Сюжеты

«Три сестры» вернулись в Ялту

Юбилей Чехова отмечен спектаклем из Москвы

Этот материал вышел в № 13 от 8 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

29—30 января в Ялтинском театре имени Чехова прошли гастроли Чеховского фестиваля. «Три сестры» в постановке Деклана Доннеллана сыграны в день 150-летия автора: ведь написана сия пьеса в Ялте. Желтый театральный особняк с восьмью белыми...

29—30 января в Ялтинском театре имени Чехова прошли гастроли Чеховского фестиваля. «Три сестры» в постановке Деклана Доннеллана сыграны в день 150-летия автора: ведь написана сия пьеса в Ялте.

Желтый театральный особняк с восьмью белыми колоннами выстроен в переулке возле набережной на рубеже XIX и ХХ веков. В Ялте труппа Станиславского и Немировича играла для Чехова «Чайку» и «Дядю Ваню» МХТ. Здесь молодой Рахманинов аккомпанировал молодому Шаляпину, гастролировала Комиссаржевская, пели Плевицкая и Вертинский. После запустения 1990-х Ялтинский театр был отреставрирован в 2006—2008 гг. по инициативе и на средства московской Национальной резервной корпорации. НРК совместно с Чеховским фестивалем организовали и двухдневные юбилейные гастроли в январе 2010-го.

«Три сестры» британского режиссера Деклана Доннеллана поставлены в Москве в 2005-м. Доннеллан собрал замечательных актеров: Чебутыкин — Игорь Ясулович, Маша — Ирина Гринева, Ирина — Нелли Уварова, Вершинин — Александр Феклистов, Тузенбах — Андрей Кузичев, Соленый — Андрей Мерзликин, Кулыгин — Виталий Егоров. Сценограф Ник Ормерод создал ностальгический фон, подобный старому семейному фото на твердом картоне: белые стулья и комоды, плетеные корзины и полосатые ткани, кукольный домик — фамильная игрушка Прозоровых, явно любимая и явно пребывающая в небрежении. Впрочем, эти люди с точеными лицами, дамы с камеями у ворота живут в городе N одиннадцать лет — а все как на бивуаке: в тоске, растерянности, в вечном порыве прочь и решительном нежелании дать чаю измученному Вершинину.

Оттого, вероятно, их прекрасный ностальгический дом и рассечен на сцене пополам черной щелью. В ней клубится тьма. Из нее являются ряженые. В эту черную щель уходит Тузенбах — под пулю Соленого.

…Сколько мистиков и пророков клубилось в России 1900-х. Антон Павлович Чехов к ним не принадлежал решительно! Но странные провидения связывают его пьесы, написанные в Ялте, — с будущим города. В белом чеховском доме над Ауткой дамы-экскурсоводы, самые поздние «антоновки», рассказывают: сейчас окно чеховского кабинета заслонено кронами вековых деревьев. Но в 1900-х, когда деревья, Чеховым и посаженные, еще не выросли, — окно кабинета глядело на Ялтинский порт и маяк Александра III. «Три сестры» и «Вишневый сад» с их финалами написаны «с видом» на тот мол, откуда в 1920-м «уйдут по воде» военные походным порядком. Две армии — Добровольческая и Донская. И с ними десятки тысяч чеховских персонажей в штатском.

Впрочем, в Крыму на какой камень руку ни положи, каждый пульсирует историей России. Возрождение Ялтинского театра, юбилейные гастроли Чеховского фестиваля у Черного моря, под зимним дождем — глубоко естественны.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera