Сюжеты

«Русские сезоны» на Берлиналле

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

Что случилось? Почему в нынешнем году на Берлиналле чуть ли не в каждой секции представлена наша картина? Неужто российское кино стремительно достигло нереальных высот, или тому - другие объяснения? Начнем по порядку. Фильм Алексея...

Что случилось? Почему в нынешнем году на Берлиналле чуть ли не в каждой секции представлена наша картина? Неужто российское кино стремительно достигло нереальных высот, или тому - другие объяснения?

Начнем по порядку. Фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом» прорвался в конкурс сразу по нескольким причинам. Прежде всего, Алексей снял достойную европейскую картину, в которой есть изобразительная культура, есть любимое еврпейцами напряжение экзистенциальной драмы, есть столкновение характеров. Впрочем, у фильма Попогребского и другие привлекательные для зарубежья манки. Место съемок – это раз. Экзотика «края земли», застывших сопок на берегу Ледовитого океана. Недосказанность сюжетной линии – это два. Сегодня это модно. Зрителя призывают додумывать, интерпретировать происходящее на экране. Плюс неясная тема радиационного облучения. До истории романтика Гусева из «9 дней…» далеко, но тревогой с экрана веет. Плюс проблема экологии. Оказывается, отважные герои, трудящиеся Севера, этот самый Север загадили ржавым железом, прочими нехорошими отходами... Ясное дело: у картины «Как я провел этим летом» - прямая дорога в Берлин.

Вообще Берлиналле точней других фестивалей выражает ожидания Европы в отношении русского кино. Существует несколько четких, не явно формулируемых принципов, соответствие которым дает реальный шанс стать участником официальной программы.

Интерес к «чернухе» из России явно пошел на убыль. Впрочем, нишу «черного кино» закрыл фильм из Литвы, модного артхаузного режиссера Шарунаса Бартаса. Среди компаний производителей фильма «Евразиец» (или «Восточное течение») — наряду с Францией и Литвой - значится и Россия. Бартас чуть ли не впервые решил рассказать историю с линейным, к тому же криминальным сюжетом. Вместо привычного глубокомысленного молчания в его кино пришли диалоги. Могли бы и не приходить. Героя сыграл сам режиссер. Зовут его Женя, кличка «Француз». Живет в Литве, собирается с красоткой итальянкой отбыть во Францию, а пока должен доделать «дела» в России. Какие в России «дела», ясное сразу – безпримесный криминал. Режиссер говорит, что хотел каждой из стран придать свое выражение. Франция поблескивает штилем с яхтами, Литва манит витринами кафе и бутиков. Россия... Не понятно, как мы еще живы. Допустим, разворачивались бы события в 90-е... А то ведь на экране вроде бы сегодняшняя Москва - мусорная, трущобная, заселенная проститутками, сутенерами, бандитами и прикормленными ими милиционерами. Со стороны виднее. Но живописание мерзейшего из городов пробуждает давно уснувший патриотизм. Из достоинств картины – главный герой. Прибалтийская «примороженность» контрастирует с экстремальными обстоятельствами, превращая традиционного супермена в человека, силящегося - «соответствовать» драматическим наворотам, самому выстраивать линию судьбы. Безуспешно.

Есть еще одна дорогая сердцу «Берлиналле» тема, которую российское кино раньше обходило за километры. Тема толерантности, точнее, гей-кино. Пару лет назад здесь с успехом показали российский документальный фильм о неудавшемся гей-параде в Москве. Фильм был неважный, зато тема актуальная. В Берлине пощщряют смелых, а «тема» - многое объясняет. Нынешняя Панорама торжественно открывалась показом российского фильма «Весельчаки» Феликса Медведева. «Весельчаки» - это трансвеститы. Группа верных друзей (закадычных подруг), работающих в одном ночном шоу-баре. Уже в эпиграфе авторы успокаивают  хранителей строгих нравов, объясняя коннотацию слов «травести» и «трансвестит»: люди, имеющие страсть к переодеванию. «Леди в перьях» рассказывают как каждая из них пришла к маскарадной жизни. Старшего, очкарика Алексея Викторовича, еще в советские студенческие годы едва не совратил партийный босс, товарищ Пономарин. «Принцесса» - симпатичная и юная... решив отомстить тинейджерам с соседнего двора за обиды, тычки - преобразовалась на дискотеке в ослепительную красавицу. Истории других «подружек» не впечатляют. Сам сценарий все время прихрамывает, сбивается с ноги. Ни мотиваций, ни логики в развитии событий. Есть пара выразительных сцен, сделанных в духе «Служанок» Виктюка. В одной трансвестит красавчик по имени Люся-мохнатая (Даниил Козловский) под хит Глории Гейнор «I Will Survive», натурально в боа и полном варьетешном прикиде шествует по родной деревне. Хороший эпизод, в котором обаятельный интеллигент, ухаживающий за трансвеститом Фирой, внезапно преврашается в холодного убийцу - мстителя. Отдадим должное актерам, сыгравшим трансвеститов, весьма убедительным. Зато сцены из деревенской жизни – дурная самодеятельность. И если вся деревня – ряженая фальшь - исчезает конфликт нормального и шокирующего. За что взяли слабую картину в Панораму... здесь никто не спрашивает. И так понятно, ведь «гей-кино» - фирменный знак Берлиналле. Существует специализированный конкурс, на котором вручает свой приз «Тедди», да и над другими  программами, тема эта зримо и незримо витает. Теперь вот и мы - в русле.

Не стоит забывать еще об одном фестивальном ожидании, которые мы изредка оправдываем.

«Я» Игоря Волошина, приглашенный в Форум, тоже из разряда, распространенных здесь тем жизни на грани риска. Игорь интересутеся «природой зла». Его фильм про друзей, гибнущих от наркоты. К тому же Волошин умеет снимать ярко (если это, конечно не бездарные агитки для Первого канала, типа «Олимпиус инферно»). Он умеет создать на экране галлюциногенный, бликующий странными соцветиями «мир под кайфом». Герой Артура Смольянинова косит от армии в дурке. И приходится парню нелегко. Но дальше у автора возникает большая проблема с историей, которую никак не удается рассказать. Он захлебывается в эмоциях, красивостях (снег кружит в стенах сумасшедшего дома), сбивается, повторяется. Герои этой красочной кунсткамеры не вызывают сочувствия. Наркобароны, дилеры, жертвы, осыпающиеся в финале, как пляжные скульптуры...

И, наконец, еще для одной категории работ всегда открыт зеленый свет на больших фестивальных дорогах. Для фильмов, наследующих (с большим или меньшим успехом) традиции арт-хаузного кинематографа, для преемников (порой идолоколопнников) Тарковского и Сокурова. Из этой плеяды и Звягинцев, принятый в объятия фестивальным движением, и младший Хржановский, и Хомерики. В новом «призыве» оказалась Анна Фенченко с полнометражным дебютом «Пропавший без вести». Это трагикомедия с отчетливым кафкианским привкусом. Начинается фильм просто отлично, диалоги выписаны, есть странное клаустрофобическое настроение в изображении, сюжет интригует... Кино про благоплоучного, уверенного в себе человека, привышего полагаться лишь на себя. Неплохо зарабатывающий программист, веб-дизайнер отгородился от шумного и хлопотного внешнего мира. Можно сказать, профессионально смоделировал свою жизнь, и полагает, что контролирует ситуацию. Но ситуация выходит из-под контроля, и сама начинает диктовать правила довольно бестолковой и опасной игры. Герой уже не успевает «перезашружаться». На автосбуной станции программист встречает соседского сына, который просит передать письмо маме. Мама, получив весточку от сына, уж месяц как пропавшего, заявляет на программиста в милицию. С него берут подписку о невыезде. А пока он разбирается с ментами, рушат (натурально экскаваторами) его дом. Если бы он читал почту, то нашел бы уведомления о срочном выезде... В общем, из-под крепко стоящего на земле человека, эта самая земля осыпается, образуя воронку. Постепенно герой превращается в бомжа, социально опасного элемента общества без паспорта (паспорт  оставили в милиции), без дома. Никто, проживающий в нигде. При этом сгущающийся на глазах абсурд, вполне логичен, имеет убедительные оправдания. Социальная фабрика перемалывает стекло судеб отдельных человеческих особей в крошку. Этот конвейер по «переработке» может затянуть и олиагарха, который за самонадеянность получит 9 лет колонии, и жителей поселка, который на глазах у изумленной страны «ликвидируют». Достоверно во всех сюреалистичесих, не лишенных юмора сюжетных коллизиях существует мовсковский актер Андрей Филиппак. Если бы фильм завершился минут на 40 раньше, хорошая была бы картина. Полноценное авторское высказывание о зыбкости и умозрительности наших представлений о свободе, о собственном «я». Но в какой-то момент фильм превращается в телвизионнный театр. Герой вместе с такими же, как он «несчастиками» едет на разбитой машине вглубь страны. Долго, натужно, искусственно, не обязательно. Кажется, сама автор, оказавшись в плену настроя на Кафку, забыла завет австрийского классика: дабы избежать ошибки: что следует деятельно разрушить, то надо сперва крепко схватить...

Что еще русского «носят» в Берлине? Классику. С Чеховым уже проехали. Зато грядет годовшина смерти Толстого. На фестивале состоялась презентация большого документального проекта «Лев Толстой – живой гений», фильм о последних годах жизни писателя будет собран из всех запечатлевших классика пленок (массив кинохроники восстановлен с помощью цифры). И судя по интересу к этому крупномасштабному полотну, можно с большой долей вероятности предсказать - кто уже наверняка в следующем году представит Россию на Берлиналле.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera