Сюжеты

Внутренних дел больше не будет

Реформа МВД не может быть ведомственной, да и сам министр тоже должен быть гражданским

Этот материал вышел в № 29 от 22 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

19 февраля должна была быть представлена концепция реформы МВД, разработанная специально созданной рабочей группой, состоящей из представителей неправительственных правозащитных организаций1. На круглый стол по этому поводу были приглашены...

19 февраля должна была быть представлена концепция реформы МВД, разработанная специально созданной рабочей группой, состоящей из представителей неправительственных правозащитных организаций1. На круглый стол по этому поводу были приглашены эксперты из стран Восточной Европы, которые уже пережили реформу своей правоохранительной системы (например, первый послереволюционный министр внутренних дел Чехии Ян Румл2), а также  специалисты иностранных правозащитных организаций.

Смущало место проведения: «Александр Хаус» — бизнес-центр, на входе которого красуется мемориальная табличка, напоминающая прохожим, что здесь в 2000 году располагался предвыборный штаб В.В. Путина. Специфический гений места, очевидно, и сыграл свою роль. Иностранные эксперты толком выступить не смогли, с удивлением наблюдая за российскими реалиями, а авторы концепции так и не успели в полном объеме донести до собравшихся ее суть. Это приключилось потому, что Общественная палата, тоже озабоченная реформой МВД, решила взять процесс под свой контроль, как, впрочем, и ход дискуссии — ее спикером был адвокат Кучерена. В итоге выступили 4 члена Общественной палаты, депутаты Госдумы (Комитет по безопасности) Васильев и Гудков, представитель МВД, Генпрокуратуры и Элла Памфилова3. Все это больше напоминало I Съезд народных депутатов, чей юбилей мы отмечали в прошлом году.

В сухом остатке решено объединить усилия Общественной палаты, которая пока свое видение реформы нигде особо не презентовала, с идеями правозащитников — создана совместная рабочая группа, которая сразу на месте и провела свое блицзаседание. Правозащитники, впрочем, обиженными не выглядели и в кулуарах высказывались в том смысле, что без Общественной палаты вряд ли могли бы достучаться до кого-то, кроме пользователей интернета.

Из царившего на заседании сумбура все-таки можно выделить несколько ключевых моментов, на которых сошлись практически все участники. Самый главный: реформу МВД нельзя поручать самому МВД. Об этом говорила Элла Памфилова, обещавшая в конце месяца на встрече с президентом поставить вопрос о создании специальной межведомственной группы, куда бы вошли представители всех заинтересованных ведомств, правозащитники и независимые эксперты. Ее желательный статус — структура при президенте либо при правительстве. Такая форма работы уже была опробована при доработке закона об НКО. Приглашенные иностранцы живо поддержали эту мысль, заметив, что ни в одной стране мира еще не было удачной реформы полиции, которую проводила бы сама полиция.

Решительный настрой попытался было охладить депутат Владимир Васильев (бывший замглавы МВД), высказавший, во-первых, пожелание не ломать полностью существующую структуру, а во-вторых, заметивший, что на серьезную реформу у государства все равно нет денег. Впрочем, первое пожелание было несколько излишним — на удивление, даже часть жестко настроенных правозащитников (в том числе Лев Пономарев, предложивший свою альтернативную концепцию) в принципе и не настаивали на совсем уж резких мерах типа выведения всего личного состава за штат. Наоборот, звучала критика (правозащитник Андрей Бабушкин, член Общественного совета ГУВД Москвы) радикальных шагов президента, подписавшего указ о крупном сокращении численности МВД, — подобное решение в отсутствие концепции реформы, понимания ее конечных целей признавалось опасным, непродуманным и механистическим, способным привести к тому, что сокращены будут не те и там, где удобно генералам.

Если же инвентаризировать основные предложения выступавших, то это будет выглядеть так.

— Определить, какой социальный заказ ставит общество перед МВД — какой мы хотим видеть милицию в идеале. Во главу ее деятельности  определить (с помощью законодательных новелл) защиту прав граждан, а не интересов государства. Слово «идеал» пугать никого не должно — идеал нужен лишь для определения направления движения и не должен рассматриваться в виде итоговой цели, поскольку реформа не может быть растянута во времени и должна быть конечной. А также — понятной и прозрачной для граждан.

— Основная функция МВД — не репрессивная, главное — профилактика преступлений и правонарушений. Не наказание виновных, а восстановление нарушенных прав граждан.

— Реформы МВД не состоится без серьезных изменений во всей правоохранительной и судебной системе. Необходимо подвергнуть основательной ревизии всю законодательную базу — от Закона «О милиции», до Уголовно-процессуального и иных кодексов.

— Определить, какие функции должны остаться за МВД, а какие — нет. Несвойственные — убрать. Например, вытрезвители, паспортные столы, конвоирование и охрану судов, следствие (по этому поводу завязалась дискуссия), политический сыск…

— Разделить милицию на федеральную и муниципальные части с разными функциональными и процессуальными обязанностями. В качестве идеи предлагалась даже выборность участковых  — по примеру американских шерифов.

— Демилитаризация милиции — то есть принципы ее функционирования должны в меньшей степени напоминать Устав гарнизонной и караульной службы, согласно которому полковник прав всегда, а остальные могут заткнуться. Возглавлять министерство должен гражданский человек, и все технические специалисты, клерки, психологи, эксперты, финансисты, кадровики — люди не в погонах. (Хотя выдвигались идеи и иного рода: считать сотрудников МВД полностью военнослужащими, и потому их проступки рассматривать военными трибуналами.)

— Перед окончательным введением каких-либо новаций необходимы широкие эксперименты в пилотных регионах (этот тезис, правда, был одобрен не всеми), результаты которых обсуждаются публично.

— Изменить статус Службы собственной безопасности, которая расследует случаи коррупции и злоупотреблений в МВД: либо напрямую подчинить ее министру, создав вертикальную структуру, либо вообще — вывести из министерства, подчинив хоть прокуратуре, хоть Минюсту.

Так вот, если посмотреть на все эти предложения внимательно и сопоставить с тем, что у нас в наличии, станет очевидной и линия фронта. По одну сторону которой окажутся независимые правозащитники и эксперты, огосударствленные общественники из Общественной палаты и даже часть депутатов, такие как справедливоросс Гудков, отрекомендовавшийся в начале выступления оппозиционером, а по другую — государство. Основные конфликтные точки: кто разрабатывает реформу — само ведомство или всем миром; какова основная философия российской правоохранительной системы — репрессивная или направленная на защиту прав граждан и создание безопасной социальной среды.

Думается, что ответ на эти вопросы мы сможем получить достаточно скоро, когда узнаем результат похода Эллы Памфиловой к президенту. Но почему-то складывается ощущение, что итоговое решение будет каким-нибудь слишком компромиссным: ну, например, реформа поручается все же МВД, но с учетом пожеланий общественности (общественность, естественно, отбирает Общественная палата). Что в наших реалиях все равно означает тупик, как и в случае чисто ведомственного косметического ремонта с публичной отставкой пяти — десяти генералов для приличия.

Концепция реформирования МВД РФ

1Фонд «Общественный вердикт», Межрегиональная ассоциация «Агора», Межрегиональный общественный центр «Судебно-правовая реформа», Центр гражданского образования и прав человека, ряд других НПО.

2Интервью с бывшим диссидентом, ставшим министром внутренних дел и сломавшим старую репрессивную машину,  — в ближайших номерах «Новой».

3Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera