Сюжеты

Покорный всем властям

Нет спокойствия в Южном Дагестане. И сюда добрались расправы, похищения, спекуляции на выборах. Репортаж из Дербента

Этот материал вышел в № 07 от 25 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Чем знаменит Южный Дагестан? Красотой, древностью и мягким характером жителей, которые, в отличие от своих северных соседей, являли покорностью всяким властям. Мне казалось, что здесь собралась вся спокойная мудрость веков, очень хотелось...

Чем знаменит Южный Дагестан? Красотой, древностью и мягким характером жителей, которые, в отличие от своих северных соседей, являли покорностью всяким властям. Мне казалось, что здесь собралась вся спокойная мудрость веков, очень хотелось о ней рассказать. Однако обстоятельства сильнее меня. Получилось о том, что до недавнего времени было вовсе не характерно для Юждага.

От Махачкалы до Дербента чуть больше двух часов езды. В Южный Дагестан ведет единственная дорога. Так и хочется назвать ее двухколейкой. «Это федеральная трасса?» — спрашиваю у водителя. «Да, — смеется Шахбан, — трасса Ростов — Баку, она у нас «дорогой смерти» зовется». По ухабам и трещинам на шероховатом асфальте машины несутся с огромными скоростями. В основном грузовики и старенькие маршрутные «Газели». Часть грузовиков едет с государственной границы: за Дербентом располагаются таможенные пункты между Азербайджаном и Россией, через которые движется непрекращающийся товарный поток. Другие развозят из каменоломен знаменитый дербентский туф.

Раскинувшийся на берегу Каспийского моря и одетый в желтый, цвета морского песка, туф, Дербент обязан своим обликом этому камню. «Да надоел уже, — реагирует на мои восторженные реплики Шахбан, — мой друг недавно построил дом из красного кирпича. Вот это — клёво. А так, сплошное однообразие».

На куске газона перед роскошным трехэтажным домом с резными железными дверями прилепился изящный бюст вождя мирового пролетариата на постаменте. Здесь он выглядит нелепо. «Мода у вас такая, бюсты под окнами ставить?» «Нет, — отвечает с сарказмом проходящая женщина. — Мода у нас другая — парки и скверы застраивать. Раньше здесь был парк Кирова, пока землю по кускам не продали. Только бюст и остался».

В Дербенте сегодня нет зелени, тротуаров, очистных сооружений, нормального водопровода и дорог. Зато есть грязь, мусор, постоянные перебои с электроэнергией и много-много роскошных дворцов. И даже тот факт, что именно здесь зарегистрированы предприятия олигарха Сулеймана Керимова, ситуацию не меняет. По словам чиновников, в «городе остается только 10% от всех сборов, а их катастрофически не хватает».

ЮНЕСКО еще в 2003 году признало Дербент мировым памятником и взяло под свою опеку. Были выделены десятки миллионов рублей — на реконструкцию Дербентской крепости. Прошло время. Крепость по-прежнему разрушается, а денег уже нет. ЮНЕСКО уже перестало интересоваться их судьбой.

Крепости, по подсчетам ученых, около пяти тысяч лет. Она возвышается над городом, обнимая крепостными стенами его старую часть. «Вот видишь прямую улицу, — указывает пальцем мой спутник Ахмед, — от подножия горы до самого моря. Когда-то она была построена вдоль крепостной стены, которая врезалась на несколько метров в море. За последние годы эту стену практически растащили. Хотя кому какая разница. Раньше мы были знамениты своей крепостью, теперь позорными выборами мэра», — печально констатирует он.

Ахмед — коренной житель Дербента, по образованию историк, но деньги зарабатывает, как он выражается, «на камнях». Торгует туфом. Дела у него всегда шли хорошо, и было много возможностей уехать. Однако он остался и до сих пор лелеет мечту о Дербенте, заполненном туристами и разумно ухоженной стариной.

«Ну придет Яралиев (главный соперник Казиахметова на выборах мэра.И. Г.)… Ничего не изменится. Это политические игры, которые нас, простых людей, не касаются. Юждаг всегда отличался от Северного Дагестана большей гибкостью и лояльностью, нам все равно, кто нами управляет. Жизнь этому научила. Мы всегда были под чьей-то властью — персов, арабов, турок, русских. И всегда уживались между собой, не важно, какой ты национальности и вероисповедания. Даже после развала Союза, на фоне подъема националистических движений, нам удалось избежать большой крови. И во время чеченских войн здесь было относительно спокойно. Нас не трогали, и было спокойно. А то, что происходит последние несколько лет, все эти участившиеся КТО и спецоперации, похищения людей и вооруженные провокации на выборах показывают, что спокойный и мирный Юждаг сегодня никому не нужен».

Подтверждений этим словам мне искать не пришлось. Сразу же попадаю в местную действительность.

В пятницу в самом центре города сотрудники милиции пытались похитить 27-летнего Румиля Бегеева. Этот случай не имел бы громкой огласки в череде подобных происшествий, если бы не одно обстоятельство. Во время операции был убит сотрудник ОМОНа. Пресс-секретарь МВД Дагестана Марк Толчинский подтвердил мне этот факт и назвал его чрезвычайным происшествием. Он прав, для дагестанских милиционеров это действительно ЧП. Так публично на «задержаниях» они еще не прокалывались.

Около 11 утра Румилю Бегееву позвонили «на трубку» и попросили выйти на улицу. По словам очевидцев, когда молодой человек переходил дорогу, четверо вооруженных людей в штатском, выбежав из серебристой машины ВАЗ-2114, ударили его рукояткой пистолета по голове и бросили в автомобиль. Пытаясь второпях скрыться с места похищения, менты врезались в проезжавшую «Ладу Приору». От удара один из омоновцев выпал из автомобиля. Лежавший на полу между сиденьями Бегеев попытался вырваться, в салоне завязалась драка, прозвучали выстрелы, однако пули попали не в Бегеева, а в другого омоновца. Воспользовавшись замешательством, Бегеев убежал. Дербентские милиционеры утверждали: задержание проводили не их люди, днем ранее эти сотрудники приехали из Махачкалы.

В тот же день пресс-секретарь Марк Толчинский так изложил версию МВД. «Утром в пятницу в дербентский горотдел милиции сообщили о вооруженном человеке, идущем по улице. Сотрудники ОМОНа выехали на задержание. Выйдя из машины, они представились Бегееву и посадили его в машину. Но в это время сзади в них врезалась «Лада Приора», Бегеев выхватил табельный пистолет у одного сотрудника, выстрелом убил другого и скрылся. У меня есть очевидцы», — заявил Толчинский. Однако на вопрос, где же оружие самого Бегеева, по поводу которого его хотели задержать, ответить затруднился. Также в тот вечер в дербентском горотделе журналистам сообщили, что звонка о «человеке с оружием» не зафиксировано.

Румиль Бегеев не скрывался, жил с женой и дочкой в центре Дербента, работал на стройке, и об этом знают все. Он принадлежал к салафитской общине и уже задерживался вместе с другими последователями «чистого ислама». Родственники опасаются, что теперь Румиль нужен в первую очередь для того, чтобы на табельном оружии, из которого был убит сотрудник ОМОНа, появились его отпечатки пальцев.

О подобных «оперативных действиях» весь Дербент хорошо наслышан.

С 8 сентября 2009 года ничего не известно, к примеру, о судьбе Сиражутдина Шафиева. Посреди улицы, после того как он отвез детей в детский сад, машину Шафиева блокировали два автомобиля без номеров, и вооруженные люди в масках увезли его в неизвестном направлении.

О том, что бывает с людьми в результате таких «задержаний», свидетельствует другой случай. 18 августа 2009 года начальнику одного из отделов дербентской городской почты Имирали Магомедову позвонили на мобильный и попросили выйти на улицу. А на следующее утро стало известно, что он «ликвидирован в ходе спецоперации» в соседнем Кайтагском районе. Из тела этого «боевика» якобы было излечено 22 пули, хотя на фотографиях видно, что на камуфляже, в который он оказался одет, всего две дырки и нет следов крови, зато на самом теле есть следы пыток.

На Магомедова посмертно было заведено уголовное дело по факту посягательства на сотрудников милиции и за участие в НВФ. Однако спустя четыре дня родственникам выдали тело на основании того, что «правоохранительные органы не располагают информацией о причастности Имирали Магомедова к террористической деятельности». Никаких следственных действий по этим фактам не проводится. «Нам отказывают без объяснения причин», — жалуются родственники.

О том, что в Дагестане действуют «эскадроны смерти», которые похищают и пытают людей, а потом их ликвидируют «в ходе спецопераций», много писалось и говорилось. Однако Южный Дагестан еще недавно не фигурировал в этих сообщениях и сводках МВД. Здесь царило относительное спокойствие, без политических убийств и терактов. Но эти времена в прошлом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera