Сюжеты

Нас на Уго променял

Накануне визита Путина в Брест Лукашенко улетел в Венесуэлу

Этот материал вышел в № 28 от 19 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид ФлорентьевВедущий рубрики "Возвращение фельетона"

Честно говоря, не знаю, есть ли у Белоруссии внешнеполитическая доктрина. Возможно, она имеется, и там, предположим, написано: «Дагаворы павiнны выконвацца», что в переводе на латынь означает «Pacta sunt servanda». Зато я знаю, что у нас в...

Честно говоря, не знаю, есть ли у Белоруссии внешнеполитическая доктрина. Возможно, она имеется, и там, предположим, написано: «Дагаворы павiнны выконвацца», что в переводе на латынь означает «Pacta sunt servanda». Зато я знаю, что у нас в России очередные доктрины принимаются всякий раз по случаю пошива президентом нового выездного костюма.

Однако же результат мудрой и дальновидной внешней политики России, с одной стороны, и миролюбивой и хитрож… внешней политики Белоруссии — с другой, приблизительно одинаков. У обеих половинок союзного государства во всем необъятном мире осталось всего по одному союзнику. Что примечательно, для России этот союзник — отнюдь не Белоруссия, а для Белоруссии — вовсе не Россия. В каждом случае в качестве союзника выступает Венесуэла. Из всего мирового сообщества неподдельный интерес к этому медицинскому факту проявляет на данный момент только Всемирная организация здравоохранения со штаб-квартирой в Женеве.

Что касается отношений собственно между Россией и Белоруссией, то тут все, как во многих не слишком счастливых семьях, сильно запущено. Наш отец и их батька достигли такого градуса братской любви, что стоит одному постучаться в дверь, другой выскакивает из дому как ошпаренный. И вот, пока Путин, ласково косясь на белорусского премьера Сидорского, гулял по таможенному пункту с символическим названием «Козловичи», Лукашенко шептал Чавесу проникновенные слова: «Белорусы пришли сюда для того, чтобы сделать всё, чтобы у венесуэльского народа было всё, чем располагает братская Белоруссия». Фраза получилась несколько тяжеловесной, видимо, в результате обратного перевода с языка индейцев кечуа, но Чавес все понял и в ответ пообещал прислать белорусам какао и тропические фрукты. Пришедшие белорусы, со своей стороны, построят на родине Боливара кирпичный завод, чтобы Чавесу было чем бить акулу империализма. Но самое главное — Венесуэла готова поставлять в Белоруссию для переработки с последующей перепродажей 80 тыс баррелей нефти в день. Это 4 млн тонн в год — примерно о таком количестве беспошлинной нефти из России идет ожесточенный спор между Минском и Москвой. Пока не вполне ясно, каким образом боливарианская нефть достигнет полесских лесов и болот — в бутылках или воздушно-капельным путем, но сам факт того, что Лукашенко нашел альтернативу, произвел, судя по всему, большое впечатление на российского премьера, известного своим углеводородным мышлением. Во всяком случае, на пресс-конференции в Бресте он заявил, что никогда не ставил перед белорусским руководством вопрос о признании независимости Абхазии и Южной Осетии. То есть, может, кто-то другой ставил, но лично он — никогда. И если Белоруссии с точки зрения взаимоотношений с Западом выгоднее не признавать Абхазию с Осетией — «ну, уже есть какой-то положительный эффект, и слава богу». Боюсь, мы скоро услышим, что Россия нарочно пошла войной на Грузию, чтобы спасти международную репутацию Александра Григорьевича. Так что пора прекращать затянувшуюся полемику о том, кто в России главный — Медведев или Путин. Главный у нас Лукашенко.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera