Сюжеты

Низы могут. Верхи — не хотят

В основе отмен оправдательных решений часто лежат процедурные придирки

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

По этой причине такие вердикты иногда отменяются дважды и трижды (в одном случае — четырежды), что, конечно, дискредитирует и суд присяжных, и судебную систему в целом. Председатель Верховного суда РФ пожурил судей за частую отмену...

По этой причине такие вердикты иногда отменяются дважды и трижды (в одном случае — четырежды), что, конечно, дискредитирует и суд присяжных, и судебную систему в целом.

Председатель Верховного суда РФ пожурил судей за частую отмену оправдательных вердиктов. Которые отменяет сам же Верховный суд

На ежегодном совещании председателей судов председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев выступил с докладом. Его значение состоит в том, что Лебедев как бы задает тон всем судьям, чьи будущие решения могут быть существенно скорректированы под влиянием этой «ориентировки» в рамках одних и тех же законов как в сторону ужесточения, так и, напротив, либерализации.

На этот раз в части применения наказаний, связанных с лишением свободы и досудебного ареста, в первую очередь по делам, связанным с бизнесом, сигнал прозвучал в отчетливой либеральной тональности. Очевидно, это отражает как позицию самого Лебедева, так и политическую волю руководства страны.

Как говорилось в докладе, доля оправдательный приговоров выросла до целого процента (по сравнению с десятыми и сотыми долями последних лет), а уголовно-правовая практика по делам, связанным с бизнесом, позволяет оспорить то широко бытующее мнение, что «суды используют карательные штампы в отношении лиц, которые занимаются экономической деятельностью». При известном лукавстве использованной статистики важно, что первое «юридическое лицо» отзывается об этой тенденции не с порицанием, а с гордостью, пусть пока и преждевременной.

На фоне негативного отношения к оправдательным приговорам (в особенности к оправдательным вердиктам присяжных) со стороны правоохранительных органов неожиданно и даже с отвагой прозвучали слова Лебедева о том, что вышестоящие инстанции отменяют слишком много таких приговоров, — например, каждый пятый, вынесенный по вердиктам присяжных. Председатель пообещал, что Верховный суд РФ подвергнет практику таких отмен специальному анализу.

Тут нельзя не заметить известного положения «унтер-офицерской вдовы», так как оправдательные вердикты присяжных отменяются именно в самом Верховном суде. С другой стороны, такой анализ давно сделан экспертами и указывает, что в основе отмен часто лежат процедурные придирки и однообразные претензии к якобы предвзятому составу присяжных. По этой причине оправдательные вердикты иногда отменяются дважды и трижды (в одном случае — четырежды), что, конечно, дискредитирует и суд присяжных, и, как следствие, судебную систему в целом.

Лучше всего говорить об этом на конкретных примерах. Только что, 5 февраля, в Мособлсуде присяжные вынесли второй обвинительный (после оправдательного в апреле прошлого года) вердикт по делу о взятке главе поселка Андреевка Вадиму Рябченкову. Оправдательный вердикт был отменен на том основании, что у одного из присяжных нашелся (после вердикта) судимый в прошлом родственник. Одна из присяжных, возмущенная той глупой ролью, которую, как оказалась, отвели ей в суде, рассказала, что этот присяжный говорил о желании выйти из коллегии и даже несколько раз не приходил в заседание, но не был заменен судьей, хотя запасные заседатели были и другие замены в коллегии тоже были.

Другая присяжная уже из второй коллегии была заменена в последний день и не участвовала в голосовании по вердикту из-за получасового опоздания в суд. Она рассказала мне тут же в коридоре о причине этого опоздания: не могла выехать из дома в деревне, так как ночью кто-то запер ее ворота цепью с внешней стороны. Еще одну присяжную именно в день вердикта «не отпустили с работы». (Присяжная по имени Ольга готова повторить свой рассказ про ворота в Верховном суде.)

Кроме манипуляции присяжными на этом, скажем так, «физическом уровне», во втором процессе по «делу Рябченкова» имела место и манипуляция более сложная: присяжным не дали не только оценить, но и выслушать доводы подсудимого о том, что в его действиях не было корыстного мотива, а на получение денег в наличной форме его спровоцировал агент-провокатор (аудиозапись, из которой это понятно, второй коллегии послушать не дали). Эта отчетливо коррупционная — но совсем с другой стороны, связанной с участием «правоохранительных органов», а теперь и судов — история детально описана в «Новой», № 8 за 2010 год.

Что в практическом смысле будет (должен) означать обещанный председателем Верховного суда анализ отмен оправдательных приговоров? В юридической логике это значит: если будет сделан вывод о необоснованности отмены того или иного оправдательного приговора, должен быть отменен и тот обвинительный приговор, который органы обвинения все-таки продавили затем через суд. Только так может быть восстановлена попранная ими независимость судебной системы. Пусть судьи судят по закону, а общество будет судить не по словам, а по делам.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera