Сюжеты

Терактам придается статус

Взрывы в Кизляре: привычно, примитивно, кроваво

Этот материал вышел в № 34 от 2 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В среду в дагестанском городе Кизляре прогремели два взрыва. По последним данным, погибли 12, ранены 28 человек. Большинство погибших и пострадавших — сотрудники милиции. Президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин...

В среду в дагестанском городе Кизляре прогремели два взрыва. По последним данным, погибли 12, ранены 28 человек. Большинство погибших и пострадавших — сотрудники милиции.

Президент России Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин называют дагестанские взрывы продолжением терактов в московском метро и в один голос утверждают:  «это звенья одной цепи».

По рассказам очевидцев, около восьми утра к шлагбауму городского отделения милиции города Кизляра подъехал автомобиль «Нива» с милицейскими знаками — на кузов были нанесены сине-оранжевые полоски, а за рулем автомобиля сидел мужчина в милицейской форме. На территорию ГОВД его не пропустили. Однако сотрудникам милиции показалось странным, что автомобиль, в салоне которого находился один человек, заметно просел, а значит, был чем-то перегружен. Поэтому они решили все же догнать машину проверить документы у водителя. Когда же сотрудники милиции на служебных автомобилях настигли «Ниву» и попытались проверить документы, машина взорвалась. Помимо смертника на месте погибли два инспектора ДПС и случайная прохожая.

Как впоследствии установили специалисты, мощность взрыва составила 200 килограммов в тротиловом эквиваленте. «Взрыв был такой силы, что «Нива» превратилась в бесформенную груду металла, милицейские машины полностью выгорели, а фрагменты тел находили в радиусе 100 метров», — рассказывают местные жители.

 Примерно через полчаса, когда на место взрыва прибыли следственная группа, кареты «скорой помощи», пожарные и начались следственные действия, в толпе раздался второй взрыв. Его мощность составила около килограмма в тротиловом эквиваленте.

По этому сценарию проходили многие теракты в Дагестане: первый взрыв привлекает правоохранителей, и спустя небольшое время рядом происходит второй взрыв.

Взорвался молодой мужчина в форме старшего лейтенанта милиции. Причем, как рассказывают очевидцы, это был местный житель, 21-летний безработный Дауд Магомедов (ранее в СМИ фигурировал другой человек по фамилии Джабраилов, что неверно.И.Г.), которого многие знали в лицо. Этот Магомедов стоял на учете как ваххабит и наркоман. В толпе на него обратили внимание только потому, что одет он был в китель старшего лейтенанта милиции. «Его несколько раз отгоняли от места взрыва», — рассказал один из очевидцев. Однако когда молодому человеку удалось вплотную приблизиться к начальнику Кизлярского РОВД Виталию Ведерникову, он привел в действие взрывное устройство. Полковник Ведерников, а также еще семеро сотрудников милиции погибли на месте.

Виталий Ведерников, русский, в Дагестан не был прикомандирован. Он был местный, кизлярский, всю жизнь служил в родном городе. В отличие от многих дагестанских коллег, Ведерников не был замечен в зверствах. Случившийся теракт стал первым и последним за время работы Ведерникова в должности начальника РОВД. Последнее столь же крупное ЧП здесь случилось 9 мая 1996 года, во время нападения банды Радуева на Кизляр.

По последним данным, в среду в результате теракта помимо смертников погибли 10 человек, 28 получили ранения. Большинство пострадавших — сотрудники правоохранительных органов.

Спустя несколько часов после событий в Дагестане Владимир Путин и Дмитрий Медведев заявили, что это не просто взрывы в Кизляре, а продолжение московских терактов и «преступление против всей России». Что фактически придало кизлярским взрывам статус федеральных. Однако дагестанские ситуацию в Кизляре рассматривают как локальную.

 «Уже можно сказать, что кизлярский теракт очень напоминает подрывы назрановского ГОВД в конце прошлого года и базы ГИБДД в Махачкале — в начале этого, в результате которых погибло и пострадало свыше сотни милиционеров, — говорит один из работников дагестанской милиции. — Однако этим терактам почему-то не присваивали статус федеральных. Но если сейчас дана такая установка из Москвы, то пусть будет так».

Действительно, кизлярские теракты были проведены по уже ставшей «классической» для Северного Кавказа, и в частности Дагестана, схеме.

Во-первых, очевидно, что взрывы были направлены сугубо против сотрудников правоохранительных органов, а не против мирных жителей, как в Москве. И уж тем более не против школьников, как предположил министр внутренних дел Рашид Нургалиев, хотя бы потому, что в гимназии №1, находящейся рядом с ГОВД, детей не было. 31 марта — последний день школьных каникул.

Во-вторых, смертник пытался проехать на территорию ГОВД в час, когда идет утренний развод личного состава (как в Назрани и Махачкале). Как предполагают сотрудники милиции, водитель не протаранил шлагбаум только потому, что до самого задания оставалось довольно приличное расстояние. Видимо, поэтому водитель решил объехать ГОВД с другой стороны, где есть еще один въезд на территорию.

И третье обстоятельство: машина была начинена взрывчаткой, состоящей из смеси селитры и алюминиевой пудры, — «традиционной» взрывчатой смеси, используемой при терактах на Кавказе.

Только за последние три месяца в Дагестане, по неполным данным, произошло свыше 15 взрывов и перестрелок. (Прошлой ночью, к слову, в Хасавюртовском районе произошел еще один подрыв автомобиля, погибли два человека.) Взрывы происходят не где-нибудь в горных массивах, а на центральных улицах городов и селений. И это не считая спецопераций, проводимых силовиками, где также гибнут мирные жители. К сожалению, в этом ряду кизлярские взрывы скорее местная повседневность, чем событие, которое заставит еще раз вздрогнуть всю страну.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera