Сюжеты

«Гамбургский счет» мюнхенского процесса

Сроков давности для нацистов у германского правосудия нет

Этот материал вышел в № 21 от 1 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Золовкинмодератор

 

В последний день февраля исполнится ровно три месяца с того момента, как председательствующий Ральф Альт открыл судебное следствие по одному из самых уникальных дел последнего времени. И суть не только в возрасте обвиняемого (в апреле...

В последний день февраля исполнится ровно три месяца с того момента, как председательствующий Ральф Альт открыл судебное следствие по одному из самых уникальных дел последнего времени. И суть не только в возрасте обвиняемого (в апреле Ивану Демьянюку исполнится 90 лет). И не в том даже, что это, наверное, единственный за всю историю юриспруденции процесс, когда перед служителями Фемиды устанавливают кровать и в нее укладывают подсудимого — бывшего старшего вахмана СС, подозреваемого в «убийстве по предварительному сговору и на расовой почве 27 900 евреев». Суть в том, как отмечает газета Sueddeutschezeitung, что «впервые Германия судит подручного нацистов, причем иной национальности, суровый спрос дошел до последних винтиков в механизме массового истребления людей».

Из-под земли достанут

Упитанный Джон — бывший Иван, заказавший в первый день тюремного заключения по-немецки суп с мидиями и баварский ливерный паштет, действительно смахивает на неуловимого сказочного персонажа. Причем не только внешне. Вся долгая жизнь этого западного украинца с американскими привычками — сплошные преследования и побеги. Не без чудесных спасений от пуль на войне, голодной смерти в лагере, восставших узников в Собиборе, виселицы в Израиле…

Красноармеец Демьянюк поднял руки перед солдатами вермахта весной 42-го, в Крыму. За колючей проволокой военнопленных почти не кормили. Кто-то тихо умирал, кто-то доходил до каннибализма. Иван предпочел усиленный паек эсэсовца — в учебном лагере «Травники», где готовили надзирателей для лагерей смерти.

Как настаивает прокуратура, кроме Собибора в «трудовой книжке» фигуранта их расследования были еще охрана Майданека, конвоирование узников во Флоссенбурге, Русская освободительная армия генерала Власова…

После капитуляции Третьего рейха эсэсовцу удалось выдать себя за жертву фашизма и узника концлагеря. Администрация американских войск в баварском городке Ландсхут предложила бывшему красноармейцу на выбор возвращение в СССР, Западную Германию либо Аргентину.

Отработав водителем в экспедиционном корпусе Юга Германии семь лет, Иван по новым документам превратился в Джона, пересек океан, осел в Кливленде, обзавелся семьей, получил высокооплачиваемую должность механика на заводе Форда… С 1958 года он — добропорядочный гражданин США. Ничего, казалось бы, не угрожало его размеренной жизни. Но… На одном из бейсбольных матчей в конце семидесятых Джона—Ивана опознал бывший узник Треблинки. Он был уверен, что перед ним — самый кровавый надзиратель фабрики смерти Иван Грозный, собственноручно убивший сотни людей и сотни тысяч загнавший в газовые камеры.

Три года велось следствие. 18 чудом выживших узников Треблинки с соблюдением всех процессуальных правил указали именно на Демьянюка как на садиста Грозного.

С 86-го по 88-й тянулась процедура экстрадиции. Потом — пять лет в израильской камере смертников. Но уже после вынесения вердикта о повешении адвокату удается раздобыть в КГБ СССР архивную справку, согласно которой палач Треблинки носил фамилию Марченко, а не Демьянюк. Бывшие узники концлагеря подали 11 апелляций, настаивая на том, что они не могли ошибиться. Тем не менее Высший суд справедливости Израиля в 1993 году выпустил Демьянюка на свободу.

Джон вернулся домой, добился восстановления американского гражданства и совсем было успокоился. Оказалось, преждевременно. «Охоту» на Демьянюка объявил Эрнст Крамер, потерявший всех своих родственников в Бухенвальде. Этого 96-летнего руководителя Фонда имени Акселя Шпрингера в узком кругу называют Стальным Дедом. За железную хватку и эффективное сотрудничество с Центральным управлением юстиции по расследованию нацистских преступлений в городке Людвигсбург германской федеральной земли Баден-Вюртемберг. За полвека своей работы ведомство выявило почти 692 тысячи человек, причастных к геноциду и Холоксту, и довело до суда 100 тысяч. Демьянюк должен был стать сто тысяча первым.

Восемь лет понадобилось немцам для того, чтобы вынудить американцев вторично лишить Джона статуса гражданина США. Демьянюк тогда срочно «заболел», перестав подниматься с постели. Однако детективы, нанятые антинацистским центром, засняли на видео, как мнимый больной отоваривается в супермаркете, водит машину…

Американская юстиция поначалу хотела депортировать уроженца Винницкой области на историческую родину. Но Украине в ту бурную пору было не до того. И Германия своего добилась, сославшись на документы, согласно которым мистер Демьянюк не только имел личный № 1393 войск СС и служил охранником в концлагерях на территории Польши, но и находился после войны в Баварии. Где и должен теперь свершиться суд.

11 марта 2009 года мюнхенская прокуратура выдала международный ордер на арест Демьянюка. И через пару месяцев он оказался под усиленным медицинским контролем в камере размером 20 квадратных метров старинной тюрьмы Штадельхайм.

Свидетель

Персонализация вины подсудимого — вот главная забота баварской прокуратуры сегодня.

— Даже если наш фигурант и был своего рода деталью «конвейера смерти» в Собиборе, мы обязаны установить все конкретные действия именно этой детали, а не просто общий принцип работы всего адского механизма, — разъяснил «Новой» людвигсбургский судья Томас Вальтер.

«Данных, которые имеются в распоряжении суда, вполне достаточно для ведения процесса», — считает председательствующий герр Альт. Тем не менее его пресс-секретарь Ханс-Курт Херпель уточняет:

— Отсутствие непосредственных свидетелей и есть главная проблема для двоих присяжных и трех профессиональных судей, обязанных определить степень виновности Демьянюка.

Но как же тогда «рязанский очевидец», о котором «Новая газета» сообщила за несколько недель до того, как об этом стали говорить и писать в других СМИ (см. «Новую», № 142, 21.12.2009. — «Алексей, сын Ангела»)? Я еще до этой публикации письменно обратился к Томасу Штайнкрауз-Коху, руководителю группы расследований политических преступлений баварской прокуратуры, подробно обрисовав ситуацию с престарелым, пережившим инсульт узником лагеря смерти. По фотографии из нацистского удостоверения Демьянюка он уверенно опознал того самого человека в эсэсовской форме, что с карабином в руках уводил нескольких узников Собибора в лес на заготовку дров. Но более — ничего.

Да и Дмитрий Плоткин, автор вышеупомянутой публикации в «Новой», старший помощник прокурора Рязанской области, предъявивший старику газетное фото, вынужден согласиться: никакой доказательной силы подобная неформальная процедура, конечно же, не имеет. Однако на государственных обвинителей ФРГ, приступивших к официальной проверке сообщения из нашей редакции, уже вскоре обрушились примерно такие выводы самых разных российских СМИ: «Пенсионер Алексей Вайцен узнал в мюнхенском подсудимом палача тысяч заключенных!», «Российский герой видел и помнит, как садист Демьянюк убивал людей!!», «Это тот самый охранник, которого за чрезвычайную жестокость заключенные Треблинки и Собибора прозвали Иваном Грозным, — настаивает очевидец из Рязани»…

— По нашим данным, ничего подобного герр Вайцен не говорил и не мог сказать! — говорят сотрудники баварской прокуратуры. Они уже знают о том, что Алексей Ангелович нетранспортабелен, что мысли его путаются, что он утомляется и не способен к длительному диалогу.

Судя по тому, как уклоняются от однозначных ответов прокуроры, нынешние свидетельские возможности Алексея Вайцена немцы оценили скептически. Они попросту жалеют старика, прекрасно понимая, что агрессивная защита в лице напористого адвоката Буша потребует психиатрической экспертизы, а затем, скорее всего, поставит под сомнение любую процедуру опознания Демьянюка Алексеем Вайценом.

Как уже публично признал Торстен Хиппе, эксперт по германскому уголовному праву, «совершенно не исключен вариант оправдательного вердикта, но закон на то и закон…».

Время нацизму не защита
Недавно именно мюнхенцы приговорили 90-летнего Йозефа Шонграбера к пожизненному заключению за подрыв в запертом помещении 14 заложников из крохотной итальянской деревушки.

В соседней Австрии судят бывшего сержанта пятой дивизии SS «Викинг». 90-летнему Адольфу Штормсу вменяется расстрел 57 узников концлагеря близ деревушки Дойч-Шютцен, федеральная земля Бургенланд.

Вряд ли доживет в спокойной старости свои дни и некий 88-летний Колымон, пока что обитающий в США. На этого бывшего лагерного надзирателя людвигсбургский антинацистский центр накопал доказательств пока что по одному зверскому убийству мирного человека в годы войны. И уже возбудил дело по экстрадиции.

Готовится процесс, который наверняка затмит по своей значимости «дело Демьянюка». Под Бонном недавно арестован некий Сэмюэль К., 1922 года рождения. Этот бывший советский военнопленный, получивший гражданство ФРГ, до пенсии проработавший в федеральном министерстве регионального планирования и городского строительства, причастен, как теперь выясняется, к умерщвлению в газовой камере 430 тысяч узников лагеря Belzec!

В Аахене судят экс-гауптшарфюрера СС. 88-летнему Хайнриху Бёре грозит пожизненное за тройное убийство, совершенное в 1944 году. Тогда каратель собственноручно застрелил голландских антифашистов Фрица Бикнезе, Тойниса де Гроота и Франца-Виллема Кустерса.

Больше всего охотники за нацистами гордятся тем, что удалось установить имена жертв. Некоторые настаивают даже на том, чтобы фамилии и биографии погибших вывешивались в камерах их убийц. И чтобы ничего другого читать пожизненно осужденным уже не давали.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera