Сюжеты

Пол Пот проиграл. Женский пол победит?

«Камбоджийцы начали понимать, что у женщин тоже есть права»

Этот материал вышел в The New York Times (05.03.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Камбоджийцы начали понимать, что у женщин тоже есть права»«Люди встанут на мою сторону! — прокричала Му Соуча, стоя в узкой лодке. — Один за другим». Лодка должна была перевезти ее на другой берег реки, где Му Сочуа предстояла новая...

«Камбоджийцы начали понимать, что у женщин тоже есть права»«Люди встанут на мою сторону! — прокричала Му Соуча, стоя в узкой лодке. — Один за другим».

Лодка должна была перевезти ее на другой берег реки, где Му Сочуа предстояла новая остановка бесконечного маршрута ее избирательной кампании. В борьбе за место в национальном парламенте она постоянно ездит по глухим закоулкам страны, встречаясь с людьми, которые прежде о ней, возможно, и не слышали.

В свои 55 лет Му Сочуа — самая известная женщина среди активистов камбоджийской политической оппозиции. Следующие выборы в парламент состоятся только через три года, но Му Сочуа начала свою кампанию уже сейчас. Она не может позволить себе терять время: власти практически полностью перекрыли оппозиции доступ к прессе и телевидению.

«Лишь 35% избирателей знают, кто одержал победу на прошлых выборах», — утверждает она.

Му Сочуа представляет новое поколение азиатских женщин, прокладывающих себе путь к участию в органах управления своих стран на всех уровнях — от местных собраний до национальных парламентов и министерских постов.

В прошлом она занимала пост министра по делам женщин и сыграла немалую роль в привлечении внимания к положению женского населения страны, изувеченной десятилетиями гражданской войны и геноцидом. После того, как в 2004 году Му Сочуа была отправлена в отставку, ей стало сложнее пропагандировать свои идеи и привлекать сторонников.

По словам Сочуа, ее главное достижение, заключавшееся в назначении на государственные должности тысяч женщин, мало что изменило в обществе, в котором мужчины упорно удерживают в своих руках бразды правления.

Вдобавок ей, как и диссидентам и оппозиционным политикам многих других стран, приходится отстаивать свои собственные права. По мере того как к Му Сочуа пришла известность, ее политические взгляды стали доставлять ей даже больше неприятностей, чем прежде гендерные предрассудки.

В последнее время она оказалась втянутой в скандальный обмен судебными исками с самым влиятельным политиком в стране, премьер-министром Хун Сеном. Политики обвиняли друг друга в оскорблении достоинства. Никого не удивляет, что по всем искам она проиграла.

Все началось с того, что в апреле прошлого года, выступая в провинции Кампот, оплоте сторонников Му Сочуа, Хун Сен назвал ее «чеунг кланг», то есть «сильные ноги», что в кхмерском языке — расхожее оскорбление для женщины.

Му Сочуа подала на него в суд. В ответ Хун Сен добился лишения ее парламентского иммунитета и в свою очередь подал судебный иск. Покорный политическому давлению суд отверг иск Му Сочуа. В августе она была признана виновной в оскорблении премьер-министра и приговорена к штрафу в размере 16,5 млн риелей (примерно $4000), который отказалась уплатить.

«Я не знаю, упрячут меня в тюрьму или нет, но этот штраф я платить не буду, — говорит Му Сочуа. — Уплатить его означает от имени всех женщин Камбоджи признать, что мужчины имеют право обзывать нас, как им угодно, и что мы не в состоянии ничего с этим поделать».

Поскольку Му Сочуа — политический противник премьер-министра, отныне любое мероприятие, демонстрация или движение, в котором она принимает участие, получает клеймо принадлежности к политической оппозиции.

«Мое участие угрожает неприятностями любому движению, — говорит Му Сочуа. — В этом сейчас мое слабое место. Я превратилась в лицо оппозиции, женское лицо. Женщины говорят мне: «Мы верим тебе. Мы тебя любим. Но мы не можем принять тебя в свои ряды, потому что это подорвет наше движение».

За шесть лет, в течение которых Му Сочуа занимала пост министра по делам женщин, она инициировала кампании против насилия над детьми, домашнего насилия, принудительных браков, торговли людьми и эксплуатации женского труда.

«После всех наших усилий люди начали понимать, что женщины тоже обладают правами, — говорит Му Сочуа. — Слово «гендер» даже вошло в кхмерский язык: «ген-де».

Но, признает она, количество женщин, занимающих теперь государственные должности, не перешло в новое качество отношений в обществе, а приобретенная ею лично известность не означает, что положение женщин теперь привлекает к себе больше внимания.

«Большинство женщин все еще боятся заявлять о своих правах, — говорит Му Сочуа. — И этим вредят другим женщинам. Они участвуют в политике, но они же и поддерживают положение вещей своим молчанием».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera