Сюжеты

Символ второй чеченской

Ровно десять лет назад, 5 февраля 2000-го, отряд ОМОНа ГУВД Санкт-Петербурга провел зачистку в селе Новые Алды. В результате погибли минимум 56 человек

Этот материал вышел в № 12 от 5 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

Уже три года существует питерский проект «С добром и миром из Санкт-Петербурга» — редкая в России попытка осознанно и публично извиниться за Чечню. На сайте http://pomnialdy.ru/ вы прочтете об этом проекте главное: «Петербуржцы, которые не...

Уже три года существует питерский проект «С добром и миром из Санкт-Петербурга» — редкая в России попытка осознанно и публично извиниться за Чечню. На сайте http://pomnialdy.ru/ вы прочтете об этом проекте главное: «Петербуржцы, которые не остались равнодушными к трагедии в Новых Алдах, объединились, для того чтобы вернуть доброе имя Санкт-Петербургу и его жителям, наладить добрые отношения между петербуржцами и жителями Алдов».

Справа будет черный квадрат с белой надписью «АЛДЫ без срока давности». Это ссылка на документальный фильм, снятый правозащитным центром «Мемориал», посмотрев который, вы, в общем, все поймете сами.

В кадре увидите Наташу Эстемирову. Это одна из последних съемок Наташи (февраль 2009). Через пять месяцев ее убьют. Закадровый текст читает заслуженный артист России Алексей Девотченко. Неравнодушный петербуржец, замечательный актер.

...В Новых Алдах никогда не базировались боевики. Причина простая: поселок был построен для депортированных чеченцев, которым не позволили вернуться в собственные дома. Вместо этого выделили неподалеку землю (по 5 соток на семью), которая быстро застроилась частными домиками. Но ни одного крупного, капитального административного здания, которые во время боев в Чечне использовались боевиками для огневых позиций, в селе построено не было.

В феврале 2000-го жители Алдов ждали российскую армию с надеждой. Массивные бомбардировки, артобстрелы Грозного — в селе погибли 75 человек только за декабрь 1999-го и январь 2000-го. Умирали от мин, осколков, но больше всего умирало стариков — от инфарктов и воспаления легких. Большую часть суток люди проводили в подвалах своих домов, а там зимняя сырость и холод.

В конце января 2000-го была проведена знаменитая операция по выманиванию отрядов Шамиля Басаева из Грозного: чеченцы выкупили у российских военных «коридор», чтобы выйти из блокированного города. «Коридор» оказался заминированным.

В конце января 2000-го Грозный и окрестности заняли российские войска.

4 февраля в Новых Алдах прошла проверка паспортного режима: у жителей села проверили документы, чеченских подростков и мужчин осматривали на предмет следов от оружия. Эксцессов не было, вот только проверяющие — российские военные — предупредили жителей, что «завтра в село придут настоящие крутые».

5 февраля в Алды с двух сторон вошли российские военнослужащие без знаков отличий. По свидетельствам выживших местных жителей, это были взрослые мужики, точно — контрактники.

...О том, что произошло в тот день в Новых Алдах, «Новая» писала много раз. Шесть лет (с февраля 2000-го по февраль 2006-го) это было обязанностью Анны Политковской — напоминать миру об Алдах. После убийства Анны продолжили другие.

...56 убитых жителей Алдов. Список вывешен на сайте правозащитного центра «Мемориал». В основном убитые — старики. Самый старый — 1924 г.р. Есть и дети — самому маленькому было два месяца.

В фильме «Алды без срока давности» вы увидите мертвых людей — зрелище тяжелейшее... Вы узнаете мотив: это было обыкновенное мародерство.

Вот свидетельство Малики Лабазановой, выжившей чудом. Она одна из героинь фильма.

«...Слышу у себя во дворе крики, мат ужасный. Я открываю дверь, вижу — солдаты. На крыльцо вышли Зина с Хусейном, родственники мужа, оба — старики. Один из военных (он был в белом маскхалате) обернулся ко мне, посмотрел, как сейчас помню, стеклянными глазами и спросил, что я тут делаю. Я сказала, что живу здесь. В этот момент Хусейн просит: «Малика, они сейчас деньги потребуют, пойди у кого-нибудь возьми». Я к солдатам: «Ребята, у нас нет денег. Если бы были, мы бы уехали, как все люди».

И тогда они начали стрелять. Кричали при этом, что у них приказ убивать всех. Я побежала к соседям, стучала в ворота — никто не открывал. Только Дениев Алу вышел на стук и принес мне три бумажки по сто рублей. Несу я эти деньги, подхожу к своим воротам и вижу: кошка моя идет, у нее внутренности вывалились. Она идет и остановится, идет и остановится, а потом умирает. У меня ноги так и подкосились, я думала, что всех у нас во дворе убили...

Когда я протянула этому, в белом маскхалате, 300 рублей, он только посмеялся. «Разве это деньги? У вас у всех есть деньги и золото, — сказал он. — У тебя зубы тоже золотые». Я сняла серьги (их мне мама на шестнадцатилетие купила), отдаю их и прошу не убивать. А он кричит, что убивать приказано всех, подзывает солдата и говорит ему: «Заведи в дом и там ее потряси».

В доме я сразу бросилась в котельную, там за печкой и спряталась. Это было единственное, что я смогла сделать в той ситуации. И тот, который сопровождал меня, вышел назад. Он искал меня. Не найдя, вернулся снова в дом. И тут началась стрельба во дворе. Я бросилась к солдату, стала просить, умолять его, чтобы не убивал. «Тебя не убью, убьют меня», — сказал он. И такой страх меня охватил, что и бомбежки, и обстрелы — все, что было до этого дня, все я готова была заново пережить, лишь бы он, этот солдат, отвел наведенный на меня автомат.

Он стал стрелять: в потолок, в стены, прострелил газовую плиту. И тогда я поняла — он не застрелит меня. Я схватила его за ноги и поблагодарила, что не убил. А он: «Молчи, ты уже мертвая»...»

Это невозможно описывать из года в год, и тот, кто думает, что журналисты смакуют такие подробности, ошибается. Тем не менее уже 10 лет немногочисленная группа правозащитников и журналистов вспоминает и напоминает миру об Алдах, ставших символом второй чеченской кампании, как когда-то чеченское село Самашки стало символом первой войны в Чечне.

Это напоминание принесло какие-то результаты.

В отличие от огромного количества не расследованных военных преступлений, по зачистке в Новых Алдах было возбуждено уголовное дело. Результаты следствия, с одной стороны, ничтожны, а с другой — принципиальны, и потому исключительно важны.

Сначала была установлена принадлежность убийц. Из постановления следователей военной прокуратуры следует, что это — питерский ОМОН. На этом военная прокуратура, правда, умыла руки — передала дело по подследственности в обычную прокуратуру, так сказать, по месту происшествия. То есть заниматься делом стали чеченские прокуроры.

Молодой чеченский следователь Анзор Асуев выехал в Питер. Несколько месяцев он добивался от руководства ОМОНа фотографий бойцов, командированных в Чечню в феврале 2000-го. Его чуть не уволили — за превышение срока собственной командировки в Питер. Но фотографии он получил (не всех, правда). По тем фотографиям жители Новых Алдов опознали бойца ОМОНа Бабина. Он до сих пор в бегах — уже несколько лет прячется. Как и другие военные преступники — Эдуард Ульман, Евгений Худяков, подельники «кадета» Лапина. Их, понятно, система ищет лишь на бумаге (те же подельники Лапина — сотрудники ханты-мансийского ОМОНа, как выяснили следователи по делу об убийстве Анны Политковской, живут по своим домам и не особо скрываются...).

После питерской командировки следователя Асуева дело о Новых Алдах замяли. Но собранных материалов все равно было достаточно. Для Европейского суда по правам человека.

По жалобам жителей Новых Алдов Страсбург вынес уже несколько решений. Самое громкое — дело «Мусаев и другие против России». Страсбург признал российские силовые структуры ответственными за проведенную зачистку в Новых Алдах, а правительство России — виновным в нарушении прав своих граждан на жизнь и правосудие. Алдинцы получили 140 тысяч евро компенсации. На пятерых заявителей. Также Страсбургскому суду удалось получить от российской прокуратуры список бойцов питерского ОМОНа, командированных в Чечню зимой 2000-го. Этот список и допросы омоновцев — все, чего удалось добиться по установлению виновных лиц в алдинской трагедии.

Список допрошенных по алдинскому делу 24 питерских омоновцев в «Новой газете» есть. Редакция решила его не публиковать. Хотя бы потому, что в нем, возможно, есть «тот, который не стрелял» (см. рассказ Малики Лабазановой). 

Российская сторона переслала в Страсбург неполные материалы уголовного дела по Новым Алдам. В частности, только первые страницы протоколов допросов тех сотрудников ОМОНа ГУВД Санкт-Петербурга, которые были командированы в Чечню в феврале 2000 года. В некоторых допросах также фигурирует второй лист с неразборчиво написанной от руки одной и той же фразой: «В операции (имеется в виду зачистка.Е.М.) техника не применялась. На окраине поселка (Новые Алды. — Е.М.) я видел кладбище, где было много свежих могил. Об обстоятельствах гибели людей мне ничего неизвестно».

В решении Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) говорится, что сотрудники ОМОНа показали практически слово в слово, что они участвовали в операции в Новых Алдах, что техника в операции не применялась и что о гибели людей им ничего неизвестно. (Пар. 109 решения ЕСПЧ.)

В решении ЕСПЧ ничего не говорится о том, что допрошенные омоновцы не могли видеть в феврале в Новых Алдах свежие могилы на кладбище. Большинство погибших от зачистки 5 февраля были захоронены на кладбище более месяца спустя — только 9 марта. Выжившие местные жители сначала боялись убирать трупы, а потом долго и безнадежно ждали следствия и проведения судмедэкспертизы. В свою очередь, представители военной прокуратуры ждали, когда же местные жители все-таки захоронят жертв зачистки. И только после похорон приехали, наконец, в село.

От питерского ОМОНа, расстрелявшего чеченцев в Новых Алдах, до майора Евсюкова, расстрелявшего покупателей в московском супермаркете, прошло 10 лет.

Все эти годы российские власти усиленно борются с чеченскими террористами. А российские граждане все больше боятся российских милиционеров.

Не знаю, можно ли это понимать как некую справедливость. Но этот страх и есть плата России не по гамбургскому — по чеченскому счету.

Расчетный счет СПб РОПО «Дом мира и ненасилия»

Юридический адрес: 191187, Санкт-Петербург, ул.Шпалерная, д.7 лит.А пом.5Н
Почтовый адрес: 191002 Санкт-Петербург, а/я 33
ИНН 7825496505
КПП 782501001
Р/с 40703810337000000203 в Филиале ОПЕРУ-4 ОАО «Банк ВТБ Северо-Запад»
г.Санкт-Петербург
К/с 30101810200000000791
БИК 044030791
Назначение платежа: Добровольное благотворительное пожертвование на уставную деятельность (реализация благотворительного проекта «С добром и миром из Санкт-Петербурга»)

P.S. На сайте POMNIALDY.RU вы также можете перечислить деньги на благотворительную акцию «Петербуржцы — детям Алдов». Чтобы школьники и учителя из Новых Алдов приехали, увидели и узнали другой Петербург.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera