Сюжеты

Гаити готовится к вспышке туберкулеза

Этот материал вышел в The New York Times (12.02.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Клиника, поспешно возведенная на руинах единственного туберкулезного санатория на весь Гаити, кишит мухами. «Я не справляюсь», — говорит 52-летний Пьер-Луи Монфор, единственный работник клиники, в которой когда-то жило большинство...

Клиника, поспешно возведенная на руинах единственного туберкулезного санатория на весь Гаити, кишит мухами. «Я не справляюсь», — говорит 52-летний Пьер-Луи Монфор, единственный работник клиники, в которой когда-то жило большинство туберкулезных больных в стране. То, что он нуждается в помощи, так же очевидно, как отчаяние на лицах пациентов, выстроившихся в длинную очередь за лекарствами.

Раньше в больнице работали 50 медбратьев и медсестер и 20 врачей. Все они либо погибли при землетрясении, либо отказались вернуться на работу. «Некоторые сомневаются в безопасности здания, другие слишком заняты своими собственными проблемами», — говорит Монфор. Он шутит, что благодаря землетрясению его повысили с медбрата санатория до директора.

Уровень заболеваемости туберкулезом на Гаити — самый высокий из всех стран Нового Света. Каждый год здесь заболевают туберкулезом 30 тысяч человек. По данным Всемирной организации здравоохранения, туберкулез — вторая по смертности инфекционная болезнь в стране после СПИДа. По словам экспертов по здравоохранению, в ближайшее время уровень заболеваемости станет еще выше.

Большинство пациентов санатория, выживших во время землетрясения — а их было несколько сотен, — бежали. Теперь они живут в перенаселенных палаточных лагерях и заражают своих соседей. Большинство из них перестали принимать прописанные лекарства, что повышает вероятность появления штамма с повышенной лекарственной устойчивостью, считают эксперты.

«Через полгода именно это станет нашей главной проблемой, — говорит доктор Меган Коффе из главной больницы Порт-о-Пренса. Она указывает на голубую палатку чуть в стороне — там содержатся больные туберкулезом, который, по мнению врачей, хуже поддается лечению. — Кто-то должен помочь Монфору, а не то быть беде».

Чтобы с уверенностью поставить диагноз «туберкулез», требуется несколько недель. Их у врачей нет, поэтому им приходится опираться на самые заметные симптомы болезни: ночную потливость, сильный кашель и потерю веса. «Но посмотрите вокруг, — говорит доктор Коффе. — Все худые, все кашляют от пыли и все потеют от жары».

Доктор Ришар Д’Меза, ответственный за борьбу с туберкулезом в министерстве здравоохранения Гаити, говорит, что министерство и Всемирная организация здравоохранения уже накапливают запасы лекарств от туберкулеза. «Нас волнует перспектива появления резистентного штамма, но мы начали к нему готовиться», — говорит он. И добавляет, что уже начал собирать группы врачей для поиска больных туберкулезом в палаточных лагерях, скоро они приступят к работе.

Однако Монфору помощь нужна прямо сейчас. Он ежедневно рыщет по руинам в поисках лекарств и шприцов. Использованные шприцы он стерилизует отбеливателем, которым затем моет полы.

В тесной клинике спят восемь самых больных и заразных пациентов. На простынях — красные и бурые пятна. Монфор говорит, что сбился со счету, пытаясь понять, сколько еще пациентов лежат в разных комнатах на руинах больницы. Еще сотни людей каждый день приходят сюда за лекарствами.

Воздух вокруг больницы пропитан тошнотворным запахом разлагающихся тел. Иногда начинает пахнуть горелым — люди неподалеку готовят на костре ужин.

«Люди здесь страдают и умирают постоянно, — говорит Монфор. — Похоже, это никого не волнует».

Отчаянная ситуация в его клинике отражает более общую проблему Гаити: врачи и больницы не справляются с потоком жертв землетрясения, а пациентами, больными раком, СПИДом и другими хроническими и инфекционными заболеваниями, никто больше не занимается.

Жан-Батист Рено сидит на бордюре. На нем всего один ботинок, голубая майка порвана. Он держится за голову: «У меня туберкулез, и через день мне должны проводить гемодиализ». До землетрясения он работал фельдшером и очень тщательно относился к лечению. «У меня три недели не было гемодиализа, и я чувствую, что кровь внутри меня начинает гнить. — Рено машет рукой в сторону палаточного городка и добавляет: — Прямо как все в этой стране».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera