Сюжеты

«Олимпийская семья» бьется за респект

В заключительные дни Россию в Ванкувере представляли уже не спортсмены, а чиновники и звезды

Этот материал вышел в № 21 от 1 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Роман АнинРедактор отдела расследований

Ванкувер вздохнул с облегчением. Светившее всю неделю солнце сменилось мелким моросящим дождем, как будто посланным специально, чтобы остудить пыл и привести город в чувства. Авеню стали казаться просторнее, панорамы — шире, воздух — чище:...

Ванкувер вздохнул с облегчением. Светившее всю неделю солнце сменилось мелким моросящим дождем, как будто посланным специально, чтобы остудить пыл и привести город в чувства. Авеню стали казаться просторнее, панорамы — шире, воздух — чище: толпы болельщиков разъезжаются по домам. Реже стали попадаться российские флаги, теперь их можно изредка увидеть только на арендованных джипах «олимпийской семьи» чиновников, бизнесменов и звезд шоу-бизнеса. Они, похоже, досматривали Олимпиаду до конца, до последней заплаченной за них копейки.

Постепенно рассасываются протестные лагеря. Эти Игры пришлись не по вкусу нищим, которые надеялись на повышение пособий; бездомным, которые считали, что лучше бы потратиться на социальное строительство; экологам, выступавшим против вмешательства в уникальную природу Уистлера; альтерглобалистам, которые в принципе против любых проявлений капитализма; мещанам, которые слонялись с государственными флагами, но чертыхались от давок в метро; и даже местным проституткам. Они в СМИ открыто жаловались на то, что наплыв конкуренток из других стран больно ударил по спросу и ценовому регулированию на рынке их услуг. Закончится Олимпиада — вернутся клиенты, надеются они. До демонстраций и организации протестных борделей, слава богу, не дошло.

Эта Олимпиада надолго запомнится своей ужасной организацией. Нехватка транспорта, ничего не знающие волонтеры… Дошло до смешного. Расположенный в Торонто институт, исследующий распространение СПИДа, забил тревогу и в срочном порядке снарядил в Ванкувер самолет с 8,5 тыс. презервативов на борту. Оказывается, выделенный запас в 100 тыс. (!) презервативов для атлетов в олимпийских деревнях Уистлера и Ванкувера исчерпался, чего организаторы никак не могли предусмотреть.

Запомнят эту Олимпиаду и провальным выступлением нашей команды. Об этом здесь говорят все. Местные газеты не стесняются в заголовках: «Привет России (без любви): Канада выиграла четыре медали и разгромила русских в хоккее в день, полный красных, белых и золотых цветов», — примерно таков посыл всей прессы. Признаться, иногда такие оценки кажутся заслуженными, особенно в свете поведения некоторых наших звезд. Александр Овечкин на следующий день после поражения от канадцев, вместо того чтобы извиниться, в Русском доме выбил из рук у российской болельщицы телефон, на который она снимала хоккеиста. Говорят, чуть ранее пострадал журналист из России, которому Овечкин чуть не разбил камеру.

…Что ни говори, но в каждом конкретном поражении виноват спортсмен. Если же поражения массовые — это система, виноваты в которой чиновники. Их в Ванкувере было полно. На лицах многих из них через две недели соревнований читался страх. Они — большая тусовка, которая почему-то называет себя «олимпийской семьей», пропитанная гламуром, политикой и крикливым патриотизмом. Они, наверное, считают своим государственным долгом ходить в спортивных костюмах с национальной символикой и ездить в дорогих джипах, арендованных на бюджетные деньги. Русский дом, по их мнению, может быть русским, только если он находится в одном из самых дорогих зданий Ванкувера и поражает всех халявой.

Здесь выступали: группа «Чай вдвоем», которая полагает, что их присутствие делает спортсменов счастливее; группа «Флора», которую ведущие с гордостью представили как самую любимую у российских олигархов; народный ансамбль казаков; рэпер Жиган, победитель «Битвы за респект 3» (той самой, которую однажды посетил Владимир Путин)… Видимо, все эти люди должны были символизировать разнообразие и величие российской культуры. VIP-персоны в бар не поднимаются, ограничиваясь официальными выступлениями. Впрочем, может, для них существуют свои VIP-зоны.

Для сравнения: Немецкий дом — это большой тент на улице, в котором рядами стоят столы и скамейки. Здесь огромный экран, на котором показывают соревнования. Здесь продают пиво (кстати, очень недешевое), сосиски и сэндвичи. По вечерам вход — 20 долларов: играет живая музыка, люди пляшут и веселятся. Наплыв огромный: внутри не протолкнуться — очереди на улице растягиваются на несколько сотен метров. Немцы, одни из лидеров в общем командном зачете, на Олимпиаде зарабатывают, мы — плетемся в конце рейтинга, но безбожно и бесцельно тратим. (Хотя, может, какие-то копейки отобьем за счет дискотек на старом и уникальном паруснике «Крузенштерн». Он стоит в порту Ванкувера, принимает туристов за 28 долларов.)

…Полуфинал канадцев со словаками я пошел смотреть в Немецкий дом. По залу бегала одинокая девочка с флагами Словакии. Она стала местной достопримечательностью. Ее обнимали, ей сочувствовали, ее угощали. Я вообще заметил: быть меньшинством в Канаде выгодно. Рядом сидели американцы, сборная которых к тому моменту уже пробилась в финал. Они орали: «Fuck you Canada!» — канадцы отвечали тем же. Никто не был в обиде.

Подсаживаюсь за общий стол.

— Я — русский.

Мне сочувственно кивают и молча протягивают пиво.

— Буду болеть за словаков.

— No problem, — отвечает один из канадцев. — Только пиво тогда верни.

— Как настроение? — спрашивает другой.

Молчу, но пиво не возвращаю.

— Эй, не расстраивайся. Ты не представляешь, что это значит для нас — побить русских. Жаль только, что это было так легко и не в финале. Нам эта победа была нужнее.

— Нам — это кому?

— Канадцам.

— С чего ты взял, что тебе она важнее, чем, допустим, мне?

Он задумался.

— Ну, я имел в виду хоккеистов.

— Это может быть, — и я рассказал им про поступок Овечкина.

— Какой ужас! — ахнула, всплеснув руками, пожилая дама за столом, заставленным пустыми стаканами. — У моего сына вся комната плакатами Овечкина увешена. Скажу, чтобы снял.

— Не беспокойтесь, мэм, для него это — последняя Олимпиада. В 2014-м он только для параолимпийской сборной сгодится, — вмешался первый канадец и с сожалением покосился на мой уже полупустой бокал.

После нашего разгрома болеть за словаков, бившихся до последней секунды, было приятно. Когда прозвучала финальная сирена, тент затрещал по швам. Вверх полетели пивные бокалы, люди попрыгали на столы и начали плясать. Едва закончился матч, как на экране появился проморолик великого финала Канада  —  США (видимо, канадцы не боялись верстать его загодя).

— Эй, русский, — окликнул меня один из болельщиков. — Но в финале-то ты будешь болеть за нас?

Чужие праздники всегда утомительны: я ничего не ответил и вышел в густую, пропитанную изморозью ночь. В ту ночь Канада, кажется, впервые возглавила общекомандный медальный рейтинг. Мы безнадежно не попадали в десятку сильнейших.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera