Сюжеты

Дагестан: страшно быть милиционером

В 2009 году в республике убили 58 милиционеров

Этот материал вышел в The New York Times (26.03.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

25 лет для полковника Мухтарова одним из величайших удовольствий в жизни было пройти по улице в своей милицейской фуражке с красным околышем. Но недавно все перевернулось вверх тормашками. Прошлым летом, когда снайперы начали стрелять по...

25 лет для полковника Мухтарова одним из величайших удовольствий в жизни было пройти по улице в своей милицейской фуражке с красным околышем. Но недавно все перевернулось вверх тормашками. Прошлым летом, когда снайперы начали стрелять по милиционерам с крыш, жена полковника Мухтара Мухтарова встала перед дверью и отказалась выпускать его из дома в милицейской форме. Он молча вернулся в спальню и переоделся в гражданское.

Сын Мухтара, 20-летний участковый Гасан, никогда не ходил на работу без страха. Он переодевается в машине перед отделением милиции. Он знает, что боевики зачастую следят за милиционерами, прежде чем их убить (он иногда чувствует взгляды затылком), и меняется автомобильными номерами с друзьями, чтобы его было сложнее найти. Он все равно в опасности. Он это знает.

«Они с первого дня знали, кто я такой», — говорит Гасан.

Все это показывает, насколько серьезные проблемы с правопорядком возникли в российской Республике Дагестан. По данным МВД республики, в прошлом году террористы убили 58 милиционеров, многих — во время выполнения служебных заданий или на посту. Только в феврале, если верить СМИ, в терактах и вооруженных нападениях погибли 13 сотрудников милиции.

Нападавшие — это могут быть боевики-исламисты, обозленная молодежь, обыкновенные преступники или рядовые частных армий — просто растворяются в городе. На следующий день в новостях снова пишут о нападении «неизвестных лиц».

После того как количество нападений на милиционеров выросло вдвое — со 100 в 2008 году до 201 в прошлом — власти попытались прийти на помощь. С большинства милицейских машин стерли голубые полоски, а сотрудникам милиции разрешили носить гражданскую одежду по пути на работу. К каждому автоинспектору в Махачкале, столице республики, приставили по омоновцу в камуфляже и с автоматом Калашникова в руках.

Тем не менее друзья и родственники требуют от сотрудников уйти из милиции, рассказывает лейтенант Гасан Мухтаров. Он говорит, что понимает их.

«Если бы у вас был сын, вы бы разрешили ему пойти в милиционеры? — спрашивает он. — Я бы своему — нет».

Милиция занимает в российском обществе незавидное положение. Многие граждане считают милиционеров настолько жестокими и коррумпированными, что предпочитают решать свои проблемы самостоятельно. Но нигде в стране они не находятся в такой опасности, как на Северном Кавказе, где периодические стычки с боевиками напоминают партизанскую войну.

Россия пытается истребить подпольные организации боевиков с конца 90-х годов. Тогда сепаратисты пришли в Дагестан с баз в соседней Чечне. «Но поскольку в Москве предпочитают считать конфликт не политической проблемой, а трудностями с наведением правопорядка, в большой степени ответственность за борьбу с боевиками была свалена на милицию», — говорит эксперт по Северному Кавказу Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

Эта борьба зачастую приводит население в ярость. Сообщения о похищениях и смертях гражданских лиц часто возникают после проведения антитеррористических операций, хотя в толпе людей в масках, уводящих прочь подозреваемых, сложно отличить милиционеров от сотрудников федеральных спецслужб.

В любом случае, это больше не имеет значения. В культуре, уделяющей столь важное значение мести, милиционеры в форме символизируют всех людей в масках — саму власть, и им негде спрятаться.

30-летний Магомед Атаранов понял это после пяти лет службы в милиции, когда вместе с другими сотрудниками подошел помочь женщине, упавшей на улице.

Милиционеры смеялись над какой-то шуткой, и Атаранов до сих пор не понимает, что произошло, но женщина посмотрела на них и сказала, что надеется, что их всех убьют.

«Мы привыкли к такому, — говорит Атаранов, ушедший из милиции спустя год, — но от простой женщины я этого не ожидал».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera