Сюжеты

Европу ждет восемь лет кризиса?

Этот материал вышел в The New York Times (26.03.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

По всей Европе, от погрязшей в расточительстве Греции до затянувшей недавно пояс Ирландии, звучат обещания глубоких и болезненных сокращений потребления перед лицом возможной новой рецессии. Чтобы не допустить обвала евро, удовлетворить...

По всей Европе, от погрязшей в расточительстве Греции до затянувшей недавно пояс Ирландии, звучат обещания глубоких и болезненных сокращений потребления перед лицом возможной новой рецессии.

Чтобы не допустить обвала евро, удовлетворить инвесторов и успокоить Германию — лидера европейской экономики, имеющего наибольшую относительную задолженность, страны еврозоны вынуждены сокращать расходные части своих бюджетов. Считается, что задачи возобновления экономического роста и сокращения безработицы должны отойти на второй план, до тех пор пока этим странам не удастся привести в порядок свои финансы.

Однако параллельно многие эксперты считают, что Берлин слишком давит и что нынешняя зацикленность на проблеме долга создает «культ аскетизма», который осложняет задачу выхода из кризиса. Критики такого подхода уверены, что обещанные сокращения бюджетов могут привести к дефляции, заоблачному росту и без того уже высокой безработицы, падению правительств и даже возникновению оппозиции единой валюте.

Давление «грозит превратиться в удушающую петлю на горле правительства и общества», эффект от которой будет чувствоваться долгие годы, считает профессор экономики парижского «Института политических исследований» Жан-Поль Фитуасси. «Это саморазрушительная политика, потому что если тотальная экономия приведет к дефляции в Греции, Португалии и Испании, то пострадает и вся европейская экономика; начнется волна банкротств компаний, и под угрозой окажутся банки», — говорит профессор.

Германия, настаивающая на резком сокращении общественного потребления в тех странах, где проблема долгов стоит наиболее остро, подвергается критике за то, что, по мнению оппонентов, продолжает занудно твердить о долгах, вместо того чтобы принимать меры, способствующие экономическому росту, то есть увеличивать импорт из соседних стран.

Кристин Лагард, министр финансов Франции, потребовала от Берлина стимулировать внутренний спрос, чтобы помочь оказавшимся в беде партнерам. Почему Германия с ее высоким уровнем сбережений и большим торговым профицитом «ничего не делает»? Такой вопрос прозвучал в ее недавнем интервью газете Financial Times. «Танго не танцуют в одиночку. Одно лишь строгое соблюдение ограничений дефицита бюджета ничего не даст».

Отчасти этот спор касается экономики и того, какие именно шаги необходимо предпринять европейским странам для того, чтобы справиться с проблемой высокой задолженности и медленного роста. Но в неменьшей степени он имеет отношение и к вопросу об определении задач, стоящих перед Европейским союзом в условиях самого серьезного экономического кризиса за всю его историю.

Германия настаивает, что вся проблема в задолженности, поэтому необходимо немедленное и радикальное сокращение общественного потребления.

Франция стоит на более гибкой позиции: во время экономического кризиса общественное потребление необходимо увеличивать, чтобы снижать безработицу и стимулировать рост экономики, что, в свою очередь, должно привести к снижению бюджетного дефицита за счет увеличения налоговых поступлений.

Германия указывает, что Испания, Португалия, Греция и Италия нарушали правила валютного союза, основная роль в принятии которых принадлежала той же Германии. «Зарплаты росли слишком быстро, производительность оставалась низкой, а правительства прожигали деньги, и все это не может не бесить сейчас немцев, поскольку сами они ни в чем из этого не повинны», — объясняет сотрудник Европейского совета по международным отношениям Томас Клау.

Германия настаивает на радикальных сокращениях бюджетов, увеличении налогов, реформировании систем пенсионного обеспечения, увеличении пенсионного возраста и быстром возвращении к уровням дефицита, приближающимся к установленному соглашением о валютном союзе уровню в 3% от ВВП. В Греции в 2009 году дефицит составил 12,7% ВВП.

Жан-Поль Фитуасси считает, что существует риск того, что средиземноморские страны столкнутся с дефляцией, которая вызовет опасный политический и социальный кризис и заблокирует восстановление европейской экономики.

Безусловно, Греция обязана реформировать свой государственный сектор и прекратить подтасовывать экономическую отчетность, но для восстановления доверия к своему рынку убивать национальную экономику необязательно, считает Фитуасси.

Решение проблемы задолженности неизбежно связано с нахождением баланса между требованиями экономики и политики. Демократическое правительство может пообещать провести радикальные сокращения, но не факт, что после этого оно задержится у власти достаточно надолго и успеет выполнить свое обещание.

Греческие профсоюзы постоянно проводят забастовки, стремясь сохранить завоеванные блага, а потребительские объединения говорят о грядущем обнищании.

«Удастся ли греческому правительству пережить этот кризис? — задает вопрос экономист банка Barclays Capital Джулиан Кэллоу. — Испания находится в не таком отчаянном положении, но там правительство пока еще даже не приступило к наведению порядка в финансовой сфере. На то, чтобы сократить дефициты в этих странах до приемлемого уровня по отношению к их ВВП, уйдет не менее шести, а то и восьми лет, и чем дальше, тем сложнее это будет сделать».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera