Сюжеты

Военные сцены в мирное время

Сборник коротких историй

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 08 от 27 января 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр Покровскийписатель, офицер-подводник

 

Мне всегда говорили, что я мало описываю жизнь в военном городке. Вот я и начал описывать. Это небольшие зарисовки. * * * Соседка Людмила была озабочена тем, что ее муж все еще капитан-лейтенант. Вокруг было много командирш, и Людмиле...

Мне всегда говорили, что я мало описываю жизнь в военном городке. Вот я и начал описывать. Это небольшие зарисовки.

* * *

Соседка Людмила была озабочена тем, что ее муж все еще капитан-лейтенант. Вокруг было много командирш, и Людмиле очень хотелось быть командиршей, для чего она привлекла знакомого из отдела кадров — дядю Витю, который, воспользовавшись ее женской слабостью, обещал перевести мужа с повышением.

А потом он еще раз воспользовался ее слабостью и опять обещал.

А потом он очень сильно воспользовался и очень убедительно обещал.

А потом он еще раз воспользовался и еще раз обещал.

А потом он перевел ее мужа, но она с ним не поехала, потому что в период все развивающейся женской слабости перепробовала многих и присмотрела себе нового мужа — бравого командира подводной лодки по фамилии Орясина.

Его только-только назначили на эту должность, и он решил жениться на Людмиле и сменить фамилию. Он взял ее фамилию и стал Малининым.

После этого случая в городке говорили, что она-то Малинина, а он — Орясина.

…И вообще в городке с женской слабостью было все в полном порядке — много было разведенных женщин, и все они находили неженатых лейтенантов — их на танцах было пруд пруди. А потом все шли в гости, где продолжали плясать, после чего становилось ясно, есть ли у них еще здоровье.

Особенно этим отличались береговые лейтенанты — им хватало времени на жизнь.

Корабельным хватало времени только на службу.

* * *

Но в основном женщины были заняты детьми. Дети отнимали все свободное время  — подрастающие дети, только что родившиеся дети и те дети, которые еще только вынашиваются.

Мужчинам хотелось мальчиков, но чаще рождались девочки. Поэтому лозунг «Потопим женщин в вечной беременности» был не последним лозунгом в городке.

Последним был лозунг «Слава Вооруженным силам!» — его все время сносило ветром, и еще его все время красили.

* * *

— Полосковы заблудились!

— Как это?

— Они вышли раньше всех, не стали попутки дожидаться, а тут — заряд, в метре ни черта не видно. Мы-то потом на попутке доехали, а их нет — заблудились.

— Сколько их там, этих Полосковых?

— Отец и сын.

— Сыну сколько?

— Взрослый, уже шестнадцать.

— Сколько времени прошло?

— Часа три, как метель стихла, считай, часа четыре, как они ушли!

— Всех сюда! Всем навстречу идти! Где они начали движение?

— На повороте.

— Вот от поворота и начнем!

Андрей Антоныч распределил всех поисковиков. Начали от поворота.

— И палки всем взять, а то после метели наст ненадежный, уйдете под снег и ахнуть не успеете! Двойками ходить! И чтобы я всех видел!

— Ясно!

— Щупами все щупать!

На Севере метель может налететь в одно мгновение. Тогда не видно порой ничего. И снег валит. Если ты в дороге, то надо держаться плотного грунта — это дорога и есть. А в стороны — и уже по пояс можно провалиться. Беда в том, что при хорошей пурге дорогу может замести за несколько минут. Идешь потом по ней как по целине. Вот Полосковы и заблудились.

— Не могли они пропасть, сидят где-то!

То, что Полосковы «сидят где-то», выяснилось скоро. Они до поселка не дошли с километр. Сидели они на обочине. Собаки их быстро нашли.

— Замерзли.

— После метели сразу мороз — градусов пятнадцать!

— Чуть-чуть не дошли.

— Чего теперь, Андрей Антоныч?

— Грузим аккуратно. Не в кабину. В грузовик сверху.

— Они умерли?

— А ты думал, не дышат же!

— Они не умерли! — сказал Андрей Антоныч.

— Как же, Андрей Антоныч, дыхания-то нет! Окоченели!

— Это ни о чем не говорит. Бабка моя таких с того света возвращала, вот и я попробую. Останавливайте грузовик и грузите их аккуратненько в кузов. Их в тепло нельзя сразу — вот тогда они погибнут.

— А чего потом?

— Увидишь, как до поселка довезем.

Грузовик остановили, до поселка довезли. Андрей Антоныч привез их во двор своего дома, приказал притащить две ванны, поставить их во дворе, а потом под его руководством занялись Полосковыми. Обоих — и отца, и сына — раздели догола, уложили в ванны и стали поливать сверху ледяной водой.

— Только ледяной, и руками растирайте, чтоб тело мягким стало. Как станет мягким, температуру воды медленно повышаем. Очень медленно.

Возились часов пять. Удивительно, но оба ожили. Их потом в дом перенесли, где и продолжили отогревать, но медленно.

— Я же говорил! — Андрей Антоныч был собой ужасно горд. — Еще бабка моя такой фокус показывала. Главное, в дом не вносить замороженного. На улице поливать. В дом нельзя, обожжется он. Ему в доме очень жарко. А постепенно — и привыкнет. Бабка моя человек пятьдесят спасла. На саночках притащит очередного, разденет и давай поливать.

Первое, что сказали Полосковы, как очнулись:

— Где мы?

— В раю, конечно! — был им ответ.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera