Сюжеты

Матриарх российских правозащитников

Людмила Алексеева в оппозиции со времен Брежнева

Этот материал вышел в The New York Times (22.01.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Милиционерам, в новогоднюю ночь выполнившим приказ задержать возглавлявшую запрещенную властями акцию протеста Людмилу Алексееву, почти хочется посочувствовать. Дело не только в том, что эта восьмидесятидвухлетняя женщина кажется совсем...

Милиционерам, в новогоднюю ночь выполнившим приказ задержать возглавлявшую запрещенную властями акцию протеста Людмилу Алексееву, почти хочется посочувствовать. Дело не только в том, что эта восьмидесятидвухлетняя женщина кажется совсем хрупкой, и не в том, что на ней был костюм Снегурочки. Людмила Алексеева научилась сбивать власти с толку, ставить их в глупое положение и просто бесить еще тогда, когда родители задерживавших ее 31 декабря милиционеров ходили в школу.

Узнав о задержании Людмилы Алексеевой, Пол Голдберг, соавтор ее книги воспоминаний о диссидентском прошлом «Поколение оттепели: молодость в постсталинскую эпоху», рассмеялся. «Лучше бы они раздали всем сотрудникам правоохранительных органов фотографии Людмилы Алексеевой с надписью: «Не задерживать никогда!», — шутит Голдберг, сейчас работающий редактором в Вашингтоне. — Прежде чем связываться с ней, стоит дважды подумать. Уж она-то умеет смешать оппонента с грязью! Впрочем, только если он того заслужил».

Госпоже Алексеевой уже нелегко ходить, но она по-прежнему в силах возглавить демонстрацию. По ее собственным подсчетам, она остается бельмом на глазу у Кремля уже 43 года. Ее нынешний противник — мягко-авторитарный режим, созданный нынешним премьер-министром, а в недавнем прошлом президентом, Владимиром Путиным. Молодость же ее прошла в борьбе с удушающими оковами брежневского советского режима.

Госпожа Алексеева выросла в мире, где говорили шепотом. Когда ей было 19, за чтение вслух запрещенных стихов на нее донесли секретарю партийной организации. В 40 лет она вызвалась печатать на машинке самиздатовский журнал «Хроника текущих событий».

Госпожа Алексеева уже и не помнит, сколько раз ее допрашивали в КГБ. По пути на очередной допрос она покупала бутерброд с ветчиной, эклер и апельсин. В семидесятые годы это была роскошь, в том числе и для следователя, которого в обед ждали унылые котлеты. В середине допроса г-жа Алексеева разворачивала свой обед и клала на стол.

«Я так развлекалась, — поясняет она, — играла у него на нервах».

Людмиле Алексеевой не раз угрожали физической расправой, а в прошлом году она похоронила двух убитых друзей. Она все так же опасается судебного преследования. «Сейчас они творят все, что хотят, — говорит г-жа Алекссева. — В прежнее время существовали правила. Идиотские, но все же правила, и их знание позволяло защищаться».

Советские диссиденты знали, что, к примеру, обвинение обязано представить как минимум двух свидетелей. В постсоветское время эти правила, по словам г-жи Алексеевой, уже не работают, и дела нередко бывают целиком сфабрикованными.

В ночь под Новый год г-жу Алексееву вместе с пятьюдесятью другими участниками митинга затащили в поджидавший рядом автобус. Милиция поняла свою ошибку довольно быстро: через 40 минут один из милиционеров сказал г-же Алексеевой, что она может идти. Она отказалась. К тому моменту весь мир уже обошла фотография, на которой пожилая, похожая на тень, испуганная женщина смотрит на возвышающегося перед ней милиционера в камуфляже.

Наверное, г-жа Алексеева предполагала, что ее могут арестовать. Она заранее заказала на дом горячих пирогов с мясом, велела охраннику пропускать к ней гостей, и когда к 11 часам вечера она добралась из отделения милиции домой, веселье в ее доме было в разгаре.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera