Сюжеты

Вертолеты помогли одному человеку

Воздушная «скорая» пока уступает наземной. Репортаж с больничной площадки

Этот материал вышел в № 34 от 2 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Глава МЧС России Сергей Шойгу предложил оборудовать крупнейшие московские больницы вертолетными площадками, объявив, что для таких мегаполисов, как Москва, посадочные площадки необходимы «минимум в пяти-семи клиниках, куда можно доставлять...

Глава МЧС России Сергей Шойгу предложил оборудовать крупнейшие московские больницы вертолетными площадками, объявив, что для таких мегаполисов, как Москва, посадочные площадки необходимы «минимум в пяти-семи клиниках, куда можно доставлять пострадавших с различными травмами».

Предложение уже поддержали столичные власти. Руководитель департамента транспорта и связи Москвы Василий Кичеджи объявил, что «главное — взяться за дело, а разговоры о том, что в мегаполисах нельзя из-за линий электропередач и высотных строений организовать вертолетные площадки, миф».

Сейчас, по подсчетам «Новой», эта здравая идея реализована только в шести московских больницах, где уже есть вертолетные площадки. По официальному заявлению МЧС, в две из них — городские клинические больницы №71 и №36 — вертолетами эвакуировали в понедельник пострадавших во время терактов в метро. Для этого были задействованы два санитарных вертолета ВК-117 Государственного унитарного Московского авиационного центра (МАЦ).

«Авиация показала себя с лучшей стороны, — заявил Сергей Шойгу в интервью телеканалу «Россия 24». — Особых претензий к выполнению плана у меня нет. В целом все сработали оперативно».

Чтобы увидеть оперативную работу авиации, было достаточно включить телевизор. Федеральные каналы несколько раз показали видеозаписи, на которых вертолет с символикой МЧС приземляется на Лубянскую площадь, а в другой вертолет грузят раненного на «Парке культуры» мужчину. На этом, правда, видеозаписи заканчивались, но пресс-служба МЧС сообщала, что два вертолета МАЦ снуют между больницами и взорванными станциями метро, эвакуируя самых тяжелых больных. Это же повторили большинство СМИ.

Однако корреспонденты «Новой», дежурившие на местах терактов, видели, как вертолет МАЦ прилетел к «Парку культуры». Это произошло через полчаса после теракта, и эвакуировал он только одного больного.

На Лубянке авиация показала себя, возможно, с лучшей стороны, но через полтора часа после взрыва. К тому времени всех раненых уже развезли по больницам на «скорой», поэтому вертолет красиво опустился на площадь, постоял минут 20 — и так же красиво улетел.

Не поверив своим глазам, мы отправилась к начальнику Московского авиационного центра Радику Асыльбаеву. Он вызвался отвезти корреспондента «Новой» на вертолетную площадку в больницу №71 — туда, куда поступали раненные на «Парке культуры», — и рассказать о работе на терактах.

— Когда ваши вертолеты прилетели к станциям метро? — спросила я.

— Я вам сейчас все расскажу, — доброжелательно начал Радик Асыльбаев. — Наш Московский авиационный центр был создан распоряжением Юрия Михайловича Лужкова от 13 мая 2003 года. В нашем парке семь вертолетов типов ВК-117С2, КА-32А, Ми-26Т. Давайте блокнот, я вам названия запишу.

— А когда вы на теракт-то прилетели?

— Один из самолетов нашего центра каждый день дежурит на вертолетной площадке больницы №15, — продолжил Асыльбаев.

— Во сколько начинается дежурство?

— Второй вертолет был вызван с подмосковного аэродрома Астафьево, где мы базируемся. Полет оттуда в центр Москвы занимает 15 минут, — гнул свое Асыльбаев.

Я решила зайти с другой стороны.

— Сколько пострадавших вы эвакуировали?

— Ой, много. Больные были тяжелые. Те, что тяжелые, — те все наши.

— Но сколько их было?

— Ну что вы меня спрашиваете? Мы разве считаем? Наше дело спасать, а не считать.

Я сдалась и попросила у Радика Асыльбаева визитку — чтобы правильно назвать его должность в статье.

— На меня не ссылайтесь, — вдруг возмутился Асыльбаев. — Вот у нас Кулагин Владимир Витальевич, заместитель директора центра. Напишите, что это все он вам сказал.

После меня пришла очередь съемочной группы телеканала «Вести-24». Корреспондент хотел сделать сюжет о героической работе спасателей, эвакуировавшей тяжелораненых.

Телевизионщикам вывели Кулагина.

— Можно поговорить с пилотами? — спросила корреспондент.

— Ну что вы, они на теракте целый день работали, теперь отдыхают, — пожал плечами Асыльбаев.

— А кто вчера летал? — спросила я стоящего в сторонке мужчину в летной куртке.

— Да я летал, — спокойно сказал он. – Мы около «Парка культуры» были, мужчину забрали, очень тяжелого. Он в сознании был, но лицо обожжено, осколки по всему телу, в крови. Наш врач обезболивание сделал, и мы его в больницу передали, тут лететь несколько минут всего. Почему одного?.. Ну, сколько сказали.

— Он выжил, не знаете?

Пилот вдруг смущенно улыбнулся:

— Жив, жив! Мы узнавали. Наш реаниматолог всегда узнает про всех, кого мы везем. Как же не узнать?!

Телевизионщики поставили Кулагина на фоне новенького вертолета.

— Расскажите о вашей работе в день теракта, — попросила корреспондент.

— Наш Московский авиационный центр был создан распоряжением Юрия Михайловича Лужкова… — начал знакомый текст Владимир Кулагин. Стоящий рядом Радик Асыльбаев внимательно слушал подчиненного.

— …От «Парка культуры» вертолет доставлял раненых в 71-ю больницу, от «Лубянки» — в 36-ю, — как по писаному говорил Кулагин. — Когда вертолет прилетел к метро спустя 30 минут после взрыва…

И тут Асыльбаев взорвался.

— Ты что такое говоришь? Какие 30 минут?! — закричал он. — Выключите камеру! Сотрите запись! Не сметь давать это в эфир! А ты что ляпнул? — это уже Кулагину. — Вроде нормального человека выбрал, и он туда же. Я тебя чему учил?! Все, съемка закончена.

— Можно вас на минуту? — корреспондент «Вестей» отвела Радика Асыльбаева в сторону и долго в чем-то убеждала. Вернулся он успокоенный.

— Вы, главное, скажите, что сработали оперативно и эффективно, — объяснила корреспондент Кулагину. — А сроки, цифры… это нам все не нужно.

Кулагин вновь встал перед камерой, поправил галстук, утер пот со лба.

— Значит, в день теракта… — подбодрила корреспондент.

— Наш центр был создан распоряжением Юрия Михайловича Лужкова от 13 мая 2003 года, — Кулагин на всякий случай начал сначала. — В день теракта мы сработали оперативно и эффективно…— и интервью покатилось без пробуксовок.

После него Кулагин попытался сесть в машину телевизионщиков, чтобы лично отправиться в «Останкино». Увы, его не взяли.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera