Сюжеты

Кардиохирург Лео Бокерия провел первую в России пересадку искусственного сердца

Этот материал вышел в № 31 от 26 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юлия БалашоваБильд-редактор Novayagazeta.Ru

 

Пациентке 60 лет. Состояние критическое, как говорят врачи — терминальное, то есть «у черты». Ее сердце почти не работает, расслаблена мышца. Больная не может ходить, ей тяжело дышать и говорить. Еще неделя, максимум — две, и она могла...

Пациентке 60 лет. Состояние критическое, как говорят врачи — терминальное, то есть «у черты».

Ее сердце почти не работает, расслаблена мышца. Больная не может ходить, ей тяжело дышать и говорить. Еще неделя, максимум — две, и она могла погибнуть. После операции у женщины появился шанс.

8.00, Научный центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева: в этот день журналистов легко было спутать с врачами — каждому корреспонденту выдали стерильную медицинскую одежду зеленого цвета, бахилы, шапочки, респираторные маски.

В операционной тесно, десяток телекамер, однако хирургов это не смущает:

можно снимать даже у изголовья операционного стола, если делать это очень аккуратно.

Пересадка сердца — священнодействие.

Перед глазами — открытая грудная клетка, как розовая бездна. В глубине едва шевелится пораженный болезнью небольшой сгусток — «старое сердце». Зрелище не для слабых, особенно когда понимаешь, что в ближайшие часы человек вообще будет находиться без сердца.

Рядом со столом — аппарат с трубочками, по которым рывками бежит кровь. Это система искусственного кровообращения. Благодаря ей пациент живет даже после того, как из груди вынут самый важный орган.

В углу стоит небольшой телевизор, на котором видно все, что делает хирург.

Температура в операционной — градусов 16, не больше, пахнет лекарствами, зубным кабинетом. Но быстро привыкаешь, движения врачей гипнотизируют. Шесть часов работы под микроскопом, Бокерия признается, что немного устал.

Искусственное сердце очень похоже внешне на настоящее и по размеру, и по форме.

Это небольшой белый контейнер с трубками. Его, а также другие элементы (например, искусственные сосуды) аккуратно, миллиметровыми стежками пришивают к предсердию.

Потом как в космонавтике — проверяют герметичность.

На часах перевалило за три — в операционной растет напряжение, искусственное сердце уже внутри грудной клетки, оно готово к работе. Но не все сразу. Его запускают постепенно, в несколько этапов.

И вот оно начинает биться.

Грудная клетка слегка колышется, на мониторах появляется сердечный ритм.

Он как будто совсем не такой, как у настоящего сердца, словно стук часов. Однако все понимают, звук этой умной машины — звук самой жизни.

Такую схему в России ни разу не применяли, никогда еще не удаляли сердце целиком, а только левый или правый желудочек. Теперь стало возможно пересадить полностью искусственный орган, а по сути — подключать к человеку целую систему, которая качает кровь.

Работает система от электропитания. Пациенту придется всегда носить с собой «батарейку» весом почти 10 килограммов. Это создает дискомфорт, но дарит жизнь.

«В России около 1,5 тысячи больных, нуждающихся в трансплантации сердца, — рассказал кардиохирург Константин Шаталов, ассистировавший Лео Бокерии. — В листе ожидания срочной пересадки не менее 45 пациентов. Всем им необходимо донорское сердце.

В США ежегодно выполняется 3000 операций по пересадке сердца*, в нашей стране за последние 25 лет было сделано не более 270. У нас большое количество больных, которые находятся в крайне тяжелом состоянии. Они не могут выполнять элементарных нагрузок и постоянно живут на препаратах, которые стимулируют сердце, если не найти донора — они обречены. Большинство погибает, так и не дождавшись операции. Благодаря искусственному сердцу мы можем спасти человека. Несколько лет пациент способен жить с этим аппаратом и ждать, когда ему трансплантируют настоящий орган.

Но, к сожалению, такой информацией обладают далеко не все, об этом почти ничего не говорится в СМИ: пишут все, что угодно, только не о проблемах медицины».

«Операция прошла лучше ожидаемого, — сказал Лео Бокерия, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева, после того как «новое» сердце забилось в груди пациентки. — Кровотечения нет, функция искусственного сердца хорошая, надо иметь в виду, что пациентка — пожилой человек, организму нужно еще приспособиться к искусственному органу.

Мы надеемся, что аппарат будет работать долго. Однако мы предполагаем — финальным этапом лечения все-таки станет пересадка донорского сердца.

Сейчас аппарат работает хорошо, пациентка скоро сможет ходить. Аппарат относительно новый. Если не попадет инфекция, то он может работать практически бесконечно. Основная проблема этой системы — электропитание. К сожалению, сейчас приходится использовать громоздкое устройство, которое нужно подзаряжать каждые 12 часов».

Искусственное сердце — это мостик к настоящему донорскому сердцу. В России нет пока донорско-реципиентной системы. Проще говоря, люди не завещают свои органы.

А в детской медицине вообще огромный провал в этой области: по закону пересадить детское сердце можно, а забрать для пересадки — нельзя, потому что нет инструкции констатации смерти мозга ребенка.

В развитых странах люди давно поняли, что даже умирая, можно спасти кому-то жизнь. Завещают сердце, печень, почки, роговицу, кожу.

Врачи отметили и еще одну серьезную проблему сердечников нашей страны: больные слишком поздно идут лечиться. Обычно их состояние уже настолько тяжелое, что им необходима пересадка.

«Надо выявлять заболевание на ранних стадиях, — уверяет Лео Бокерия, — почти все болезни сердца сегодня полностью излечимы, если вовремя обраться к специалистам».

После операции Лео Бокерия еще долго беседует с журналистами, понимая, что эту информацию сейчас ждут сотни людей по всей стране. Провести пересадку почти что в прямом эфире — дорогого стоит. Однако врачи центра Бакулева говорят: это было необходимо, чтобы показать больным, как можно спастись даже в самой критической ситуации.

Искусственное сердце уверенно держит ритм. Пациентка переведена в реанимацию.

Скоро у нее появится внук, и все надеются, что «новое сердце» подарит женщине еще много лет полноценной жизни.

* Первую операцию по пересадке искусственного сердца провел 4 апреля 1969 года американский хирург Дентон А. Кули.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera