премьера России не столь существенны, как финансовые проблемы одного человека — Дерипаски. Что у них с Путиным? Если судить по всем тем подаркам, которые получил Дерипаска от правительства за год с небольшим кризиса, — это  любовь. Безоглядная и безответственная.

БЦБК простоял без работы всего 15 месяцев, с начала октября 2008 года. А отравляет он Байкал с 1966 года. В сентябре 2008 года, казалось, свершилось то, за что десятилетия билась общественность: для уменьшения сброса промывных вод на БЦБК ввели «замкнутую систему водооборота». Требования Росприроднадзора удовлетворены. Так сообщили публике. Однако через три недели комбинат остановился вовсе. Поскольку нет на БЦБК такой системы. Как не было замкнутого цикла, так и нет. В октябре 2008 года из 2,2 тысячи заводчан 1,7 тысячи с работы отпустили.

Летом 2009 года Путин погрузился на дно озера на глубоководном аппарате «Мир». Оценил обстановку и заявил: «Что касается Байкала, то он в хорошем состоянии и никакого загрязнения практически нет. Биология Байкала практически без изменений — я наблюдал огромное количество планктона и живности». О БЦБК премьер тогда сказал: «Мы не будем действовать бездумно, беззаботно, не думая о природе и о Байкале, но действовать надо аккуратно, думая и о людях, которые здесь живут».

Так вот, относительно речей о том, что пуск комбината — единственная надежда на спасение моногорода Байкальска. О том, что это делается ради людей. Во-первых, противопоставлять право на безопасную окружающую среду и возможность горбатиться за тарелку супа — это как-то не по-государственному. Что кому важнее, может, люди сами решат? Государству бы приличнее было спросить с Дерипаски, когда он выплатит уволенным зарплату и компенсации. Во-вторых, городу с 17-тысячным населением пуск БЦБК ничего не даст, через несколько месяцев он вновь встанет, поскольку нерентабелен, технологии его — из каменного века, оборудование устарело и изношено. В-третьих, кто-то разве обещает, что БЦБК вновь начнет принимать на работу уволенных? Почти половина из них уже нашла себе новый заработок, в Байкальске сейчас лишь поговаривают о том, что вновь вернут на комбинат около 500 человек. Но временно.

Байкальский ЦБК должен быть похоронен. К этому, между прочим, и шло. Иркутский арбитраж приступил к процедуре банкротства. Руководство БЦБК недавно получило отказ от Минпромторга на просьбу разрешить работу со сбросом стоков в Байкал, министерство поддержало ликвидацию комбината.

Но вмешался Путин. Обессмыслив уже достигнутые договоренности и соглашения о перепрофилировании предприятия.

Выпуск небеленой целлюлозы убыточен. Беленой — запрещен. Пока. Комбинату ранее запретили использовать хлор для отбеливания целлюлозы. Новое оборудование для бесхлорной отбелки стоит десятки миллионов долларов. У Дерипаски их нет. У него — долги. Путин даст?

Дерипаска демонстрирует уверенность в своем варианте частно-государственного партнерства. БЦБК возобновил производство за несколько дней до путинского решения. 11 января вышла первая партия продукции — убыточной небеленой целлюлозы. 13 января премьер подписал постановление.

Им, кстати, внесены еще и изменения, касающиеся обращения с отходами на байкальских берегах. Все до одной эти меры облегчат жизнь промышленности и ухудшат экологию.

То, как правительство спасает Дерипаске его собственность — будь это Пикалевский глиноземный или Байкальский комбинат, наглядно показывает приоритеты премьер-министра. И это отнюдь не модернизация страны. Это не только прямо противоположные, это взаимоисключающие вещи — спасение Дерипаски и его БЦБК с дальнейшим превращением Байкала в сточную канаву и все те идеалы, о которых периодически талдычат из Кремля.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera