Сюжеты

До первой крови

Опять начинаются скандалы с повышенным уровнем гемоглобина. На этот раз — не допинг, а разгильдйство

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Перед Ванкувером-2010 вопросам допинга уделялось особое внимание. Усилия были не напрасны — в преддверии Олимпиады ни одного громкого скандала так и не разыгралось, не считая истории с членом сборной, бронзовой медалисткой Турина-2006...

Перед Ванкувером-2010 вопросам допинга уделялось особое внимание. Усилия были не напрасны — в преддверии Олимпиады ни одного громкого скандала так и не разыгралось, не считая истории с членом сборной, бронзовой медалисткой Турина-2006 Аленой Сидько, которую, справедливости ради стоит отметить, поймали все-таки своими силами до Олимпиады. «Ведь умеют же, когда хотят»,  — хотелось сказать. Но нет: раздолбайство взяло-таки свое.  И вылилось в отстранение от соревнований одного из двух пробившихся на Игры отечественных двоеборцев — Нияза Набеева.

Именно «раздолбайством» назвал президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России Владимир Славский отсутствие «паспорта крови» у Набеева. Спортсмена отстранили на пять дней (до 19 февраля) из-за повышенного уровня гемоглобина. Наличие паспорта могло бы его спасти: ведь, по словам тренеров, уровень гемоглобина у их подопечного повышен от природы, что и должно фиксироваться в отсутствующем документе. Но паспорта не оказалось. По словам Славского, из-за инертности минспорта Татарстана. Однако какова бы ни была причина, где гарантия, что из-за отсутствия заранее подготовленной «бумажки» мы не лишимся кого-то еще? Вспомните Турин четырехлетней давности: тогда из-за повышенного гемоглобина были отстранены трое российских лыжников…

В этой связи пристальному вниманию, которое оказывают антидопинговые комиссары нашим сборным, удивляться не приходится. Неприятно, конечно, что заборы могут делать и в 6 утра, но практика прошлых Игр свидетельствует: подобному испытанию подвергаются и многие другие команды.

Справка «Новой»

В предолимпийский цикл из тех, кто мог выступать на Играх, мы «потеряли»: Наталью Матвееву, Юлию Чепалову, Евгения Дементьева — в лыжах; Альбину Ахатову, Екатерину Юрьеву и Дмитрия Ярошенко — в биатлоне (все — из-за рекомбинированного эритропоэтина). Из-за повышенного гемоглобина от соревнований периодически отстранялись более десятка отечественных спортсменов.

Комментарии

Николай Дурманов, бывший глава антидопинговой инспекции ОКР:

— Гемоглобин может быть повышен по следующим причинам: пребывание в условиях средне- и высокогорья, сильное обезвоживание организма, редкие заболевания крови и применение допинга. В некоторых видах спорта, преимущественно циклических, из-за повышенного уровня гемоглобина спортсмена могут отстранить на несколько дней, чтобы уровень пришел в норму. Это вызвано в первую очередь заботой о здоровье спортсмена — как правило, высокий гемоглобин свидетельствует о повышенной вязкости крови, из-за чего могут возникнуть серьезные проблемы с сердечно-сосудистой системой. Этому показателю стали уделять особое внимание после нескольких случаев гибели спортсменов в европейском велосипедном спорте.

Предельно допустимый уровень гемоглобина свой для каждого вида спорта. Однако всегда надо учитывать — чем выше гемоглобин в определенных рамках, тем в большей степени готовности находится спортсмен. И тренеры, естественно, стараются подвести атлета к такому состоянию, когда гемоглобин высок, но не выходит за рамки нормы.

Контролировать это можно только одним способом — мерить. Существуют специальные портативные приборы, с помощью которых можно в полевых условиях определить этот показатель. Такие приборы должны быть очень аккуратно откалиброваны  — чтобы не возникало ситуаций, когда врач говорит тренеру: «Все о'кей, мы не вышли за пределы», — а на деле оказывается иначе. Бывает и по-другому: человек находится в среднегорье, гемоглобин подбирается к верхней планке, после чего спортсмен спускается вниз, а показатель все продолжает расти — потому что организм еще продолжает производить те клетки, импульс которым дали условия высокогорья. Это та самая ловушка, в которую периодически попадают тренеры и врачи.

Александр Деревоедов, заместитель руководителя РУСАДА (Российского антидопингового агентства):

— Уровень гемоглобина может фигурировать в двух важных для спортсмена документах: биологическом паспорте спортсмена и документе, который сейчас многие называют паспортом крови, хотя официально такого названия нет. Биологический паспорт создается для выявления косвенных признаков применения допинга. Поэтому если в соответствии с биологическим паспортом показания гемоглобина и ряда других включенных в него параметров долгое время держались на определенном уровне, а потом вдруг резко изменились, — это основание для подозрения спортсмена в использовании стимуляторов крови. В этом случае за спортсменом будет установлено довольно жесткое наблюдение со стороны контролирующих организаций.

Цель так называемого «паспорта крови» иная. Его желательно создавать только тем спортсменам, у кого уровень гемоглобина от природы сильно завышен, и только в тех видах спорта, где это может служить основанием для отстранения от старта. На его основании могут, например, в индивидуальном порядке повысить верхнюю границу установленной нормы, правда, очень незначительно.

Порядок создания «паспорта крови» у каждой международной федерации свой, а потому все этапы его создания должны исходить из правил конкретной федерации. Подготовка документов для получения «паспорта крови» — задача не антидопинговой организации, это медицинская проблема, которой должны заниматься врачи.

«Паспорт крови» реально необходим отдельным спортсменам, хотя у многих показатель от природы высок. Спорт – это селекция. И люди с высоким уровнем гемоглобина имеют преимущества, потому и отбираются в большой спорт. По сути, это означает, что в спортивной популяции средний уровень гемоглобина будет выше, чем у остальных людей.

Владимир Славский, президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья:

— Это сто процентов — не допинг. Этот уровень гемоглобина у Набеева врожденный. Разговоры про угрозу здоровья спортсмена — всего лишь преувеличение, у него всегда уровень был 16,9, а тут поднялся до 17. Впереди два старта, и я абсолютно уверен, что он будет участвовать. Никакой проблемы ни я, ни тренерский штаб, ни сам спортсмен не видим. Случилась неувязка. Поскольку Нияз молодой спортсмен, никакого «паспорта крови» ему не было оформлено. Если понадобится, то сделаем, но это вопрос будущего. А вообще этим должны заниматься по месту жительства. На представителей федерации это дело ни полностью, ни частично повесить нельзя.

Владимир Деревянко, член штаба олимпийской сборной России, первый заместитель начальника главного управления по обеспечению участия в Олимпийских играх:

— Не могу сказать, что исключительно наших спортсменов без конца проверяют. В соответствии с Олимпийской хартией и решением WADA (Международное антидопинговой агентство. — Прим. ред.), ко всем одинаковое отношение. Просто было принято решение МОК о взятии большего количества допинг-проб на этих Играх по сравнению с предыдущими.

Под текст

Ночь была бессонная, а мысли бредовые: наши не хотят выигрывать. Не все, но многие. А если хотят, то как-то не так, как другие. Разве что скороход Ваня Скобрев на 5-километровой дистанции готов был умирать — но его и увозили со льда после бронзового финиша под руки.

А биатлонистки после спринта разве что не веселились. На четверых — один промах, в активе — четвертое место. Все претендовали на подиум, Анна Булыгина и вовсе — на золото, имея преимущество на последнем круге перед тюменской словачкой Настей Кузьминой в 12 секунд.

Но все, включая Булыгину, прошли последний круг по времени в диапазоне с 22-го по 45-е места. То есть просто встали. На смазку не жаловались, погоду не ругали, отвечая на недоуменные вопросы: «Зато стреляли отлично».

Но лучше бы стрельбу завалили — тогда было бы понятно, что нервы подвели. А так остается только гадать, отчего провал случился одинаковый — при разном уровне подготовки… «Главное не медали, а здоровье», — то ли пошутила, то ли всерьез сказала Светлана Слепцова. Тревожная такая фраза…

И тут уже совсем крамольная мысль мелькает: может, просто «подкармливать» перестали? Российский биатлон после скандалов  — под колпаком у антидопингового агентства, команда, по заверениям руководства, приехала на Игры чистой. И — встала?

Я не говорю о каких-то суперзапрещенных препаратах типа эритропоэтина. Но, судя по последнему этапу Кубка мира, проблемы с восстановлением и функциональной готовностью начались уже в Италии. Не исключаю, что уже тогда начали дуть на воду, исключив любую возможность попасться на крючок — довели биатлонистов до полной прозрачности…

Если не прав, готов при случае признать крамольную и непатриотичную гипотезу неверной и публично извиниться.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera