Сюжеты

Но разве так выглядит победа?

В Покрове народ поставили перед выбором — наци или милиция. Победили менты

Этот материал вышел в № 30 от 24 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Покров — небольшой городок на границе Владимирской и Московской областей, вытянут вдоль трассы Москва — Уфа. Деревянные дома вперемежку с высотками, разбитые дороги. Население — 15 тысяч человек, большинство работает в Москве. В этом не...

Покров — небольшой городок на границе Владимирской и Московской областей, вытянут вдоль трассы Москва — Уфа. Деревянные дома вперемежку с высотками, разбитые дороги. Население — 15 тысяч человек, большинство работает в Москве. В этом не особо примечательном городе в последние месяцы развернулась самая ожесточенная борьба с национализмом.

Наци и менты

В Покрове располагается одна из самых многочисленных ячеек РОНС — Русского общенационального союза. Тут же живет лидер РОНСа — Игорь Артемов, более того — он дважды избирался в Законодательное собрание Владимирской области. И до недавнего времени в Покрове националисты чувствовали себя более чем комфортно. Всем известно: Артемов находился в прекрасных отношениях с мэром города Роговым и более того: в 2001-м и 2005-м Рогов просил РОНС о поддержке на выборах, и РОНС Рогову эту поддержку оказал…

Каждое лето под Покровом разворачивается «военно-спортивный лагерь» РОНСа. Петушинский район, в который входит Покров, твердо держит лидерство по преступлениям на почве национальной нетерпимости во Владимирской области. Но лишь с приближением местных выборов милиция и прокуратура всерьез озаботились проблемой национализма.

Выбирали Совет народных депутатов Петушинского района. Основная интрига разворачивалась вокруг избирательного округа № 11. Здесь должна была состояться «битва титанов»: Игоря Артемова и Елены Гаврилюк, начальницы покровской милиции и единоросски. К началу выборов в 11-м округе были зарегистрированы 7 кандидатов. Но до выборов дошли только трое. Остальные сняли свои кандидатуры, не решившись встревать между ментами и националистами.

«У нас нет милиции, у нас есть ГОМ*», — говорят в Покрове. Милицию в городе не любят и даже не боятся. Каждый второй житель в красках рассказывает, как у него не приняли заявление или не выехали на вызов. Вызовы и заявления чаще всего связаны с торговлей наркотиками. Через Петушинский район идет наркотрафик. Местные таксисты сами предлагают отвезти по адресам, где толкают разнообразные «веселые вещества» — от экстази до героина. Адреса не меняются годами: местные барыги не видят нужды прятаться от милиции. Эффективность ГОМа демонстрирует еще одна цифра: до общероссийского запрета игорных заведений их в Покрове было 6, а после стало 10, причем один из залов игровых автоматов расположен практически напротив здания ГОМа. Мне хватило времени побывать в трех таких заведениях. Действительно, играют…

Приходится признать, что при этом раскладе Артемов и его многочисленные соратники, которые бросились штурмовать бастионы власти во всех основных населенных пунктах Петушинского района, — действительно реальные кандидаты. Это поняли и в области, и в райцентре. И началась «борьба с национализмом», главным направлением удара стал Покров, в котором обосновался лидер всей политической группировки противника. В этом маленьком городке над всей системой российской власти нависла реальная угроза поражения. Идейные посылы националистов здесь давно уже не встречали никакого противодействия. Другое дело — контроль территории со всеми вытекающими бонусами. А вот этого чиновник не отдаст даже под угрозой немедленного расстрела.

Атака местных властей была такой сильной, что из четырнадцати наци-кандидатов за два месяца удалось вычистить двенадцать. Могут, когда припрет!

«Фашизм в России не пройдет!»

Поговорить с Еленой Гаврилюк или хотя бы с ее заместителями мне так и не дали. Из покровской милиции, куда я пришла поговорить об обеспечении безопасности на выборах, а заодно и о борьбе с национализмом, меня буквально выставили. Официально никто из сотрудников милиции со мной разговаривать не захотел. Зато когда я снимала растяжку «Все на выборы!» на ветхом Доме ученых, ко мне подъехали побеседовать сотрудники местной ФСБ. Попросили снимать в их городе «только хорошее» и мягко попеняли за то, что я разговаривала с Артемовым.

И его перед выборами найти было непросто. Он, опасаясь прослушки, постоянно менял телефоны, даже его помощники не всегда могли до него дозвониться. Однако мне удалось встретиться с ним в придорожном кафе.

Артемов похож на преподавателя заштатного вуза: бородка, неновый костюм, потертый портфель в руках.

«В совете депутатов 19 мест. Мы выдвигали 14 человек, чтобы закрыть все основные населенные пункты. На всех кандидатов на территории района начали оказывать колоссальное давление: уволим с работы, покалечим, отнимем квартиру. Обыски, задержания. Сейчас кандидатов от РОНСа осталось только двое»,  — делится Артемов.

6 февраля националистов задерживают на крестном ходе в Покрове.12 февраля  —13 обысков по квартирам наци. Ронсовца Александра Тиндикова снимают с выборов. ФСБ устанавливает связь между взрывным устройством, заложенным в ноябре во владимирской церкви, и РОНСом…

Местные СМИ тоже очнулись от многолетнего сна. Долго-долго они не позволяли себе писать на опасную тему национализма  — а тут как прорвало.

Из бюджета Владимирской области была оплачена «социальная реклама». На двух билбордах в центре Покрова — карикатурный Артемов и флажок РОНСа. Подпись: «Фашизм в России не пройдет!»

Мертвая деревня Воскресение

Отец Евгений живет и служит в деревне Воскресение. Именно в километре от этой деревни каждое лето располагается лагерь РОНСа. Сама деревня мертвая — «в прошлом году последнюю бабушку отпели». Сейчас в Воскресении только отец Евгений да двадцать рабочих-молдаван, которые помогают ему восстанавливать храм.

Воскресенский храм — 1827 года постройки — разрушен практически полностью. В советские годы там был склад химудобрений. Аммиачная селитра разъела мешки, а заодно стены и пол храма. Крыша обвалилась внутрь. В 2006 году, когда епархия направила сюда отца Евгения, от храма оставались одни руины, заросшие молодыми осинками.

РОНС в Воскресении появился примерно тогда же. Приходили и к батюшке, уговаривали поддержать. «Попа Гапона из меня хотели сделать, попку для митингов. Патриотическо-православное движение, как же! Я отказался. Мне даже смертью угрожали, но потом отстали. Поняли, что я с ними не буду».

С тех пор отец Евгений каждый летний день наблюдает, как сотня одетых в камуфляж здоровенных парней и девчонок со штык-ножами бегают мимо разрушенного храма. Так проявляется их патриотизм. Храм же медленно восстанавливается силами молдаван — тех самых мигрантов, которых Артемов мечтает изгнать из района.

Приход у отца Евгения небольшой — едва ли 20 человек собирается на церковные праздники: несколько старух из окрестных деревень да дачники. Отец Евгений своим приходом очень гордится. Приход помогает расчистить территорию вокруг храма: восстановили скважину и развели воду по окрестным деревням, огородили территорию бывшего пионерского лагеря, прогнали пьяниц, убрали бутылки, снесли ветхие корпуса.

Храм почти восстановлен. Даже отлили и повесили колокола. Отец Евгений мечтает, что на эту Пасху он сможет прозвонить «Полунощницу» и «Во вся» над мертвой деревней.

Священник не строит иллюзий по поводу борьбы с национализмом в Покрове. «Выборы пройдут, и успокоится все, поверьте, — улыбается отец Евгений. — Дележ кормушки, и ноль смысла сверх этого. Обычные люди живут вне этого и привыкли относиться к власти как к дождю».

Выборы

На выборы и милиция, и националисты поспешили подтянуть подкрепление. В Покров командировали сотню владимирских милиционеров. Лейтенант Алексей из Владимира признался, что цель командировки — не допустить фашистского переворота в районе. На выборы подтянулись и полсотни «соратников» РОНСа из шести регионов. Часть рассредоточилась по избирательным участкам, остальные «патрулировали» — демонстративно прохаживались перед зданием администрации, где расположилась территориальная избирательная комиссия. Члены комиссии, наблюдая в окно гуляющих «соратников», предпочли запереться изнутри.

В участковой комиссии 11-го избирательного округа обстановка была более чем нервозной. Председатель УИК улыбалась не переставая. Шепотом: «Страшно очень: дотянуть бы до вечера».

Около участка дежурит и активист «Молодой гвардии», проводящий экзит-пол. Жалуется: «На вопросы отвечает только каждый четвертый, выходящий из участка. Остальные шарахаются. Люди действительно напуганы».

Покровчан на выборы зазывали как могли. Но явка все равно была рекордно низкой: 25%.

Начало одиннадцатого вечера. К ЦИК бежит на каблуках молодая женщина и матерится в телефон. Замечает меня, шарахается, вскрикивает. Показываю удостоверение. Она прислоняется к стенке, чтоб отдышаться. «Журналист? Идите спать. Менты победили. Фашизм, как говорится, не прошел», — усмехается горько.

В «Корнилове» — самом пафосном заведении города — кандидаты нескольких избирательных округов и их красивые пиарщицы уже пили вместе с владельцами игорных домов Покрова. За новый совет депутатов. За — нет никакого сомнения! — нового главу Петушинского района — Гаврилюк Елену Александровну.

Я изо всех сил стараюсь почувствовать хоть какую-то радость. Фашизм не прошел, вроде бы это хорошо. Но разве так выглядит победа?

* Городское отделение милиции.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera