Сюжеты

На бирже можно не только играть, но и заработать

Этот материал вышел в The New York Times (02.04.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Помните дневных трейдеров? Десять лет назад, в разгар помешательства на акциях высокотехнологичных компаний, когда биржа NASDAQ казалась казино, выиграть в котором могла даже обезьяна, они были вездесущи. Вы слушали очередной рассказ об...

Помните дневных трейдеров? Десять лет назад, в разгар помешательства на акциях высокотехнологичных компаний, когда биржа NASDAQ казалась казино, выиграть в котором могла даже обезьяна, они были вездесущи. Вы слушали очередной рассказ об этих парнях — почти все они были парнями — и думали: «Неужели этим действительно можно зарабатывать на жизнь? И если «да», то почему я все еще сижу на своей работе?».

Я не сомневаюсь, что вы давно не задавались такими вопросами. И, возможно, решили, что после двух катастроф — интернет-краха в начале десятилетия и нынешней великой рецессии — подвид «дневной трейдер» был занесен в Красную книгу и больше не водится в диких джунглях американского капитализма. Но некоторые мечты не умирают, и, похоже, одной из самых живучих является мечта обыграть рынок, сидя дома в трусах.

Или если вы — Энди Линдлофф, то в джинсах и черной клетчатой рубашке.

«Банки вот неплохо поднимаются, — говорит он, уставившись в экран компьютера. — Европейские банки растут, это может передаться нашим. Возможно, стоит последить за Bank of America».

49-летний Линдлофф сидит в гостиной своего дома в городе Энсинитас, Калифорния, известном как «рай серферов». Вокруг лежат игрушки его дочери.

С помощью телефонной гарнитуры он разговаривает со Стивом Гомесом, его партнером по Today Trader, интернет-компании, основанной два года назад, чтобы «помогать трейдерам добиваться успеха с помощью виртуальных технологий», как написано на ее сайте.

Компания берет с тех, кто хочет стать трейдером, $199 в месяц за возможность в реальном времени наблюдать за экраном Линдлоффа и слушать шутки, комментарии и советы, которыми все утро обмениваются они с Гомесом.

Услуга рекламируется как возможность заглянуть через «виртуальное плечо» двух биржевых трейдеров-ветеранов, но ничьего плеча тут не видно. Ощущение скорее такое, как если бы вы смотрели на панель инструментов реактивного самолета и подслушивали разговоры пилотов.

Когда открываются торги, в Сети находится 21 клиент компании. Это — передовой рубеж самодеятельных торгов. Today Trader и их конкуренты — небольшие компании, и клиентов у них немного. Но они взяли на вооружение все пути доступа к «коллективному разуму», существующие в Интернете 2010 года: YouTube, Twitter и услуги компаний вроде GotoMeeting, позволяющие проводить видеоконференции через Сеть.

На пользу им также идет всеобщее недовольство биржевиками. Крах конца 2008 — начала 2009 года стал жестоким ударом для многих. Даже те, кто не хотел рисковать и много лет назад вложил деньги в индексные фонды, оказались в проигрыше. Посмотрите на Standard & Poor’s 500, самый популярный индексный фонд: если в 1999 году вы вложили в него $1000, теперь у вас на счету чуть-чуть меньше.

Если во времена бума дневного трейдинга его девизом было «Если это могут делать профессионалы, то можем и мы», то девиз сегодняшнего дня: «Уж хуже профессионалов мы точно не сделаем».

«Считается, что частные инвесторы — идиоты, — говорит Говард Линдзон, соучредитель компании StockTwits, редактирующей фонтан подсказок и финансовых новостей, о которых пишут на Twitter 20 тысяч регулярных участников проекта. — Оказалось, что институциональные инвесторы интеллектом не блещут. Они со своим заемным капиталом чуть нас всех не потопили».

Как показывает опыт Линдлоффа, если вы хотите вступить в ряды дневных трейдеров, стоит пристегнуть ремни. До обеда он проводит 17 сделок, купив и продав около 44 000 акций. Начинает он неудачно, потеряв около $500. Но вовремя сделанная ставка на компанию Rackspace Hosting («Я не знаю, чем они занимаются», — комментирует он), а также быстрые вложения в Applied Materials, Eagle Bulk Shipping и пару других фирм изменяют положение к лучшему.

«Заработал $210», — говорит он, снимая микрофон с наушниками. С учетом комиссионных — $60.

Сложно сказать, сколько дневных трейдеров работает сейчас в США. Брокерские фирмы отслеживают деятельность и демографию своих клиентов, но они не очень готовы делиться этой информацией. Мы точно знаем, что дневные трейдеры, как правило, мужчины и что, по данным брокерской фирмы Charles Schwab, количество сделок на $100 000 клиентских денег составляет чуть меньше половины от уровня 2000 года.

Даже эта цифра кажется завышенной.

Гомес и Линдлофф — одни из немногих, кто начал заниматься дневным трейдингом еще в конце 90-х. Многие годы Гомес работал менеджером на складе индивидуального хранения, но не мог устоять перед соблазном в рабочее время торговать на товарной бирже. Линдлофф несколько лет работал в автосалоне Isuzu, а затем пытался продавать услуги брокерской фирмы Edward Jones, перемещаясь от двери к двери. Он уволился через три месяца.

«Я знал, что хочу заниматься трейдингом», — говорит он.

Насколько они успешны? Линдлофф, который, по словам Гомеса, более талантлив, чем его партнер, говорит, что в среднем в последние 10 лет зарабатывал от $100 000 до $120 000 в год, даже в разгар кризиса. При небольших расходах он живет без проблем, хотя и не сказать чтобы роскошно.

«По сути, у меня на торговом счету каждый день от $80 000 до 100 000, — говорит он, — и я беру деньги на жизнь с того же счета».

Это, конечно, успех, который идет вопреки законам вероятности. Огромное количество исследований приходят к одному и тому же выводу: трейдинг вреден для вашего финансового здоровья. Количество проигравших значительно превышает количество успешных трейдеров.

Насколько больше людей проигрывает, чем выигрывает, показывает пока неопубликованная статья о результатах одного из самых подробных исследований трейдинга, проведенного на Тайване. (Эта страна идеальна для таких исследований, так как вся биржевая торговля идет через Тайваньскую фондовую биржу, которая открыто предоставляет информацию о себе). Авторы статьи просмотрели миллионы сделок, заключенных в период с 1992 по 2006 год, и обнаружили, что 80% активных трейдеров остались в убытке.

«Более того, глядя на предыдущие сделки этих трейдеров, мы обнаружили, что всего 1% из них можно было бы назвать предсказуемо успешными», — говорит соавтор статьи, преподаватель финансов в Калифорнийском университете в Дэвисе Брэд Барбер. Остальным, похоже, просто временно везло. Даже те, кто добился небольшого успеха, обнаружили, что их прибыль съели операционные сборы вроде комиссионных и налогов.

«Зарабатывать на жизнь трейдингом, в принципе, можно, — продолжает Барбер. — Есть небольшая прослойка тех, кто действительно талантлив. И все думают, что они попадут в этот один процент». Так почему же люди продолжают пытаться работать трейдерами?

«Это называется поиск острых ощущений», — говорит Херш Шефрин, преподаватель поведенческих финансов в Университете Санта-Клары, штат Калифорния, и автор книги о психологии инвесторов «За порогом жадности и страха». К тому же, говорит он, «людям просто нравится процесс».

Дэвид Сегал

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera