Сюжеты

Тема лекции: Насилие в школе. Как защитить ребенка

Учитель, унижающий или бьющий ребенка, точно знает, что нарушает свои обязанности, Конституцию страны и еще массу законов. Это его не останавливает. Почему?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 23 от 5 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

Каждый месяц, кроме летних, в России гремит скандал, связанный с психическим или физическим насилием учителя над учениками, — один перечень таких историй займет полосу. Подробности дикие: учительница написала первокласснику оценку на лбу,...

Каждый месяц, кроме летних, в России гремит скандал, связанный с психическим или физическим насилием учителя над учениками, — один перечень таких историй займет полосу. Подробности дикие: учительница написала первокласснику оценку на лбу, узнав, что он забыл дневник; учитель вывел ребенка из кабинета и ударил в живот. Одна учительница прилепила девочке жвачку к волосам, другой скинул ученика со стула, третья била детей линейкой, четвертая запирала первоклашек в шкафу.

Шумные дела, дошедшие до суда, прокуратуры и прессы, — верхушка айсберга. По данным фонда «Право ребенка», учительское насилие в школах касается 20% детей — каждого пятого.

1 марта прокуратура Москвы предложила создать общероссийскую базу данных о педагогах, которые были замечены в применении насилия над детьми.

Все примеры ниже — московские, свежие, из приличных школ.

Для печати подробности рассказывают крайне неохотно и только с условием полной анонимности: такие раны долго не заживают.

Обыкновенные истории

«Учительница физкультуры заставила первоклассников, у которых не было формы, раздеться и заниматься в нижнем белье».

«На перемену детей не отпустили, на следующем уроке мальчик попросился выйти, но учительница не разрешила. Он попросился громче. Учительница отказала, потому что он «по-хамски разговаривает». Ребенок описался прямо на уроке».

«Учительница началки говорит: «Козлов полностью оправдывает фамилию: козел — он и есть козел».

Подробностями готовы делиться только те, у кого ребенок уже перешел в другую школу.

«Учительница ударила моего сына по руке за то, что он неаккуратно пишет. На следующий день он подрался с другим мальчиком, и она выдрала обоих за уши. Сын сказал, что уже не в первый раз. У второго мальчика на ушах я видела кровоподтеки — и старые, и свежие, — но его мама жаловаться побоялась. Учительница била еще троих детей, но все молчали.

Я пошла к директору. Та обещала принять меры — вплоть до увольнения. Родители стали собирать подписи в защиту учителя и против моего ребенка. Мне говорили: ваш сын ее доводит, таких надо драть! Учительницу уволили, но через два дня делегация родителей сходила к директору и уговорила восстановить ее на работе. Я просто перевела сына в другую школу — даже жаловаться не стала».

Интересно, что чуть не в половине случаев, дошедших до суда, родители ходят по властям с коллективными письмами: просят вернуть педагогов.

Беззащитность и безнаказанность

Но вот другая история. В конце ноября минувшего года московский шестиклассник на уроке математики в ответ на замечание послал немолодую учительницу известно куда. Она ударила его по лицу. Мальчик собрал вещи и пошел на выход, учительница догнала его и ударила еще раз, у него пошла носом кровь. Учительницу немедленно уволили по статье 336 Трудового кодекса. Что случилось, педагог с тридцатилетним стажем сама не понимает: «Затмение нашло». Ученики просят директора вернуть учительницу. Мальчика перевели в другой класс, потому что в своем ему говорят: «Все из-за тебя».

Статья 336 ТК РФ предусматривает увольнение учителя даже за однократное применение физического или психического насилия к ученику. Мера необходимая и оправданная.

Учитель, конечно, не должен кидаться на ребенка. Но и ребенок не должен материть учителя. А если выматерил — не должен по младости лет оставаться безнаказанным.

Учителя в один голос жалуются на беззащитность перед детьми. Априорный авторитет, держащийся на любви или страхе, а то и просто на представлении о священной роли учителя, — давно в прошлом. Перехода этого мы не заметили.

Что может сделать учитель в ответ на оскорбление? «Записать в дневник», поставить двойку и вызвать родителей в школу. Ученик защищен малолетством, учитель не защищен ничем и связан этическими ограничениями. Насилие использовать нельзя, но что можно? В обычной жизни после уговоров и замечаний люди начинают орать или переходят к административным мерам; орать учителю не положено, а меры не предусмотрены.

В советской школе работали принципы коллективного воспитания и карательные механизмы: нас могли пропесочить на пионерском сборе или заседании комитета комсомола, вызвать с родителями на педсовет или даже написать им в парторганизацию. Всего этого больше нет, и слава богу. Вопрос — что есть? Самостоятельно справиться с проблемой дисциплины удается только талантливым учителям, и то интуитивно. Хотя это не бог весть какая эзотерика, и «держать класс» — не бином Ньютона. В иных странах специально учат «управлению классом», но отечественная методическая наука переживает не лучшие времена.

Беспомощность

На популярных видеосервисах в Интернете выложено множество записей, сделанных детьми на уроках, телефонами. Учителя исступленно бранятся, колотят детей по головам книжками… А дети смеются, иногда даже те, кого колотят: ура, цирк приехал! А учителя, кажется, совсем забыли, кто в классе взрослый. Они видят в своих юных мучителях сформировавшихся, законченных отморозков. И мстят им за боль и унижение — по-взрослому, без скидок на малолетство.

Я отсмотрела около полусотни записей, сделанных в разных школах и городах. Бросается в глаза то, как одинаковы учителя с их безнадежным криком (на который школьники не обращают внимания) и полным забвением целей урока. Пока учитель поглощен разборкой с обидчиком, в классе царит хаос: дети перекрикиваются, входят и выходят, скачут, болтают… Перед нами прежде всего провальные уроки — и методически, и дисциплинарно.

Говорят, что нынешние дети — настоящие беспредельщики. И такие бывают, и видеозаписями это подтверждается. Но чаще всего перед нами всего лишь глупые и наглые дети, чувствующие безнаказанность и не знающие границ. Вопрос о границах дозволенного и о том, кто должен их обозначить, — острейший в сегодняшней школе.

Вот одна учительница пишет на сайте пресловутого сериала «Школа»: «Мы не воспитатели, а учителя! А воспитание закладывается в семье. Так что это сигнал не нам, учителям, а ВАМ, уважаемые родители! Почаще надо заглядывать ребенку в душу, а не затыкать еe деньгами и свободой, и в школу заходить не 4 раза в год на собрания, а хотя бы раз в месяц! Вот тогда и результат будет!».

Учителя свято веруют, что у родителей есть пульты дистанционного управления детьми. И забывают о том, что на уроке дети — это социальная группа, в которой действуют свои законы, и что родители в эту группу уже не входят.

Что делать?

Методическая неграмотность порождает скучные уроки. Неумение поддерживать дисциплину без крика и наказаний порождает хаос. Как только на хаос и скуку накладываются дополнительные факторы стресса (школьники хулиганят, дома все плохо, директор наорал) — учителя начинают взрываться, как банки в погребе, и калечить окружающих.

При этом проблема дисциплины не решается увольнением учителя и исключением ученика.

Чтобы ее решать, надо разрабатывать и внедрять в жизнь школьные правила, продумывать правовые, нерепрессивные дисциплинарные меры: что может и должен делать учитель в типовой ситуации, когда ученик дерется на уроке или хамит матом? Надо учить педагогов справляться с конфликтами без лишних эмоций и удерживать внимание класса, надо обеспечить им возможность психологической помощи и разгрузки. Кто это должен делать? Это вопрос не только к Минобрнауки и региональным образовательным властям, но и к каждой школе.

Что делать родителям? Объяснять детям, которые часто просто не понимают социальных ролей, как можно и как нельзя разговаривать с учителем и вести себя в классе; младшим — что не надо бояться рассказать родителям о проблемах с учителем. Если педагог превысил полномочия — точно выяснять, что случилось и какова доля вины ребенка (если она есть — работать с этим отдельно). Фиксировать побои у врача, а моральный вред — у психолога, если вред и побои налицо. Заявление на имя директора школы — обязательно, в милицию — по желанию, все это с копиями справок. Копию заявления можно подать в районное управление образования. Если школа не принимает никаких мер — изымать ребенка из травмирующей ситуации и жаловаться выше: в районное управление образования, в прокуратуру.

Пока молчим — ничего не изменится.

Под текст

Нормы закона, о которых надо помнить и на которые можно ссылаться в заявлениях:

Закон об образовании:

Статья 2 говорит, что государственная политика в области образования основывается на принципе гуманистического характера образования, приоритете общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности.

Пункт 6 статьи 15 гласит: «Дисциплина в образовательном учреждении поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, воспитанников, педагогов. Применение методов физического и психического насилия по отношению к обучающимся, воспитанникам не допускается».

Статья 156 УК РФ предусматривает штраф, исправительные работы или тюремное заключение до трех лет за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогом, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Возможно также лишение права вести педагогическую деятельность на несколько лет.

Статьи 115 и 116 УК РФ устанавливают ответственность за побои и истязания.

Статья 336 ТК РФ предусматривает увольнение педагога даже за однократное применение физического или психического насилия к учащемуся.

Статья 151 ГК РФ позволяет требовать денежной компенсации за причиненный моральный вред (физические и нравственные страдания).

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera