Сюжеты

Пожизненный хранитель тайн?

Сегодня в Московском городском суде будет оглашен приговор по делу экс-майора Дениса Евсюкова

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Светлана НикулинаНовая газета

На последнем перед вынесением приговора заседании подсудимый отвечал на вопросы обвинения односложно: «Не помню, не знаю, пояснить не могу». Судя по всему, подобную тактику защита выбрала сознательно, пытаясь списать все на некое...

На последнем перед вынесением приговора заседании подсудимый отвечал на вопросы обвинения односложно: «Не помню, не знаю, пояснить не могу». Судя по всему, подобную тактику защита выбрала сознательно, пытаясь списать все на некое расстройство памяти и сознания. Экспертиза придерживается другого мнения, но суду от этого не легче — не понятен мотив, что не позволяет, говоря юридическим языком, полностью определить состав преступления.

Евсюков, который на следствии вообще отказался что-либо комментировать, рассказал суду, что в день трагедии хотел получить отпуск, чтобы отпраздновать день рождения с супругой за городом, однако начальство в этом отказало. Что к нему на праздник в кафе «Авиньон» пришли около 30 человек, и вечеринка закончилась в девять часов вечера. По словам бывшего майора, никаких неприятных инцидентов не было. Последнее, что якобы помнит Евсюков, то, что он решил продолжить увеселение в одиночестве — в кафе «Голден тайм». А дальше — как отрезало. «Как у меня оказался в руках пистолет и зачем я стрелял в людей, объяснить не могу. Мне очень стыдно за это как сотруднику милиции, который четырнадцать лет защищал конституционные права граждан. Умышленно я преступления не совершал», — рассказывает Евсюков.

О том, как именно подсудимый защищал конституционные права, на суде говорилось много. Например, бывший начальник УВД Южного административного округа генерал Агеев охарактеризовал подчиненного как инициативного и энергичного руководителя.

Но если к подобным уверениям бывших сослуживцев Евсюкова все как-то уже привыкли, то выступление представителя неких «православных юристов» Игоря Смыкова привело аудиторию в состояние возбуждения. Этот ценный свидетель защиты Евсюкова рассказал суду, что у него есть достоверная информация: подсудимый был отравлен и подвергнут гипнотическому воздействию. Правда, доказательств не привел.

Пришлось вызывать психиатра, эксперта института им. Сербского Андрея Григова, который был в составе комиссии, проводившей исследование майора. По его результатам Евсюков был признан полностью вменяемым. Эксперт категорически исключил возможность нахождения потерпевшего в состоянии гипноза.

На вопрос адвоката Евсюкова Бушуевой: «Могло ли у майора быть измененное сознание?» — эксперт ответил, что причин для временной амнезии у Евсюкова нет.

Во вторник, 16 февраля, в Мосгорсуде состоялись прения сторон. Первой высказывалась сторона обвинения. Прокурор Амалия Устаева просила суд приговорить Евсюкова к пожизненному лишению свободы за убийства по ч. 2 ст. 105 УК РФ, за покушение на жизнь граждан — 13 лет лишения свободы, за покушение на жизнь милиционеров (ст. 317 УК РФ) — 12 лет, а по факту незаконного оборота оружия — 4 года лишения свободы (ст. 222 УК РФ).

Адвокат Бушуева, напротив, в своей речи пыталась изменить квалификацию поступков своего подзащитного, предположив, что имело место лишь покушение на убийство и хулиганство, а также причинение телесных повреждений, «тяжесть которых установлена экспертизой».

Что касается покушения на жизнь сотрудников милиции, то адвокат Евсюкова попросила оправдать своего клиента, поскольку у него «не было умысла на убийство». По поводу убийства Сергея Евтеева, подвозившего подсудимого, адвокат посчитала, что  обвинение проявило слишком жесткую позицию. «Доказательств наличия умышленного убийства нет, значит, преступление должно квалифицироваться по части 1 статьи 105 (убийство) УК РФ».

Евсюков в своем последнем слове сказал так: «Извиняюсь перед потерпевшими, искренне прошу прощения. Всех вас я здесь увидел впервые. Все. Спасибо».

Адвокат, представляющая в суде интересы потерпевших, Ирина Хрунова заявила «Новой», что попросила суд внести частное определение в СКП при прокуратуре РФ о проведении проверки по факту дачи заведомо ложных показаний суду свидетелями Каринэ Евсюковой, Максимом Глухаревым и Эдуардом Семеновым:

— О недоверии к показаниям этих свидетелей позволяет говорить их массовая амнезия. Тот факт, что трое близких подсудимому людей (супруга и двое друзей), будучи неоднократно допрошенными в ходе предварительного следствия, одновременно «забыли» про «Голден тайм», говорит только об одном — Евсюкова, Глухарев и Семенов умышленно скрыли факт нахождения в этом кафе Евсюкова перед совершением преступления. При этом Глухарев и Семенов, являясь действующими сотрудниками милиции, знали о важности свидетельских показаний. Их объяснения типа «никто об этом не спрашивал», «забыл» являются надуманными.

По словам Хруновой, эти свидетели не позволили установить лиц, с которыми Евсюков общался перед самым преступлением и которые могли бы прояснить следствию и суду причины произошедшего.

P.S. О том, какие тайны «дела Евсюкова» так и не смогли раскрыть ни следствие, ни суд, — читайте в ближайшем номере «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera