Сюжеты

Закулиса против РФ

Российскую делегацию в Страсбурге не итересует исход судебного противостояния с ЮКОСом. Главный вопрос: кто «заказал» и на чьи деньги?

Этот материал вышел в № 24 от 10 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

…08.45 утра по местному времени (в Москве - 10.45)…Громкий продолжительный и очень настойчивый звонок. Как в школах на урок. Так начинается заседание в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Повестка дня – «Иск нефтяной компании...

08.45 утра по местному времени (в Москве - 10.45)…Громкий продолжительный и очень настойчивый звонок. Как в школах на урок. Так начинается заседание в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Повестка дня – «Иск нефтяной компании ЮКОС против России». Атмосфера торжественности. Зал полон. Чуть ли не половину занимают французские студенты, будущие юристы. Не воспользоваться столь историческим заседанием руководство их вузов себе не позволило и отправило совсем юных еще молодых людей и девушек на такую вот практику…

Правую часть зала занимают представители от России - бригада из 22 человек: чиновников различных правительственных структур и адвокатов*. Впрочем, из 22-х выступят только двое – официальный представитель РФ в ЕСПЧ Георгий Матюшкин и лондонский адвокат Майкл Свейстон, остальные, не проронят ни слова...

ЮКОС представлен всего лишь одним человеком – своим английским адвокатом Пирсом Гарднером, который и подал жалобу в ЕСПЧ в апреле 2004 года.

09.00 по местному времени. Второй настойчивый звонок. После него в зал, наконец, входят судьи – семь основных и двое запасных. Рассаживаются полукругом. Заседание начинается. Повестку дня зачитывает президент (по-нашему председательствующий судья) Христос Розакис (от Греции). Уникально заседание тем, что ВПЕРВЫЕ история отъема собственности в России слушается на таком высоком уровне. Слушается по существу и ПУБЛИЧНО. К слову, публичность – главный критерий этого заседания. Во-первых, заседание транслируется в прямом эфире на сайте ЕСПЧ. Во-вторых, в суд попали все журналисты, которые хотели туда попасть. Никто на улице не остался. Во многом благодаря эффектной улыбающейся девушке Кристине Пенчеве-Малиновски, официальному представителю ЕСПЧ, отвечающему в том числе и за связи с прессой. Кристина не только ловко справляется с большим кругом выпавших на нее обязанностей, но и каждому журналисту и наблюдателю уделяет максимум своего времени, чтобы ответить на бесконечные и повторяющиеся вопросы… Журналистам вообще позволено в суде многое: они, например, могут сидеть в большой комнате для прессы и пить чай, наблюдая за процессом по телевизорам (практика, не прижившаяся в Хамовническом суде Москвы), а могут сидеть непосредственно в зале. Кто как захочет. Да и над душой судебных приставов нет. Безопасность, конечно, соблюдается, но не так, чтобы каждые пять минут тебе в ухо, когда ты набираешь смс, твердили: «Уважайте суд!».

09.15 по местному времени. Первым слово дают Пирсу Гарднеру. Выступает час двадцать. Каждый «эпизод» разбирает досконально. Это и беспрецедентные, вдруг появившиеся в 2003 году, налоговые претензии сначала по задолженностям за 2000 год, превышающим саму выручку компании за этот же период, затем претензии по задолженностям уже за 2001-2003 годы, хотя прежде никаких претензий у налоговой не возникало... Это, продолжает Гарднер, и невозможность ЮКОСу расплатиться по задолженностям – российские арбитражи арестовывали все активы компании, более чем в 10 раз превышавшие в то время размер задолженностей; это и процедурные нарушения прав ЮКОСа в судах, а попытки компании обжаловать решения по налогам и аресту активов оканчиваются всегда одним результатом – в пользу государства; это и более чем странный аукцион по продаже самого ценного актива — дочерней компании «Юганскнефтегаз», добывавшей 60 процентов всей юкосовской нефти. Участником торгов на аукционе выступала всего лишь одна компания – никому не известная, созданная за две недели до аукциона «Байкалфинансгрупп», она покупает «Юганск» по цене в два раза ниже настоящей и буквально тут же отходит «Роснефти»… Ну, и, наконец, насильственное банкротство в 2006 году при непосредственном участии конкурсного управляющего Эдуарда Ребгуна…

- Так что факты дела достаточны просты – скрытая экспроприация, - говорил судьям Гарднер. – По мнению ЮКОСа, это было результатом мотивированной политической атаки… Аукцион представлял из себя фикцию. Власти России говорят, что ЮКОС совершил мошеннические действия по уходу от налогов. Тот факт, что налоговые схемы ЮКОСа никогда не были тайными и были всегда известны, в том числе и Министерству по налогам и сборам, просто игнорируется. ЮКОС строго следил за тем, чтобы ничего не скрывалось. Знали ли российские власти о налоговых схемах ЮКОСа? Да! И еще раз да! Ничего не скрывалось! Ровно до декабря 2003 года власти принимали эти налоговые схемы. Были ли эти схемы законны с точки зрения российского законодательства? Да! Это совершенно очевидно. Мы выплачивали НДС, а МНС утверждала при этом, что нефть принадлежит ЮКОСу… Логика полностью рушится… Таким образом налоговые доначисления ЮКОСу являются совершенно произвольными…

Далее Гарднер подробно и педантично, вооружившись цифрами и датами, углубляет суд во все налоговые выплаты ЮКОСа. Причем указывает фамилии конкретных сотрудников МНС, через которых шли эти платежи…

- Но впоследствии, при начислении налоговых задолженностей ЮКОСу Российское законодательство государством как-то не соблюдалось, - подытоживал адвокат. – Если отвечать на вопросы, поставленные ЕСПЧ - процедура доначисления налогов производилась с точки зрения российского законодательства? Нет! Это была не процедура, а преступная схема! Цель – парализовать, обанкротить, уничтожить компанию. Это была скрытая экспроприация и уничтожение ЮКОСа в России. Таким образом, в отношении ЮКОСа российский закон не действовал вообще!

Также адвокат ЮКОС счел нужным напомнить, что правительство России ТРИЖДЫ просило ЕСПЧ отложить слушание, а перед самым 4-м марта попросило отложить слушание вообще на полгода.

11.40 по местному времени. Слово дают Георгию Матюшкину. Выступление - семь минут. На то, что сказал Пирс – ни слова опровержения. Дает лишь «подводку» - позицию правительства РФ: - дело должно быть снято с рассмотрения, поскольку российские суды все решили правильно; ЮКОС как компания не существует, а Пирс Гарднер вообще неизвестно кто.

- Власти России не могут согласиться с решением суда принять данную жалобу к рассмотрению. Компании ЮКОСа не могут считаться жертвами. Утверждения же о «скрытой экспроприации» не соответствуют действительности! Жалоба противоречива, не подкреплена доказательствами и поэтому должна быть полностью отклонена! Вывод Европейского суда (в решении ЕСПЧ о признании жалобы ЮКОСа приемлемойВ.Ч.) о «карательном характере преследования компании» вызывает критику и не соответствует действительности, как и выводы об избирательном доначислении налогов, - говорит Матюшкин. - …Мы продолжаем считать, что Страсбургский суд не может рассматривать это дело и просим признать жалобу неприемлемой…

11.47 по местному времени. Оговорившись, что «подробнее все представит господин Свейстон», Матюшкин садится на место. Но Свейстон не то, чтобы рассказывает «подробнее», он… В общем, он целых 1,5 часа «закрепляет» доводы Матюшкина агрессивной манерой и полукриминальными репликами в адрес руководства ЮКОСа, его сотрудников и лично адвоката Гарднера… В сжатом виде позиция такова: во-первых, ЮКОСа нет, и непонятно, кто адвокату дает указания; во-вторых, ЮКОС в России вел себя плохо и получил по заслугам.

- С помощью 22 подставных фирм ЮКОС уклонялся от уплаты налогов в огромных масштабах, а российские налоговые органы действовали в полном соответствии с национальным законодательством и разбирали это споры очень внимательно… - говорил Свейстон.

Это был ключевой его аргумент. Слово «мошенничество» в отношении руководство ЮКОСа он употреблял десятки раз (подсчитывала лично). Менялись разве что склонения. Слава богу, только один раз употребил в европейском суде слово «общак» (во всяком случае, так перевели с английского на русский переводчики ЕСПЧ). Туда, в «общак», якобы, минуя «пенсионеров и библиотеки», пошли деньги «от такого сложного рода мошенничества». На штампе «ЮКОС замешан в мошенничестве», в котором так упорно убеждал европейских судей английский адвокат от РФ, и строилось все его выступление. Но в этом была главная оплошность российской стороны. Они ввели своего же адвоката в заблуждение. Ведь, обосновывая справедливость рассмотрения в России арбитражного спора тем, что ЮКОС возглавляли «налоговые мошенники», «что подтверждено решениями судов в России», Свейнстон забыл упомянуть, что уголовные суды не выносили приговоров о мошенничестве при уплате ЮКОСом налогов в России за 2000—2003 годы, то есть за период, оспариваемый в Страсбурге, а решения арбитражных судов сами по себе как раз и являются тут предметом оценки…

- Целый штат номинальных директоров и секретарей, фиктивные компании – «пустышки», отсутствие в них производственных активов, труб, танкеров… - на полном серьезе говорил господин Свейстон, очевидно, даже не предполагая, что наличие «труб», а уж тем более «танкеров» в ЗАТО (а речь шла именно о них) строго запрещено законом – это грубое нарушение норм безопасности…

Рассказал защитник России и о том, куда ЮКОС «уводил» прибыль. Оказывается, «деньги использовались для выплаты дивидендов господину Ходорковскому и другим, а также группе МЕНАТЕП».

- Ясно, что Европейский суд не может принимать такие жалобы - в данном деле нет потерпевшей стороны, - говорил Свейстон судьям. Что касается аукциона по продаже «Юганскнефтегеза», то тут, по его словам, все довольно просто: ЮКОС «проиграл сам. Отпугнул остальных участников тоже сам! А «Байкалфинансгрупп» была независимой компанией». А что касается невозможности погасить задолженности из-за ареста активов, то тут, по словам адвоката, «никаких препятствий на пути ЮКОСа не было».

Впрочем, наиболее всего от него достается Пирсу Гарднеру. Москва недоумевает – как Гарднер может представлять ЮКОС, если он после банкротства - труп. Но Свейстон то ли сознательно умалчивал, то ли действительно забывал, что ЕСПЧ уже анализировал довод о статусе Гарднера и в итоге признал жалобу все же приемлемой, дав понять российской стороне: если потерпевший — труп, это не означает, что надо сразу прекращать расследование дела об убийстве. Тем не менее, Москва продолжает настаивать на прекращении дела в ЕСПЧ на этом основании, подвергая особому сомнению действительность доверенности, которая была выдана Гарднеру в 2004 году.

- Хотелось бы в первую очередь узнать, а кто вас нанял, кто вам платит, кто вами руководит, чьи инструкции вы выполняете… - казалось, больше Свейстона, а следовательно и Москву, интересовала так скажем материальная сторона дела. – Нам не интересно здесь ваше мнение. <…> Естественно, господин Гарднер оказался в тяжелом положении - ему запретили называть имена клиентов, которые дали ему инструкции, ему запретили говорить, сколько ему платят…

Впрочем, тут же Свейстон заметил, что «не ставит целью опозорить коллегу Гарднера – я просто указываю на соблюдение правил этики»…

Когда к Свейстону подошла одна московская журналистка и поинтересовалась «А кто Вас-то нанял?», тот почему-то сморщился, побагровел и отвечать не стал…

Дальше - больше. Господин Свейстон заявил буквально следующее. Внимание:

- Таким образом, господин Гарднер не может быть представителем потерпевших. Им может быть только господин Ребгун… По существу реальных истцов в данном споре нет! Они еще не объявили себя!

Конечно, эти слова, как сказал бы Михаил Ходорковский, можно было бы принять за «первоапрельскую шутку». Можно. Но если бы действие не происходило в Европейском суде. И если бы уже сейчас не было так очевидно: если суд признает российское государство неправым и взыщет с него из заявленных ЮКОСом 98 миллиардов долларов хотя бы символическую сумму в тысячу евро, автоматически оживятся акционеры ЮКОСа и тогда лавины имущественных исков России просто не избежать...

Около 13.00 по местному времени. Свейстон оканчивает тем, что «данное дело вообще не должно рассматриваться данным судом и суд должен отклонить жалобу, потому что… потому что: «Жизнь – это налоги» (автора цитаты не указалВ.Ч.), хотя «мошенники, естественно не могли не удивиться, что их поймают», потому что «к России нельзя относиться так сурово» (как, видимо, отнесся к ней ЮКОС), ну, и, наконец, заявил Свейстон, «Европейский суд не должен рассматривать жалобу, потому что суды в России честные и беспристрастные»…

Я и мои коллеги долго думали… как ЭТО все передать так, чтобы в редакциях поверили…

Примерно в это же время, пока я так думала, находясь в зале ЕСПЧ, получаю смс от знакомой, находящейся в этот же момент в зале Хамовнического суда Москвы и вооруженной, естественно, по такому поводу интернетом: «Что у вас там происходит?!! Наши СМИ уже передали. Правда, однобоко  – только заявления представителей РФ. Все!».

Недоумеваю. Пишу ей, что вообще-то была еще речь представителя ЮКОСа. Знакомая удивляется. Повторяет, что наши это обходят стороной. «Наши» - это государственные информагентства. И, правда, последующую после слушаний пресс-конференцию представителей «несуществующей компании» (представители РФ от каких-либо комментариев отказываются вообще) российские информагентства в полном составе игнорируют. На пресс-конференцию приходят единицы – я, двое моих коллег из газеты, два журналиста – из «Газеты.ру» и «The New Times» и еще два иностранных корреспондента. Все.

…14.00 по местному времени. На пресс-конференции выступает Пирс Гарднер, к нему из Хьюстона по телемосту присоединяются бывший исполнительный директор ЮКОСа Стивен Тиди и бывший финансовый директор ЮКОСа Брюс Мизамор; из Лондона – бывший старший исполнительный директор ЮКОСа Юрий Бейлин.

- Если все же компенсацию присудят, то куда пойдут эти деньги? – интересуются журналисты.

Стивен Тиди: Нашей главной целью всегда было защитить интересы простых участников этого дела - 50.000 держателей акций. Деньги, если они будут получены, мы распределим, прежде всего, между простыми пострадавшими и обещаем сделать это максимально транспарентно, то есть под контролем суда.

Брюс Мизамор: Большинство этих пострадавших – россияне. Так что большая часть денег пойдет людям в России.

Гарднер: Российская власть говорит, что в случае с ЮКОСом действовала «в общественных интересах», в соответствие с российским законодательством, не выделяя ЮКОС среди остальных компаний. ЮКОС же настаивает: в отношении него государством были приняты особые, предвзятые, исключительные меры.

Брюс Мизамор: И потом, вряд ли уничтожение ЮКОСа отвечало «общественным интересам» России. Наоборот – уничтожение повредило этим интересам, нанеся удар по престижу страны. Суд в Страсбурге хотя бы покажет, что на самом деле происходило в России, а в идеальном случае отдаст нам деньги, которыми мы поможем рядовым акционерам.

…Дата вынесения вердикта семи судьями ЕСПЧ пока неизвестна. Решение будет вынесено не ранее, чем по прошествии нескольких месяцев после этого заседания. Но 4 марта 2010 года можно считать официальной точкой отчета - сразу после закрытия слушаний судьи удалились в комнату совещаний…

15.00 по местному времени. Разъезжаемся с коллегами после конференции. Ржем. Читаем в интернете сообщения наших агентств-СМИ и снова ржем. Там пишут про те самые «22 подставные фирмы», «с помощью которых, по словам господина Матюшкина (слова Свейстона приписали почему-то ему), руководство ЮКОСа уклонилось от уплаты налогов в огромных масштабах». Ну, и так далее. Ржем, потому что до нас только что дошло - представителей России тоже было 22 человека… То есть Москва на каждую «подставную фирму» отправила по чиновнику. Видимо, для пущей убедительности…

Ну, а если серьезно, то ни одного эпизода из рассказа Гарднера про отъем собственности, эти самые СМИ России не привели. А телевидение, кроме, разве что Рен-ТВ, вообще сделало вид, словно слушаний не было. Не формат…

* К делу, в частности, привлечена британская фирма Brick Court Chambers Barristers и российская «Иванян и партнеры», клиентами которых были Роман Абрамович, Геннадий Тимченко, а также сотрудники российских спецслужб, обвинявшихся в покушении на бывшего лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева.

** Все эти факты зафиксированы в решении ЕСПЧ о признании жалобы ЮКОСа приемлемой.

*** Договор на представительство интересов ЮКОСа с Гарднером заключил исполнительный директор ЮКОСа Стивен Тиди.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera