Сюжеты

Союзеры

Кто и кого использует в рамках свежеиспеченного Таможенного союза

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 29 от 22 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

 

Суверенная демократия дала трещину в самом неожиданном месте. Ее проделали не агенты «оранжевого» влияния, а первые лица государства. Ведь это по их инициативе в декабре прошлого года был создан Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном....

Суверенная демократия дала трещину в самом неожиданном месте. Ее проделали не агенты «оранжевого» влияния, а первые лица государства. Ведь это по их инициативе в декабре прошлого года был создан Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном. С 1 июля, когда заработает Таможенный кодекс, наша страна больше не сможет в одностороннем порядке устанавливать запреты на ввоз на свою территорию конкретных товаров. А это значит, например, что на российский рынок могут вернуться боржоми и «Киндзмараули», ставшие у нас продуктами нон-грата еще до войны, а сейчас с политической точки зрения приравненные к бактериологическому оружию.

Это обстоятельство, прямо вытекающее из документов, подписанных президентами и премьерами трех стран, стало откровением для Владимира Путина. На прошлой неделе он заявил, что Таможенный союз не может быть причиной проникновения на внутренний рынок «проблемных» товаров, и пообещал договориться об этом с партнерами.

То-то и оно — договориться. Казахстану в общем-то все равно, а вот Лукашенко получил в свои руки не козырь даже, а джокер. Напомним: Белоруссия настаивает, что важнейшим пунктом союзного законодательства должна быть беспошлинная торговля энергоносителями. Именно пошлины на нефть послужили причиной торговой войны между союзниками в начале этого года. И теперь Лукашенко имеет все основания поставить Путина перед неразрешимым вопросом: пошлины или боржоми?

Это частный случай, наглядно демонстрирующий, как опасно делиться хотя бы частью своего суверенитета. Конечно, при том условии, если ты используешь его для политически мотивированного протекционизма.

Впрочем, с экономической точки зрения боржомский вопрос большого значения не имеет. Куда интереснее ситуация с подержанными иномарками (см. «Новую», № 8 за 2010 год). Напомним, что в России действуют запретительные пошлины на ввоз подержанных иномарок, а в Белоруссии растаможка обходится чуть ли не вполовину дешевле. Так вот, начиная с января белорусы бьют все рекорды по закупке бэушных авто, рассчитывая, что с 1 июля смогут ввозить их в Россию без всяких пошлин. Впрочем, местные власти уже туманно намекают, что могут лишить своих граждан подобного удовольствия, временно отказавшись от снятия таможенных барьеров с Россией. И кажется мне, что и здесь не будет обойден стороной вопрос об энергоносителях. А как его обойдешь, если отечественный автопром, и без того вернувшийся по уровню производства в 70-е годы, удара под дых от союзника может и не выдержать.

В авиапроме у нас ситуация не то чтобы не критическая — просто  другая. Выпуск новой авиатехники измеряется штуками в год и никоим образом не коррелируется с потребностями авиакомпаний, которые часто летают на раритетах. Во многом потому, что у нас действуют заградительные меры на импорт новых самолетов: 20% пошлины плюс 18% НДС. Сектор авиаперевозок между тем изрядно прорежен кризисом, да и те, кто выжил, чувствуют себя в финансовом отношении ой как плохо. Защищать отечественное производство, которого как бы нет, ценой уничтожения самостоятельной и жизнеобеспечивающей отрасли  — нелогично. Отказываться от поддержки отечественного производителя — не комильфо. Но если придется это сделать в рамках выполнения союзнических обязательств — то  можно. И, видимо, сделают. Причем технично. Пошлину никто не отменит, просто ее не будут взимать, лет этак пять. Пока наше небо не заполонят «Суперджеты»…

Нельзя обойти вниманием и другой проект, который не стал национальным только потому, что Путин выбрал преемником не Иванова. Иванов, как известно, лоббирует ГЛОНАСС. И долоббировал до того, что предложил ввести запретительные пошлины на ввоз в страну GPS-приемников. Но, на беду, этот вопрос теперь нужно согласовывать с белорусами и казахами, которые пока не готовы терять ориентацию в пространстве для удовлетворения чьих-то амбиций.

Список частностей можно было бы продлить, если бы вступление в силу Таможенного кодекса и дальнейшее развитие проекта по созданию одноименного союза не представляли собой системную проблему. Проблема эта состоит в том, что гармонизация таможенного законодательства далека от завершения, многие документы носят рамочный характер и пестрят отсылками к подзаконным актам, пока не принятым. Это чревато периодическим возникновением бюрократического хаоса на таможне. Как это уже случилось в январе, когда на границе зависли крупные партии мобильных телефонов, ноутбуков, навигаторов и другой техники, которая функционирует с использованием шифровального кода. Шифровка, ясное дело, вопрос государственной важности, требующий решения на уровне профильных спецслужб. Только вот профильную ФСБ никто не оповестил о том, что ей сделан подарок в виде возможности выдавать разрешения на ввоз электроники.

В этом случае разобрались оперативно, но сколько подобных недоразумений может возникнуть по ходу процесса, пока никто всерьез и не догадывается. Равным образом  никто так пока до конца и не понял, в чем состоял выс-ший замысел создания Таможенного союза с точки зрения России.

Если это попытка вступить в ВТО оригинальным форматом, как было заявлено, то лучше бы мы вступили в ВТО сами по себе. В организации действуют четкие, годами отлаженные процедуры, что исключило бы сегодняшний бардак.

Если предположить, что это рецидив имперской политики, направленный на экспорт норм суверенной экономики вовне, то налицо — полный провал. Наоборот, союз грубо попирает наше суверенное право показывать кузькину мать кому угодно и когда угодно.

Если это попытка поиска нового, прагматичного формата работы с союзниками, то пока она не увенчалась успехом. Союзники отстаивают свои интересы с куда большим прагматизмом.

Так что остается рассматривать союз под модным нынче инновационным углом — как венчурный проект. То есть смелую и потенциально прибыльную идею, которую реализуют на свой страх и риск.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera