Сюжеты

244,3%

Рекордный рост тарифов ЖКХ установлен в Свердловской области

Этот материал вышел в № 30 от 24 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Егор ЛысенкоКорреспондент

Тема роста тарифов ЖКХ стала политической и вышла на самый высокий уровень, однако далеко не во всех уголках и весях нашей страны об этом знают. Также и члены правительства с премьером во главе не полностью информированы о том, что...

Тема роста тарифов ЖКХ стала политической и вышла на самый высокий уровень, однако далеко не во всех уголках и весях нашей страны об этом знают. Также и члены правительства с премьером во главе не полностью информированы о том, что творится в России. Чтобы восполнить информационный пробел, мы обратились за помощью в Клуб региональной журналистики. Журналисты клуба дополнили общую картину очень важными деталями.

Так, например, выяснилось, что в городе Ангарске Иркутской области за три года услуги по очистке стоков подорожали почти в три раза, а с декабря услуги ЖКХ подскочили в цене на 40%. Предельные величины тарифов устанавливает региональная служба по тарифам, а конкретные суммы утверждают муниципалитеты. В результате — 15-процентный перебор.

Повышение тарифов, а также переход с 1 января 2010 года к оказанию мер социальной поддержки (льгот по оплате коммунальных платежей) в денежной форме — монетизация льгот! — вызвало в городе протестные выступления. Инициаторами митингов, собраний, пикетов стала КПРФ. По словам Сергея Бренюка, лидера коммунистов, за период с декабря по 15 марта прошло 8 протестных мероприятий. Транспаранты возвещали: «Капитализм — тупик истории, социализм — перспектива», «Долой власть воров и грабителей», «Снизить тариф для многодетных семей на 30 процентов», «Путин, мы не поляки, не веди нас в болото!»

Ситуация в Ангарске — типичная. Резкий рост тарифов, митинги, инициированные оппозицией. Примечательно, однако, что официальные СМИ об тарифных проблемах не заявляют и не публикуют на своих страницах объявления о проведении митингов даже на платной основе.

Более значительный рост тарифов демонстрируют Рубцовск и Бийск близ Барнаула, где он составил около 70—100%. В Рубцовске, что типично, прошло два митинга, организованные местным отделением КПРФ с экономическими требованиями: снизить тарифы, провести их экспертизу, сделать механизм более прозрачным, проверить управляющие компании.

Особенно удручает, что во многих регионах локальные власти, по заверениям жителей, бездействуют. В Кургане, например, при росте квартплаты в два раза реакция на приказ Путина отсутствует: все тарифы защищены в правительстве области и вообще не могут быть снижены — они якобы экономически обоснованны.

Пока что не было предпринято никаких действий в ответ на поручение Путина и в Махачкале, где тарифы на электроэнергию выросли на 34,7%.

Справедливости ради надо отметить, что флегматичность властей не повсеместна. Скажем, в Пензе, где отмечается удорожание коммунальных услуг на 50%, председатель областного правительства Ольга Атюкова после приказа премьера тут же пообещала, что тарифы будут скорректированы в сторону уменьшения. Не ясно, правда, пойдет ли дело дальше заявлений, но известна хотя бы официальная позиция администрации.

Как отметил вице-спикер нижней палаты парламента, секретарь президиума генсовета партии Вячеслав Володин, с января рост тарифов на услуги ЖКХ составил в Перми 93%.

Рекорд же принадлежит Михайловскому муниципальному образованию Свердловской области. Там предельный индекс размера платы граждан за коммунальные услуги составляет 244,3%. То есть рост платы за ЖКХ увеличился более чем в два раза, или на 144,3%. Так получилось потому, что некоторые территории пользовались до прошлого года дотациями за коммуналку из областного бюджета. Но в этом году дотации сняли, и граждане стали платить полную стоимость услуг.

А в Талицком городском округе той же области есть район, где, например, за «двушку» платят 12 тысяч рублей. Это из-за того, что тепло получают от электрокотельной. А греть воду электричеством — очень дорого.

Положительным моментом является то, что власти Свердловской области упредили заявления президента и премьера и начали работу по сокращениям тарифов самостоятельно.

Все эти примеры говорят о системной проблеме в сфере ценообразования на услуги ЖКХ — проблема проистекает из самой модели функционирования управляющих компаний. Если тарифы на тепло, воду, электричество, газ регулируются, то УК вольны самостоятельно оценивать свои услуги по содержанию и ремонту жилья. И в некоторых случаях получается так, что человек платит за освещение подъезда больше, чем за потребление электроэнергии в собственной квартире.

Однако это еще полбеды. С другого бока к гражданам-плательщикам подступает такое понятие, как норматив потребления, который вдруг так же и повсеместно оказался повышен и привел к тому же удорожанию коммунальных услуг, только другими рычагами.

Наиболее яркий пример здесь — Сахалинская область. Еще в 2009 году в Невельске считалось нормой плата за горячую воду 320,5 рубля за человека. С наступлением нового года эта цифра увеличилась до 501,9 рубля, хотя тариф вырос незначительно. Однако тратить горячей воды, по мнению чиновников, сахалинцы стали больше.

В прошедшее воскресенье прошло собрание (которое нельзя назвать митингом, так как оно не было санкционировано) в Горнозаводске Невельского района. Были собраны подписи под обращением к президенту, премьеру, в Госдуму. Написаны несколько заявлений в прокуратуру с просьбой проверить законность столь большого увеличения.

Впрочем, официальной реакции областных и районных властей не было даже на заявление президента. Стоит ли ожидать ее на общественную инициативу?

Итого

ЖКХ — не черная дыра

Это универсальный инструмент осваивания денег бюрократией и связанными с ней компаниями. Источник денег может быть любым: бюджеты всех уровней, платежи населения или реквизированные у ЮКОСа миллиарды. Способы освоения многообразны, но всегда основаны на разнице между реальной стоимостью услуг и выставленными за них счетами. Система развивается экстенсивно, то есть денег год от года нужно все больше и больше.

Найти виновного в росте тарифов невозможно

Но его можно назначить. Ответственность распределена и обезличена между всеми уровнями власти. Можно сказать, что за ЖКХ не отвечает никто, а можно — что каждый. И по политическим либо административным, а также коммерческим соображениям этот «каждый» может быть наказан в разных формах — от публичной порки до увольнения. Заодно таким способом можно задобрить народ. Снижение тарифов возможно, но только локальное и ограниченное во времени. В стратегической перспективе они будут расти всегда и везде.

Настоящая реформа ЖКХ столь же реальна, как и реформа МВД

Для настоящей реформы требуется вывести отрасль из сферы административных и финансовых интересов бюрократии, сделать ее ареной конкурентной борьбы, в первую очередь малых предприятий. Но любая бюрократическая структура умеет себя защищать и будет делать это ожесточенно, до последнего винтика. Потому что лучше лишиться должности и зарплаты, чем своими руками сдать такую неиссякаемую кормушку, как контроль над ЖКХ. Потому любые инициативы — ТСЖ, тендеры, управляющие компании — рано или поздно превращаются в прямую себе противоположность. Таким образом, реформа ЖКХ, без преувеличения, противоречит принципам существования нынешнего государственного устройства.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera