Сюжеты

Очень консервативная новаторская индустрия

Этот материал вышел в The New York Times (26.02.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Я действительно верю, что в ближайшие десять лет в мире произойдут огромные перемены, — говорит Габи Асфор из коллектива модельеров ThreeASFOUR перед своим показом в рамках Недели моды в Нью-Йорке. — Об этом никто не говорит, но широким...

«Я действительно верю, что в ближайшие десять лет в мире произойдут огромные перемены, — говорит Габи Асфор из коллектива модельеров ThreeASFOUR перед своим показом в рамках Недели моды в Нью-Йорке. — Об этом никто не говорит, но широким массам теперь как никогда открылся широкий доступ к культуре. Это настоящее богатство, куда большее, чем деньги. Через 10 лет не будет элиты, контролирующей доступ к культуре, и тогда все будет меняться невероятно быстро».

Пока что элита остается на месте. А иногда, глядя на зрителей в первых рядах модных показов и вечеринок Недели моды, удивляешься, насколько стабилен и неизменен состав лидеров индустрии, которая, казалось бы, существует, чтобы творить новое.

Вот, как и десятилетия назад, шестидесятилетний редактор журнала Vogue, без которой не начнется ни один показ. Вот завсегдатай ночных вечеринок Хлое Севиньи со своими вечными невинно-развратно надутыми губками. Вот и Оливье Зам, француз-редактор Purple, чья неизменная перхоть и кривая улыбка заставляют думать, что он уже много лет не был в душе.

В первом ряду любого заметного показа сидит та же группа из Vogue, та же компания из Bazaar, те же сотрудники журнала V и Майкл Робертс, отвечающий за модную политику журнала Vanity Fair.

Стремление к новизне, возможно, одна из самых давних иллюзий мира моды. На самом деле нового в моде мало, по крайней мере, действительно нового, да и нельзя сказать, чтобы оно было ее целью.

В модной индустрии Нью-Йорка занято 175 000 человек из больше чем восьмисот компаний. Вместе они получают $10 миллиардов в год и платят налогов на $1,7 миллиард в год. Большинство из них, скорее всего, подтвердят тезис Асфора, что мода — это консервативный бизнес. Считать, будто каждый сезон — это новый шаг по ступенькам эволюции, — большое заблуждение. После недавнего самоубийства Александра МакКуина, одного из немногих настоящих художников и новаторов в мире моды, не стоит рассчитывать на большее, чем забавные вариации на давно известные темы, кое-какие шоу и несколько закулисных скандалов.

Увлечение модой, как и она сама, штука переменчивая. Спросите хотя бы Айрис Штрубеггер. Одна из самых популярных моделей настоящего времени, появившаяся из ниоткуда (из австрийской деревни), Штрубеггер хочет вернуться домой как можно скорее.

«Я не знаю, сколько времени я хочу оставаться в мире моды, — говорит она за кулисами показа Марка Джейкобса. — Эта работа кажется увлекательной, но всего года на два».

Мода, добавляет она, требует очень много сил и не всегда позволяет соблюдать приличия.

Айрис имеет ввиду недавнюю фотосессию журнала V, в которой фотограф Себастьян Фэна убедил ее почти голышом пройтись по темным улицам ночной Барселоны.

«Теперь мне этого уже не исправить. Знаете, отдавая свое тело моде, стоит оставить хотя бы чуть-чуть самой себе».

Вопрос о том, как часто люди из модной отрасли платят по счетам, поднимался еще в 1973 году, когда Джэк Леммон сыграл роль разочаровавшегося любителя моды Гарри Стоунера в фильме «Спасите тигра».

Прежде чем договориться о поджоге собственного склада ради страховых выплат, Стоунер тоскует по минувшей непорочной эпохе патриотизма, бейсбола и джаза. «Когда-то, давным-давно, — печально говорит он, — американский флаг был чем-то большим, чем просто расцветкой для трусов».

Какими актуальными кажутся его слова теперь, когда флаг является в равной степени национальной эмблемой и инструментом корпоративного брендинга. Мог ли Гарри Стоунер предсказать, что наступит день, когда модельеры предложат мужчине надеть рясу, корсет, брюки с закатанными штанинами и огромной молнией, двусмысленно прикрывающей зад?

19-летний Майкл Уиттакер, модель из Новой Зеландии, гладит рукой свой рукав на показе Тома Брауна и говорит: «Потрогайте». Оказывается, шерстяной свитер с треугольным вырезом вручную связан из норки. Изорванное знамя над головой Уиттакера гласит: «Pro Patria et Gloria» («За родину и славу») — это девиз доблестных солдат 107-й пехотной дивизии в Первую мировую.

«Просто безумие», — говорит Уиттакер. Думаю, что о свитере, но, может быть, о ситуации в целом. Возможно, в чем-то он и прав.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera