Сюжеты

Человек прямоходящий, разумный, культурный

Культура – фактор естественного отбора

Этот материал вышел в The New York Times (12.03.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как и все прочие виды, человек сформировался под влиянием таких факторов естественного отбора, как голод, болезни и климат. Но в последнее время внимание к себе привлекает еще один фактор, работающий удивительным образом: можно сказать,...

Как и все прочие виды, человек сформировался под влиянием таких факторов естественного отбора, как голод, болезни и климат. Но в последнее время внимание к себе привлекает еще один фактор, работающий удивительным образом: можно сказать, что на протяжении последних 20 тысяч лет человек сам определял направление своей эволюции.

Этим фактором является культура в широком смысле слова, понимаемая как все формы поведения, включая и создание технологий. С точки зрения биологов, культура является щитом, ослабляющим воздействие других факторов отбора. Так, одежда и жилище защищают от холода, а земледелие помогает бороться с голодом.

Прежде большинство ученых придерживалось мнения, что благодаря демпфирующему влиянию культуры процесс эволюции человека как биологического вида уже в далеком прошлом замедлился, а то и вовсе прекратился. Однако в последнее время многие биологи склоняются к совершенно другому взгляду на роль культуры.

Да, она защищает человека от воздействия других сил, но в то же время сама является мощным фактором естественного отбора. Приспособление к таким культурным изменениям, как, например, диета, происходит у человека на генетическом уровне. Этот фактор естественного отбора работает намного быстрее других, «так что многие специалисты склоняются к мнению, что доминирующим способом эволюции человека является совмещенная культурно-генетическая эволюция», — пишут в февральском номере журнала Nature Reviews Genetics Кевин  Лейланд, биолог-эволюционист, работающий в Университете св. Андрея в Шотландии.

Двое ведущих сторонников этой теории, Роберт Бойд из Лос-Анджелесского отделения Калифорнийского университета и Питер Ричардсон из отделения Калифорнийского университета в Дейвисе, давно настаивают, что действие генетических мутаций и культурных изменений в процессе эволюции тесно переплетаются.

Самым ярким доказательством, к которому апеллируют доктор Бойд и доктор Ричардсон, является переносимость лактозы, характерная для большинства североевропейцев. У большинства людей ген, обеспечивающий усвоение содержащейся в молоке лактозы, перестает работать вскоре после отнятия от груди. Но у жителей Северной Европы, в большинстве своем потомков древних скотоводов, пришедших сюда около 6 тысяч лет назад, этот ген во взрослом возрасте включается вновь.

Переносимость лактозы получила широкое признание как пример того, как культурная практика — употребление в пищу сырого молока — привела к эволюционным изменениям в геноме человека. Предположительно, обретенный таким образом дополнительный источник питания означал мощное преимущество, поскольку переносящие лактозу особи оставляли больше жизнеспособного потомства, в результате чего генная мутация закрепилась и распространилась на всю популяцию.

Этот пример генно-культурного взаимодействия далеко не уникален. В последние годы биологи получили возможность исследовать человеческий геном целиком в поисках подписей генов, испытывающих давление факторов отбора. Такие подписи образуются, когда один вариант какого-либо гена начинает встречаться чаще, чем другие, так как его носители оставляют больше жизнеспособного потомства. Исследования показывают, что до 10% генома, то есть около 2000 отдельных генов, несут на себе признаки того, что они подвергаются давлению факторов селекции.

Все эти факторы, по мнению работающего в лейпцигском Институте эволюционной антропологии им. Макса Планка генетика Марка Стоункинга, относительно недавние (конечно, по масштабам, характерным для эволюционных изменений). Большая часть из них проявилась не более 10—20 тысяч лет назад. Пока еще мало известно, какую именно функцию выполняет каждый из примерно 20 тысяч генов, составляющих геном человека, но физическая структура белков, вырабатываемых генами, позволяет классифицировать их по нескольким широким категориям, общая специализация каждой из которых примерно понятна.

Многие из генов, проходящих процесс эволюционной селекции, реагируют на конвенциональные факторы отбора, но некоторые из них, похоже, получили преимущество в результате воздействия факторов, связанных с культурными изменениями.

Среди них в том числе и гены, работа которых связана с питанием и метаболизмом. Предположительно их нынешнее состояние отражает грандиозные изменения, связанные с начавшимся около 10 тысяч лет назад переходом от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству.

К примеру, слюна человека содержит амилазу — фермент, расщепляющий крахмал. Люди, живущие в аграрных сообществах, потребляют больше крахмала и обладают большим количеством копий гена амилазы, нежели те, кто живет в сообществах, добывающих пищу охотой и рыболовством. Генетические изменения, ответственные за переносимость лактозы, были выявлены не только у европейцев, но и у представителей трех африканских племен, занимающихся скотоводством. В каждом из этих четырех случаев переносимость лактозы обусловлена различными мутациями, но результат во всех случаях один и тот же: ген, ответственный за усвоение лактозы, не отключается после отнятия ребенка от груди.

Таким образом, культура является фактором естественного отбора, и если подтвердится, что именно этот фактор играет ведущую роль, то это может означать, что эволюция человека ускоряется, по мере того как люди приспосабливаются к изменениям, которые сами же и производят.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera