Сюжеты

Делиться надо!

Пять небесспорных агрументов в пользу отмены плоской шкалы налога на доходы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Никита Кричевскийд.э.н., профессор

Накопленные в тучные годы резервы закончатся уже в этом году, а значит, не далее как в 2011-м придется искать пути резкого повышения доходной базы бюджета, тем более что в преддверии «больших выборов» 2012 года существенно урезать расходы...

Накопленные в тучные годы резервы закончатся уже в этом году, а значит, не далее как в 2011-м придется искать пути резкого повышения доходной базы бюджета, тем более что в преддверии «больших выборов» 2012 года существенно урезать расходы не получится. О структурных реформах говорить бесполезно, реальных источников покрытия бюджетного дефицита будет три: масштабная приватизация госсобственности, внешние займы и увеличение налоговой нагрузки. Вопрос — что нагружать: производство или потребление? Экономист Никита Кричевский предлагает пять аргументов в пользу такой непопулярной меры, как введение прогрессивного налогообложения доходов физических лиц.

Росстат сообщает, что по итогам января — ноября 2009 г. поступления от НДФЛ составили 1437,0 млрд рублей, или 25,4% доходов консолидированного бюджета страны (здесь и далее ЕСН не учитываем, поскольку, строго говоря, это никакой не налог, а взносы в государственные внебюджетные фонды обязательного социального страхования). По объему перечисленных средств за этот период НДФЛ занял твердое первое место: на втором месте — налог на прибыль (19,9% удельного веса доходов консолидированного бюджета), на третьем — НДС (19,2%). Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) с 16,7% за январь — ноябрь 2009 г. оказался лишь на четвертом месте. За первые 11 месяцев 2008 г. ситуация была несколько иной: доходы консолидированного бюджета от НДФЛ были лишь третьими после налога на прибыль и НДПИ.

Важная деталь: в январе — ноябре 2009 г. 96,6% всех доходов от НДФЛ обеспечило обложение по ставке 13%. Соответственно, лишь 3,4% пришлось на налог с дивидендов (ставка — 9%), призов или высоких процентных выплат по банковским депозитам (в обоих случаях ставка — 35%). Еще один нюанс: с 2005 г. весь объем препарируемого налога остается в региональных финансовых закромах, откуда частично расходится по бюджетам муниципалитетов. Иными словами, НДФЛ в наши дни — основной бюджетообразующий налог в регионах.

На первый взгляд все хорошо, а раз так — зачем что-то менять? Возможно, именно так и думают в правительстве. Интересно, что смогут возразить высокие чины во главе с национальным лидером на наши пять аргументов.

Аргумент первый:
уменьшение социального расслоения

Прогрессивное налогообложение позволит перераспределить национальный доход в пользу низкооплачиваемых, следовательно, малоимущих слоев населения. Региональные власти получат возможность направлять больше средств на доплаты к пенсиям, обязательное медицинское страхование, детские пособия, образование.

Здесь же нужно упомянуть субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг. Рост поступлений в региональные бюджеты приведет к снижению планки «коммунальных» расходов домохозяйств, по достижении которой назначается субсидия. Сегодня это, предположим, 20% расходов семейных бюджетов, а завтра — 15%. Другим вариантом может быть расширение перечня тех, кто имеет право на получение субсидий.

На что наши малоимущие сограждане направят сэкономленные средства? На приобретение валюты? На банковские вклады? На вложения в золотые слитки? Едва ли. В России в I полугодии 2009 г. 21,1 млн человек (15% населения) существовали на доходы ниже прожиточного минимума (5187 рублей). Это не только занятое население, но также дети, студенты, безработные, пенсионеры, инвалиды. У этих людей прибавка к семейному бюджету практически полностью уйдет на текущее потребление. То есть за счет прогрессивного налогообложения государство будет стимулировать тот самый частный спрос, о котором нынче рассуждают со всех возможных трибун.

Аргумент второй:
активизация борьбы с бедностью

В 2007—2008 гг. на менее чем 1% занятого населения, или около 700 тыс. человек, приходилось порядка 30% всех поступлений НДФЛ. С другой стороны, согласно исследованию Росстата, проводившемуся в апреле прошлого года, 3,1% занятого населения, или 2,3 млн человек, получали заработную плату ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ), установленного в размере 4330 рублей (не путайте с численностью населения с доходами ниже прожиточного минимума).

Если государство одним из базовых приоритетов внутренней политики провозглашает борьбу с бедностью, начинать нужно с освобождения от НДФЛ самых низкооплачиваемых работников. Но поскольку региональные бюджеты нынче дефицитны, внедрить налоговое послабление можно, увеличив ставку подоходного налога для тех, чьи доходы составляют 50 тыс. рублей в месяц и более. Причем цена увеличения составит всего 0,5%! Здесь мы цепляемся за предыдущий аргумент и еще раз констатируем, что высвобождающиеся средства формально работающие, но, по сути, нищие 2,3 млн человек потратят на потребительском, в основном продовольственном рынке. Тем самым бизнес, ориентированный на конечную продукцию, зафиксирует дополнительный рост показателей финансово-хозяйственной деятельности, а сфера оптовой и розничной торговли получит шанс пережить кризис с меньшими потерями.

Аргумент третий:
сокращение дефицита региональных бюджетов и внебюджетных фондов обязательного социального страхования

В федеральном бюджете-2010 дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности предусмотрены для 70 из 83 регионов, а общая сумма дотаций составит почти 397 млрд рублей. Всего же межбюджетные трансферты запланированы в размере 1123,7 млрд рублей, или 16,2% доходной части бюджета. Увеличение средней ставки НДФЛ всего на 3—3,5% позволит полностью снять проблему поиска средств для региональных дотаций. При этом предлагаемые льготы для занятого населения с доходами ниже МРОТ сохранятся.

Сегодня предпринимательское сообщество взбудоражено предстоящим в следующем году повышением совокупной ставки социальных страховых взносов с 26 до 34%. Учитывая нынешний рост трансфертов Пенсионному фонду на 41,7%, или на 631,9 млрд рублей, лобовое правительственное решение выглядит логичным. В то же время, если бы средняя ставка НДФЛ находилась на уровне 18—18,5%, необходимость увеличения пенсионных перечислений отпала бы сама собой. И это при нулевой ставке НДФЛ для всех, чьи доходы не дотягивают до МРОТ. К тому же НДФЛ в сравнении с социальными страховыми взносами администрировать значительно легче.

Аргумент четвертый:
формирование среднего класса

Во всех развитых странах средний класс зарождался и матерел при непосредственном участии государства.

Показательный пример — США. В конце 20-х гг. самая высокая ставка подоходного налога равнялась 24%, налог на наследство составлял 20%, до 70% дивидендов с капитала перечислялись на счета всего 1% американцев. Кардинальные изменения в системе налогообложения физических лиц произошли с началом рузвельтовского Нового курса. Так, верхняя планка подоходного налога в период первого президентского срока Ф.Д. Рузвельта была поднята до 63%, в период второго — до 79%, а максимальная ставка налога на наследство была поднята с 20% сначала до 45%, затем до 60, 70 и наконец до 77%.

В результате к середине 1950-х гг. доходы 1% наиболее обеспеченных американцев снизились после уплаты налогов на 20—30%, а доходы верхней десятой части этого процента — более чем на половину. С другой стороны, реальные доходы средних американских семей, включая программы пенсионного и медицинского страхования, удвоились. Если в конце 20-х средний американец даже не мечтал о медицинском полисе, покрывающем расходы на госпитализацию, то к 1955 г. такая страховка имелась более чем у 60% занятого населения. Классовая эволюция произошла на протяжении жизни одного поколения!

Аргумент пятый:
новой «тени» не будет

Опасения противников введения прогрессивного налогообложения по поводу возврата к практике «теневых» заработков беспочвенны по нескольким причинам.

Во-первых, высокооплачиваемых работников к сокрытию зарплат подталкивает сама власть: какой смысл начислять больше 415 тыс. рублей в год, если с них не будут взиматься пенсионные взносы? Обязательное пенсионное страхование для того и придумано, что люди очень часто оказываются не в состоянии самостоятельно копить на старость.

Во-вторых, времена «лихих девяностых» с их конвертами ушли безвозвратно — люди привыкли получать заработанное «вбелую», к тому же официальная зарплата открывает путь к получению ипотечных или потребительских кредитов по низким ставкам, а также исключает возможные вопросы налоговиков после крупных покупок. Да и сама налоговая служба нынче не в пример сильнее, чем, скажем, десять лет назад.

В-третьих, в наше время большие состояния сколачиваются отнюдь не только за счет заработной платы. А как же дивиденды, облагаемые по ставке 9%, получение наследства, выпадающее из-под налогообложения, офшорные приюты, на которые оформлены дома, яхты или самолеты? Многие представители бизнеса, чиновничества, депутатского корпуса годами не снимают заработную плату со своих счетов, а некоторые и вовсе играют в благородство, отдавая указания перечислять «эти копейки» в детские дома или благотворительные фонды.

Так что не нужно считать 69,4 млн занятых в экономике российских граждан поголовным ворьем. По себе людей не судят.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera