Сюжеты

По рукам?

Россия через ЕС просит европейские компании не давать взяток нашим чиновникам. Ноу-хау в борьбе с коррупцией

Этот материал вышел в № 29 от 22 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна ОвянНовая газета

Борьба с коррупцией — одна из любимых тем Дмитрия Медведева — должна стать общим делом России и Европы. То есть проводиться она будет в нашей стране, но вести ее должен Евросоюз. Во всяком случае, именно на это рассчитывает российский...

Борьба с коррупцией — одна из любимых тем Дмитрия Медведева — должна стать общим делом России и Европы. То есть проводиться она будет в нашей стране, но вести ее должен Евросоюз. Во всяком случае, именно на это рассчитывает российский президент. Медведев поднял эту тему во время встречи со шведским премьером Фредриком Рейнфельдтом в Москве. Ранее российская сторона предложила ЕС внести свой вклад в создание у нас правового государства, разработав для европейских компаний, работающих в России, «кодекс чести», призывающий не давать взятки. Подобная постановка вопроса ясно показывает уровень нашей борьбы с коррупцией и стремление переложить свои проблемы с больной головы на чужую.

С оригинальным предложением Россия выступила в феврале в Брюсселе на консультации между МИД РФ и Еврокомиссией. Поводом для подобной инициативы послужил недавний случай в шведской корпорации ИКЕА, одном из крупнейших иностранных инвесторов в России (около $4 млрд вложений, по данным на конец 2009 г.). Напомню, что ИКЕА выявила случай дачи взятки среди сотрудников, и в результате свои посты покинули два топ-менеджера компании. Подобные действия лишний раз вызвали разговоры о неприемлемости взяточничества в шведской корпорации, и именно их опыт Россия предлагает учитывать в антикоррупционной борьбе.

«Данная инициатива вызывает двойственное ощущение, — комментирует исполнительный директор консалтингового агентства «Инкорпоре» Илья Стернин. — С одной стороны, конечно, отрадно, что президент так озабочен борьбой с коррупцией. Но идея подчеркивает маргинальность России в европейском сообществе. Фиксируется факт коррупционности в нашей стране, подчеркивается, что мы перед этим бессильны, поскольку это частное предложение, не входящее в общую программу борьбы с коррупцией. Для Греции или Италии, например, такие кодексы не вводились. Италия сама показала волю в борьбе с этим явлением. И только эта воля и решительные действия могут дать моральное право обратиться к другим членам сообщества. Хотя если эта воля проявлена, то и обращения не нужны».

Вообще, логика подобного обращения, действительно, не очень понятна. Почему мы требуем от европейского бизнеса честной игры в нашей стране, но не гарантируем подобного поведения со своей стороны в странах Европы? Принцип неприемлемости коррупции и без того содержится в корпоративных кодексах большинства компаний, особенно публичных. Кроме того, уже существуют Глобальный договор ООН, Принципы международного бизнеса и другие международные соглашения. И в чем смысл еще одной такой же декларации, непонятно.

Представители пресс-службы ИКЕА в России прокомментировали российскую инициативу следующим образом: «Россия — важный рынок для ИКЕА. Руководство группы компаний ИКЕА заинтересовано в том, чтобы продолжить развивать здесь все основные направления нашего бизнеса. Мы считаем, что ключевым фактором успеха ИКЕА в России, так же как и в других странах мира, является прозрачность нашего бизнеса, который развивается в соответствии с корпоративной культурой компании и отражает наши ценности. ИКЕА последовательно выступает против коррупции. В компании существуют строгий кодекс деловой этики и четкие правила, обязательные не только для рядовых сотрудников и руководителей ИКЕА, но и для деловых партнеров. Мы высоко ценим внимание к нашей компании со стороны высшего руководства России и Швеции и приветствуем инициативы российского правительства по борьбе с коррупцией и повышению инвестиционной привлекательности России».

«Этичность компании во многом определяется корпоративной культурой, ценностями основателей, на этот факт Евросоюз не повлияет, — продолжает Илья Стернин. — Также этичность определяется требованиями регуляторов рынка (пример — закон Сайрбенса-Оксли, обязывающий компании, котирующиеся на Нью-Йоркской бирже, соблюдать ряд требований) — прозрачность повысилась, условий для коррупции стало меньше, но скандалы все равно случаются. Не знаю, в какой степени Евросоюз является регулятором для европейских компаний. Кодексы же компании принимают добровольно».

Дело даже не в кодексе, а в системе его исполнения. Вопрос в том, обладает ли Евросоюз возможностями для построения системы глобального и достоверного мониторинга коррупции, инструментами и уполномоченными лицами для адекватного реагирования. На уровне же декларации это опять упирается в узкую направленность кодекса («против коррупции в России»). Создать убедительную объяснительную модель, почему все должны заняться повышением этичности только по одному пункту и только в отношении одной страны, вряд ли возможно. А введение системы выявления нарушений и санкций в отношении всех компаний вряд ли в компетенции Евросоюза. Тем более что большая часть компаний — транснациональные, а не чисто европейские.

«Есть скрытый психологический подтекст, манипуляция общественным сознанием, — обращает внимание Илья Стернин. — Акцент смещается с причины на следствие: дело, оказывается, не в том, что без откатов на российский рынок не пробиться, а в том, что западные компании дают взятки. Ассоциативное ощущение от этого жеста именно такое. Но западные компании заложники ситуации — степень их коррупционного поведения зависит от страны, где компания ведет бизнес. В Норвегии, например, те же компании ведут себя гораздо более этично, потому что коррупция там неприемлема. Даже и чисто экономически компании стремятся к сокращению издержек, в том числе и на взятки».

Тот факт, что ИКЕА разоблачила своих сотрудников и даже уволила топ-менеджеров, безусловно, положительный и является показательным примером для остальных. Жаль, конечно, что никаких подробностей по этому инциденту не сообщается. О том, например, каким образом шведы обнаружили подобное поведение работников, кому конкретно и в каком размере была дана взятка, по какой статье уволены топ-менеджеры, кем проводится расследование обстоятельств происшествия и есть ли уже какие-либо результаты… Но это их дело, они там у себя разберутся.

И вроде бы хорошо, что наш президент обратил на этот случай внимание. Только опять непонятно, кто извлекает из всего этого урок. Хотим совместно бороться с коррупцией? Давайте. Вот конкретный случай. Но с нашей стороны никаких действий по этому вопросу не производится. А взятку-то брали наши…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera