Сюжеты

Предъявите лицензию 007

Спецслужбам пора бы уже договориться о правилах ликвидации террористов на иностранной территории

Этот материал вышел в № 33 от 31 марта 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Удивительное дело: мало кто содрогнулся от известия об убийстве в Дубае 20 января верховного боевого командира палестинской группировки ХАМАСа Махмуда аль-Мабхуха. Его, напомним, нашли задушенным в номере отеля Al Bustan Rоtana. Объяснить...

Удивительное дело: мало кто содрогнулся от известия об убийстве в Дубае 20 января верховного боевого командира палестинской группировки ХАМАСа Махмуда аль-Мабхуха. Его, напомним, нашли задушенным в номере отеля Al Bustan Rоtana. Объяснить довольно спокойную реакцию общественности просто: ХАМАС устойчиво ассоциируется в сознании людей на Западе и в умеренных арабских странах с террором, а потому его лидеры де-факто обречены на «недобровольный» уход в мир иной — раньше или позже, но почти наверняка досрочно. Раз они в фокусе внимания спецслужб нескольких государств, то и за исполнителями дело не станет. Данный случай таков, что даже громких возмущений по поводу недопустимости внесудебных расправ прозвучало не так уж и много. По понятным причинам искренне негодовали две стороны — руководство самого ХАМАСа, лишившееся «брата по борьбе», и правоохранители Дубая. Последних никак нельзя заподозрить в симпатиях к экстремистам вообще, но, действительно, сколько уже можно — то российские киллеры решают свои задачи на благословенной земле эмирата (покушение на Сулима Ямадаева в марте 2008 года на паркинге отеля в Дубае), то вот теперь другие иностранные спецы сводят свои счеты с оппонентами. Так недолго и подорвать заслуженную репутацию ОАЭ как страны, «самой безопасной в арабском мире»!

Однако самый громкий скандал в связи с этим убийством разразился в третьей точке — в Брюсселе, где уже спустя пару дней собрались главы внешнеполитических ведомств Евросоюза, чтобы заявить о недопустимости «мошеннического использования» паспортов их стран в ходе такого рода операций. При этом адресовали они свои претензии не спецслужбе какого-либо конкретного государства, а просто декларировали ПРИНЦИП! Чем дипломатично дистанцировали собственных спецов «плаща и кинжала» от данного инцидента. Сказав «А», однако, министры не решились сказать «Б», а именно не стали призывать спецслужбы действовать сугубо под флагом своих государств. Ибо на то они и спецагенты, что, идя на мокрое дело, ОБЯЗАНЫ снять подозрения с флага своего государства, оставив глубоко в сейфах своих начальников подлинные паспорта и документы. Но есть и другая сторона: не имеют они и права подставлять через фальшивые паспорта флаг другого государства, и тем более ничего не ведающих конкретных людей, как это случилось в январе в Дубае. Эту почти неразрешимую задачу каждая спецслужба обречена решать по-своему — с учетом обстоятельств. Однако не так все безнадежно: есть и набор сущностных критериев, согласно которым той или иной спецслужбе можно «предъявлять счета». Счета правового порядка — случай крайне редкий, означающий полный провал операции и дешифровку задействованных агентов. Речь скорее о счетах моральных — эдакий упрек за несоблюдение кода «джентльменских спецправил».

Чьи уши торчат

3 марта шеф полиции Дубая Дахи Халфан Тамим обратился с запросом в прокуратуру выдать ордер на арест премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и директора разведки «Моссад» Меира Дагана. Видимо, имеется в виду, что национальный (эмиратский) ордер будет трансформирован в международный через систему Интерпол.

Тамим уверен в их причастности к убийству  аль-Мабхуха, командира «Бригад Иззедина аль-Кассама» — военного крыла ХАМАСа.

Официальные израильские лица никак не реагируют — дабы не обидеть правителей ОАЭ, с которыми они хотели бы наладить нормальные деловые отношения, как, например, с правителями Катара, Египта, Иордании и других арабских стран. И действительно, зачем реагировать? Вопрос прост: доказательства причастности израильтян есть или нет? Нет — и проблемы нет. В виртуальном споре с израильтянами многие приводят аргумент, что, мол, таков «почерк «Моссада», что были и прежде аналогичные инциденты (например, покушение в 1997 году агентов «Моссада» на лидера политического крыла ХАМАСа Халеда Машааля в Аммане, когда позже разоблаченные израильские агенты наспех, чтобы не нанести вреда случайно появившейся его дочери, влили ему в ухо редкий яд, а затем — под давлением иорданского короля Хусейна  — из Иерусалима прислали противоядие, чтобы избежать политических последствий неудавшейся операции). Наивно! Работать под чей-то «стиль» и «почерк» — обыденность спецслужб и прочих спецагентов. Кто докажет, что в Дубае кто-то не сработал «под стиль «Моссада»? Например, спецслужбы Египта или Иордании? Любопытно, но именно такую версию озвучил журналистам 2 марта член политбюро ХАМАСа Махмуд Насер.

Более того, круг «подозреваемых» спецслужб различных государств заметно расширяется, если обратиться к официально заявленным ими целям в контексте предотвращения терактов, среди которых наблюдение и отслеживание передвижения, а также нейтрализация таких персон, как аль-Мабхух. Это и американское ЦРУ, и британская MI-5, и французская DGSI, да, впрочем, спецслужбы всех ведущих государств Евросоюза. Это, несомненно, относится к службам всех умеренных арабских государств Ближнего Востока. И уж совсем не в последнюю очередь входит это в задачу служб, подконтрольных Махмуду Аббасу, легитимному лидеру Палестинской автономии и движения ФАТХ, считающегося главным на данный момент врагом ХАМАСа. Потому подозревать можно многих, хотя и понятно, что одно дело — «отслеживать» террориста, и другое дело — его ликвидировать. На это, скорее всего, пойдут только те, кому он представляет реальную угрозу. Конечно же, это государства региона — арабские и Израиль.

Убить нельзя помиловать

Уже на следующий день по прибытии в Дубай, 19 января, на двери гостиничного номера аль-Мабхуха появилась стандартная табличка с надписью: «Не беспокоить». Прислуга не решалась «беспокоить» постояльца несколько дней. Наконец отважилась: приоткрыв дверь, служащие гостиницы увидели труп известного палестинца с видимыми следами пыток электрошоком и удушения. Позднее глава полиции Дубая сделал заявление о том, что аль-Мабхух умер насильственной смертью, а четверо предполагаемых убийц с европейскими паспортами покинули Дубай в разных направлениях еще до обнаружения трупа. Полиция с ходу высказала предположение о том, что в деле просматривается «след израильской «Моссад», хотя «компания очкариков», как прозвали их в израильской прессе, намекая на маскировку от видеокамер — очки, парики, усы, осталась неопознанной. Руководство ХАМАСа пообещало «дать ответ Израилю». Правительство Нетаньяху приготовилось к новой волне ракетных обстрелов своей территории из контролируемого ХАМАСом сектора Газа. Почему пока не последовало возмездия из Газы — объяснить нетрудно: руководство ХАМАСа уже давно перешло на содержание Тегерана (в финансовом и военном отношениях), который, как правило, и дает отмашку на начало атак против Израиля в момент, который считает для себя выгодным. А как раз аль-Мабхух уже длительное время был уполномоченным по связям между ХАМАСом и иранским Корпусом стражей революции.

Между убийствами политическими и ликвидацией террориста разницу провести не так уж и сложно: политик перестает быть таковым, когда приступает к вооруженным атакам изощренными методами (например, засыл шахидов, взрывы сугубо гражданских объектов) на безоружных мирных граждан. В этом плане послужной список аль-Мабхуха необычайно велик: он был не только создателем бригад «Иззеддина аль-Кассема», много лет терроризирующих мирных израильтян, но и лично организовывал похищения и убийства израильтян в 1989 году, после чего бежал от преследования из Газы в Ливию, а затем обосновался в Сирии вместе с упомянутым Халедом Машаалем. Со временем он стал «представителем ХАМАСа в Дубае», регулярно колесил по всему Ближнему Востоку, став главным элементом сложной системы по добыче денег и контрабанде оружия из Ирана и Сирии в сектор Газа. По имеющейся информации, аль-Мабхух уже давно возглавляет список особо опасных для Израиля террористов.

Однако опасность представлял аль-Мабхух не только для Израиля. Руководство всех умеренных (суннитских) арабских стран чрезвычайно озаботилось тем, что экстремистские группировки типа ХАМАСа в Палестине и «Хезболлы» в Ливане превратились де-факто в марионеток шиитского Ирана, стремящегося к своей гегемонии в регионе. Это особенно ярко проявилось в развязывании «Хезболлой» боевых действий против Израиля в июле 2006 года, а также в постоянно инспирируемых Тегераном обстрелах боевиками ХАМАСа объектов на территории еврейского государства. Иными словами, с помощью ХАМАСа и «Хезболлы» Тегеран способен самостийно решать вопросы войны и мира даже в суннитском секторе Ближнего Востока. Это новая реальность основательно работает на усиление взаимопонимания между Израилем и умеренными арабскими странами. Неудивительно, что в Израиле не подтверждают, но и не отрицают возможную причастность «Моссада» к ликвидации аль-Мабхуха, полагая, видимо, что устранение такой персоны будет встречено с пониманием в элитах умеренных арабских стран. Это уже вопрос «большой», хоть и в масштабе региона, политики. «Даже если это и была операция Израиля, в чем я, впрочем, не уверен, вряд ли она оказалась чисто израильской. Ахмадинежад и Хания (глава ХАМАСа в секторе Газа. — А. Ш.) сплотили против себя международную коалицию, и я не удивлюсь, если лет через 20—30 в этой операции обнаружатся следы других спецслужб», — прокомментировал происходящее отставной офицер «Моссада» Гат Шимрон.

Не убийство, а ликвидация

Маловероятно, что вопрос о «юридической чистоте» подобных операций по ликвидации в обозримом будущем будет как-то «приемлемо решен» международным сообществом. Требуемая западными демократиями формула «арест преступника, его вывоз в какую-то страну для справедливого суда» остается желанной, но в большинстве случаев нереалистичной (как, например, с аль-Мабхухом). Причин тому множество: и различное толкование термина «террорист», и нежелание одного государства вступать в открытое противостояние с другим или, как в этом же случае, с группировкой ХАМАСа через выдачу-невыдачу запрашиваемого лица, и т.д. Заметим, что понятие «международный терроризм» даже в США и России трактуется по-разному, а уж в арабских странах часто и вовсе по-иному: готовящийся в эмиратах ордер на арест израильского премьера — тому пример, ведь Нетаньяху пытаются обвинить в «государственном терроризме».

Уязвимость моральной позиции и громкие международные скандалы, неизбежно сопровождающие такого рода операции, стали причиной их официального запрета в США. Еще в 1976 году президент Форд объявил политические убийства вне закона, а в 1981 году Рональд Рейган подтвердил это указом президента 12333. Такой стала реакция на ряд событий, в том числе на причастность ЦРУ к перевороту в Чили в 1973 году. Но одно дело  — убийства политические, и другое — ликвидация террористов. В 1998 году президент Билл Клинтон начал ослаблять стандарты, а после 11 сентября 2001 года нападения на лидеров террористических группировок стали неотъемлемой частью американской стратегии. «Если бы аль-Мабхух был одним из верхушки «Аль-Каиды», то Белый дом наверняка опубликовал бы самодовольный пресс-релиз», — иронизирует газета The Washington Times. Израиль же не может себе позволить подобного бахвальства уже потому, что мгновенно навлечет на себя ответный удар с контролируемых террористами ХАМАСа и «Хезболлы» пограничных с ним территорий.

Итак, раз это неизбывный факт современной жизни, то чем «ликвидация террориста» должна отличаться от «политического убийства», чтобы свести к минимуму негативный резонанс и репутационные издержки государства? Первое: она должна стать последним средством нейтрализации лица, криминальная деятельность вооруженного характера которого представляет реальную угрозу для жизни многих невинных людей. Иными словами, это не должна быть операция по решению стратегических задач государства или его спецслужбы, а точечное мероприятие по устранению конкретной угрозы для жизни мирных граждан. Второе: скользкий вопрос о том, кого считать «опасным террористом», а кого нет, может быть урегулирован до определенной степени (но не полностью) посредством обмена информацией между спецслужбами разных государств при опоре на соответствующие международно-правовые нормы и инструменты. При согласованной информационной работе государств в этом плане возможность для обретения такими лицами убежища в других странах максимально сократится. Третье: решение о проведении такой операции не должно приниматься только начальниками спецслужбы без его одобрения политическим руководством страны. Четвертое: должны быть абсолютно исключены «побочные жертвы» в виде случайных мирных граждан.

Эти де-факто согласованные между разведсообществами принципы, разумеется, никогда не будут положены на бумагу, чтобы стать некоей корпоративной декларацией или современной «хартией сообществ плаща и кинжала». Допустить реально внесудебную расправу сегодня публично вряд ли решится какое-либо демократическое государство, если речь не идет о таких заклейменных террористах, как лидеры «Аль-Каиды». Но реализация упомянутых негласных принципов спецслужбами демократических государств более вероятна, чем государств авторитарных: при демократиях службисты пребывают под жестким контролем властей законодательной, исполнительной, да и судебной. В авторитарных странах такого рода решения, как правило, зависят от одного человека. Так что каждая спецслужба решает эти задачи по-своему: кто-то взрывает неочевидного «террориста» в Катаре, а вместе с ним и его сына; отравляет «предателя» в Лондоне, оставляя после себя шлейф из ядерного полония в гостиницах британской столицы, устраивает перестрелки на паркинге гостиницы Дубая, а кто-то с выверенной точностью и гарантией безопасности для посторонних ликвидирует общепризнанного террориста — в тиши его гостиничного номера в том же Дубае. И никто, заметим, не признается в содеянном. И все-таки, почувствуем разницу!

Александр Шумилин,
руководитель Центра анализа
ближневосточных конфликтов ИСКРАН,
специально для «Новой»

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera