Сюжеты

Почему не спасают наших моряков

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Войтенко МихаилВедущий эксперт по морскому пиратству

В последние дни российская общественность и власти вспомнили про калининградских рыбаков с судна Thai Union 3, уже четвертый месяц томящихся в плену у сомалийских пиратов. Память оживилась, после того как в Калининграде начали возмущаться...

В последние дни российская общественность и власти вспомнили про калининградских рыбаков с судна Thai Union 3, уже четвертый месяц томящихся в плену у сомалийских пиратов. Память оживилась, после того как в Калининграде начали возмущаться родственники 23 пленников, и это возмущение подхватили средства массовой информации.

Причина для возмущения есть. Уже немалый опыт «взаимодействия» с сомалийскими пиратами позволяет делать некоторые выводы о ходе переговоров, даже не имея непосредственного доступа к информации о них. Этот опыт говорит нам, что если владелец судна стремится выкупить судно с экипажем в кратчайшие сроки и для него эта задача является приоритетом, судно выкупается в течение двух с половиной месяцев максимум. Если проходит три месяца, идет четвертый, и вокруг всей истории воцаряется тишина, это значит, что судовладельцу важно не просто выкупить судно с экипажем, а выкупить как можно дешевле. Желание понятное и объяснимое, но лишь до тех пор, пока этот торг не ведется за счет здоровья экипажа и возможной угрозы жизни людей. Есть, конечно, исключительные, особо трудные случаи, связанные с характером груза. В остальных случаях затягивание переговоров и растущее беспокойство родственников — верный признак предпочтений судовладельца. Ситуация с Thai Union 3 стала развиваться именно по такому сценарию, заставляющему предположить, что для хозяина сумма выкупа важнее, чем сроки.

Все истории с захватами и переговорами — это беспрерывная борьба в темной комнате, это треугольник пираты—владелец—родственники. Все ходят на ощупь и пытаются угадать, где противник и каков будет его следующий ход. К сожалению, время от времени получается так, что те, кто должен быть союзниками — судовладелец и родственники, — оказываются врагами. Потому что владельцу надо сэкономить, а родственникам — получить назад своих мужей, сыновей и братьев целыми и по возможности здоровыми, и это несовместимые задачи.

Последний раз родственники имели связь с экипажем тунцелова 22 января, с тех пор — тишина. Тогда, 22 января, рыбаки сказали, что они в полном неведении о ходе переговоров. Понятно, что на судне давно закончились продовольствие и вода, и экипаж висит на том корме, который привозят им пираты. Возможно, пираты разрешают пленникам порыбачить, чтобы немного разнообразить очень скудное меню. А возможно, и нет, и тогда люди едят в лучшем случае голый рис. Родственники написали письма президенту, премьеру, патриарху, в МИД, Красный Крест с просьбой как-то вмешаться. Из некоторых инстанций пришел стандартный ответ: ситуация под контролем.

15 февраля родственники общались с представителем судовладельца. Это был своего рода телемост между Калининградом и Бангкоком. Их в очередной раз попытались успокоить, заверив, что переговоры близятся к концу. Будем надеяться, что это действительно так и что судно скоро отпустят. Но по сведениям агентства Ecoterra Intl, переговоры зашли в тупик, разногласия между пиратами и судовладельцем слишком велики (характер разногласий не уточняется). При этом агентство отмечает, что переговоры и раньше шли с большим трудом из-за того, что в них участвовали или пытались участвовать несколько сторон (какие именно стороны имеются в виду, агентство также не уточняет).

Есть еще один тревожный факт. В Индийском океане помимо Thai Union 3 лов тунца вели по меньшей мере еще два тунцелова той же компании, и тоже под флагом Таиланда, и тоже с калининградскими экипажами. По моим сведениям, в конце декабря они практически простаивали, уйдя в восточную часть Индийского океана, тогда как самые рыбные места находятся в западной, наиболее «пиратоопасной» его части. Решался вопрос об обеспечении этих судов вооруженной охраной. Дело тут в том, что по законам Таиланда на гражданских судах под его флагом не может быть оружия. Если к иностранным морякам торгового флота отношение сомалийцев как минимум нейтральное, то к иностранным рыбакам они относятся враждебно, считая их браконьерами. Прямо скажем, не без оснований. Согласно докладу специалистов, переданному в прошлом году в ООН, браконьерский лов в водах Сомали и близлежащих водах оценивается в 500 миллионов долларов в год. Владелец тунцелова Thai Union 3 утверждает, впрочем, что имеет все необходимые лицензии и о браконьерстве не может быть и речи. Наверное, в этом вопросе рыбакам могла бы помочь Россия: неужели нельзя договориться с Таиландом о разрешении допустить на борт тунцеловов вооруженную охрану, желательно российскую?

Если в ближайшие дни судно не будет освобождено, то, может быть, все-таки настала пора вмешаться российской стороне?

Справка «Новой»

Тунцелов Thai Union 3 под флагом Таиланда был захвачен сомалийскими пиратами 29 октября 2009 года в 200 милях к северу от Сейшелов, 650 милях от побережья Сомали, координаты захвата: широта 01 градус 55 минут южная долгота 055 градусов 33 минут восточная. Экипаж судна 27 человек. 23 — граждане России (все из Калининграда). Во время захвата капитан судна, калининградец, был ранен в руку. Thai Union 3: дедвейт 1998 тонн, постройки 1991 г., владелец Thai Deep Sea Fishing Co. Ltd Бангкок.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera