Сюжеты

Свобода слова против частной жизни

Этот материал вышел в The New York Times (05.03.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«В Интернете первая поправка к Конституции касается далеко не всех», — строго говорит профессор юриспруденции университета Индианы Фред Кэйт об американской гарантии свободы слова. Кэйт ссылается на недавнее решение итальянского суда,...

«В Интернете первая поправка к Конституции касается далеко не всех», — строго говорит профессор юриспруденции университета Индианы Фред Кэйт об американской гарантии свободы слова. Кэйт ссылается на недавнее решение итальянского суда, который постановил, что руководство компании Google нарушило итальянские законы о неприкосновенности частной жизни, разрешив опубликовать на одном из своих сайтов жестокий видеоролик.

Решение суда послужило поводом для дискуссии о том, какую ответственность несут поставщики услуг за распространяемый ими незаконный контент. В то же время решение суда в очередной раз продемонстрировало глубокую убежденность европейцев в неприкосновенности частной жизни. Эта убежденность угрожает свободе самовыражения в американском понимании и может стать поводом для ограничения распространения информации в Интернете.

«Американцы до сих пор не поняли, что для европейцев право на частную жизнь — неотъемлемое право человека», — говорит Джейн Киртли, преподаватель медийной этики и юриспруденции Миннесотского университета.

Google это понимает.

«Неприкосновенность частной жизни в Европе — это вопрос человеческого достоинства, — говорит один из юристов компании Николь Вон. — Тогда как в США суды считают, что это вопрос защиты потребителей».

По мнению Николь Вон, политику Google по вопросам вторжения в частную жизнь стоит применять во всем мире одинаково. Привести ее в соответствие со стандартами  разных стран невозможно.

Три топ-менеджера Google были приговорены к шести месяцам тюрьмы за неспособность запретить показ видеоролика, на котором школьники издеваются над мальчиком-аутистом. Ролик находился в открытом доступе в течение двух месяцев в 2006 году и был убран после того, как Google получил официальную жалобу.

Судья Оскар Маджи, по сути, выбирал между неприкосновенностью частной жизни и свободой слова и выбрал первое. Теперь его решение может отразиться на странах, где привыкли выбирать второе.

«Европейский союз на сегодняшний день является главным в вопросах законодательства о защите частной жизни», — пишут Джек Голдсмит и Тим Ву в своей книге 2006 года «Кто контролирует Интернет?».

Для Америки, где первая поправка к Конституции является главнейшей из первых десяти поправок, это звучит странно. Однако статья 8 Европейской конвенции о правах человека гласит: «Каждый имеет право на уважительное отношение к собственной частной и семейной жизни, своему дому и корреспонденции». Дальний родственник американской первой поправки появляется позже, в статье 10.

Американцы тоже предпочитают, чтобы их жизнь оставалась их личным делом. Но они защищают ее от слишком активной роли государства. В Европе законодательство об охране частной жизни, напротив, направлено в первую очередь на защиту частной жизни от публичной огласки.

Эта разница подходов может иметь значительные последствия. «Европейцы, как правило, ставят защиту частной жизни выше как соображений экономической эффективности, так и свободы слова, — говорит Сьюзен Кроуфорд, читающая курс о законодательстве в сфере Интернета в Мичиганском университете. — Чтобы защитить частную жизнь, они готовы понести огромные финансовые потери и установить торговые барьеры».

Приговор, вынесенный в Италии, был бы невозможен в Америке. Согласно закону, принятому в 1996 году, онлайн-компании не несут ответственности за распространение почти любого незаконного материала, предоставленного третьими лицами. Наказания за правдивые выступления по вопросам общественных интересов почти гарантированно запрещены первой поправкой.

Исполнительный директор Electronic Privacy Information Center Марк Ротенберг говорит, что из итальянского эпизода стоит сделать определенные выводы. «Это был исключительно скандальный, очень неприятный ролик, получивший широкое распространение, — говорит он. — Иногда в некоторых вопиющих случаях кто-то должен нести ответственность».

Но профессор Кроуфорд считает, что не стоит смотреть на проблему так категорично. «Частная жизнь» — достаточно широкое понятие, а Америка и Европа — достаточно разные места, чтобы можно было найти обратные примеры. Великобритания, например, переходит на европейскую модель очень медленно.

Google выступил всего лишь платформой для распространения информации третьими лицами, и этого может оказаться достаточно, чтобы защитить его в судах в большинстве европейских стран.

Ситуация осложняется, когда Google занимает более активную роль в получении и распространении информации — как в случае с сервисом StreetView, который позволяет смотреть панорамные фотографии, сделанные автомобилями с установленными на них камерами. Эта программа столкнулась с исками в Швейцарии и Германии.

«Google оцифровывает мир и ожидает, что мир последует нормам и поведению Google, — говорит преподаватель медийного права в университете Вирджинии Сива Ваидъянатан. — Это ужасно наивный взгляд на вопросы частной жизни и ответственности».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera