Сюжеты

Институты сильнее реформ

55% россиян считают, что «сильная рука» эффективнее демократического правительства

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 08 от 27 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Илья КригерНовая газета

Несколько дней назад социологи влиятельного американского центра Pew Global Attitudes опубликовали доклад об отношении к демократии и рыночной экономике населения бывших социалистических стран Европы. Что думают о рынке и демократии люди,...

Несколько дней назад социологи влиятельного американского центра Pew Global Attitudes опубликовали доклад об отношении к демократии и рыночной экономике населения бывших социалистических стран Европы.

Что думают о рынке и демократии люди, выросшие после падения Берлинской стены

Авторы

Проект Pew Global Attitudes с 2001 года занимается изучением общественного мнения в 57 странах мира, а также политическим консультированием. Штаб-квартира находится в Вашингтоне. Проект возглавляет Эндрю Кохат (Kohut) — президент Pew Research Center for the People and the Press — независимого социологического института, представляющего публике и прессе информацию «о происшествиях и тенденциях, формирующих облик Америки и мира». Партнерами проекта являются, в частности, газеты New York Times и International Herald Tribune. Проект финансируется фондом Pew Charitable Trusts (основан в 1948 году наследниками Джозефа Пью, основателя нефтяной компании Sunoco Inc.) и другими крупными частными фондами.

Как это делается

С 27 августа по 24 сентября 2009 года социологи лично и по телефону опросили 14 769 респондентов (репрезентативная выборка взрослого населения) в Болгарии, Великобритании, Венгрии, Испании, Италии, Литве, Польше, России, Словакии, США, Украине, Франции, ФРГ, Чехии. Погрешность составляет 3,5—5%. Опросный лист содержал вопросы, которые были заданы людям весной 1991 года в рамках исследования «Пульс Европы», проводившегося институтом Times Mirror Center for the People and the Press — предшественником Pew Research Center. В соцопросе 1991 года приняли участие 12 569 человек из Болгарии, Великобритании, Венгрии, Испании, Италии, Польши, Чехословакии, Франции, ФРГ, трех республик СССР (Литвы, Украины, РСФСР). Выборка 1991 года репрезентативна для всех стран и территорий, кроме РСФСР (опросы проводились только к западу от Урала).

Место России. Окружение

Социологи выяснили, что жители нашей страны и государств Восточной Европы в возрасте 18—39 лет относятся к многопартийной политической системе благосклоннее своих соотечественников, которые в конце 80-х—начале 90-х уже были взрослыми. Поворот к многопартийности одобряют 53% всех россиян, 70% поляков, 56% венгров, 30% украинцев, 71% словаков, 80% чехов, 52% болгар, 55% литовцев и 85% жителей бывшей ГДР. При этом за политический плюрализм высказались 64% наших сограждан моложе 40 лет и только 45% — старше этого возраста (это самый заметный разрыв поколений среди исследованных стран). Показатели Польши выглядят так: 77% и 66%, Венгрии — 62% и 51%, Украины — 37% и 26%, Словакии — 77% и 68%, Чехии — 84% и 76%, Болгарии — 57% и 50%, Литвы — 58% и 52%, бывшей Восточной Германии — 87% и 84% (наименьший разрыв).

Наиболее удовлетворенными работой демократических институтов оказались поляки (53% населения в целом, 62% людей младше 40 лет и 47% — старше 40 лет), словаки (50%, 55% и 46% соответственно) и чехи (49%, 60% и 42%). Менее довольны ходом демократического развития литовцы (35% населения, 43% людей младше 40 лет и 29% — старше этого возраста) и россияне (32% населения, 39% людей младше 40 лет и 26% — старше 40 лет). Сомневаются в правильности вектора развития своей страны болгары (удовлетворены работой демократических институтов 21% населения, 27% людей младше 40 лет, 18% людей старше этого возраста), украинцы и венгры (21% населения в целом, 21% граждан младше 40 лет, 22% — старше этого возраста).

Надеяться на себя, а не на государство предпочитают, согласно опросам, 35% немцев младше 40 лет и 19% немцев старше этого возраста. Не против вмешательства государства — если, конечно, всем будет хорошо, — 29% поляков в возрасте 18—39 лет и 19% — старше 40 лет, а также, соответственно, 37% и 25% украинцев, 36% и 24% венгров, 29% и 19% болгар, 24% и 12% литовцев. Наименьшим доверием пользуется государство у населения Чехии и Словакии. Против патерналистской модели отношений высказались 56% чехов в возрасте 18—39 лет, 40% чехов старше этого возраста, а также, соответственно, 46% и 27% словаков. Что касается России, то 39% наших сограждан младше 40 лет и 26% россиян старше 40 ответили, что предпочитают справляться со своими проблемами самостоятельно.

На вопрос, что эффективнее решит проблемы страны — «сильная рука» или демократическое правительство, — 55% граждан России в возрасте 18—39 лет ответили: «сильная рука», а 33% — демократическое правительство. 63% респондентов старше 40 лет выбрали сильного лидера, 26% предпочли демократический вариант. Среди украинцев поклонников демократии оказалось еще меньше, чем в России. За народовластие высказались всего 23% опрошенных моложе 40 лет и 18% — старше этого возраста. Также заметный перевес в пользу политики «сильной руки» наблюдается в общественном мнении Болгарии и Венгрии (в обеих возрастных группах). Мнения молодых граждан Литвы разделились примерно поровну, в то время как большинство граждан старше 40 лет в демократии спасения не видят (38% против 53% за «сильную руку»). Подавляющее большинство молодых и не очень немцев (77% и 72% соответственно), поляков (63% и 51%), чехов (84% и 79%), словаков (84% и 79%) заявили, что верят в эффективность демократического правительства.

Посткоммунистическое поколение в основном одобряет отход от плановой модели экономики, в отличие от людей, выросших при социализме. Как и в случае с вопросом о политическом плюрализме, разрыв поколений более всего заметен в России: 62% наших сограждан моложе 40 лет одобряют переход к капитализму. Среди людей старше 40 лет реформы приветствуют 40% опрошенных. Наиболее довольны переходом к рынку немцы (82% населения, 81% граждан моложе 40 и 82% — старше этого возраста). А в Украине рыночную модель одобрили только 36% опрошенных — менее, чем в любой другой стране, включенной в доклад Pew Global Attitudes («за» высказались 47% респондентов младше 40 лет, 28% — старше 40 лет).

При этом мнения о том, выиграло ли большинство от перехода к рынку, разошлись. Например, 53% чехов (64% граждан моложе 40 лет, 45% — старше этого возраста) и 42% поляков (51% и 35% соответственно) уверены, что простые люди получили выгоду от реформ. Наименее недовольными распределением общественных благ остались россияне (21% населения, 26% в возрасте 18—39 лет, 19% — старше 40 лет), украинцы (10%, 14% и 8% соответственно) и венгры (17%, 19% и 16% соответственно).

Несмотря на социальное неравенство, сторонниками рыночной модели уверенно назвали себя, например, 70% поляков (77% в возрасте 18—39 лет, 65% старше 40 лет), 63% чехов (68% и 58% соответственно), 59% немцев (58% и 60%), 56% словаков (61% и 52%), а также 52% россиян (62% в возрасте 18—39 лет, 46% — старше 40 лет). Наименее довольны положением дел болгары (37% населения, 43% в возрасте 18—39 лет, 33% старше 40 лет) и венгры (31%, 35% и 28% соответственно).

Мнение эксперта

Директор Левада-центра Лев Гудков:

— Цифры выглядят правдоподобно. Декларативно молодежь выступает за демократию, за рыночную экономику, но довольно слабо, как и люди старшего поколения, представляет, в чем именно заключается демократия. Чаще всего люди понимают под демократией некое общее благо при относительной свободе СМИ, честных выборах и независимом суде. Но то, что демократия — это принцип разделения властей, определенная политическая ответственность, реализуемая на выборах, люди не очень понимают. Действительно, есть тренд в сторону демократии, капитализма, но эти понятия не расшифровываются. Молодые настроены более либерально, терпимы к социальному неравенству. Но при этом они поддерживают патерналистскую роль государства, которое, как предполагается, должно обеспечить всех работой, жильем, минимумом социальных благ.

Ностальгия по прошлому достаточно сильна. По нашим данным, она в России выражена сильнее, чем в этом исследовании. В исследовании не отмечено, где именно проводились опросы — в городах или сельской местности (настроения там различны). Кроме того, исследование проводилось в условиях кризиса и спада жизненного уровня. Поэтому данные о поддержке плановой системы в прибалтийских республиках и, например, Венгрии ситуативны.

Лет 20 назад, когда мы начинали исследования российского общества, мы думали, что прозападные установки будут постепенно укореняться. Однако поколение сменилось, молодые повзрослели, а их потенциала оказалось недостаточно, чтобы изменить институциональную систему. Она оказалась сильнее реформаторского настроя молодежи и подчинила их себе. Произошло приблизительно то, что описал Гончаров в «Обыкновенной истории»: выветрился романтизм, пришли цинизм, разочарование либо пластичность и конформизм. Молодые по мере вхождения в жизнь теряют вестернизационные установки и усваивают взгляды старшего поколения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera